Единоборства и пауэрлифтинг


Интервью с Николаем Виткевичем. Часть 1. Единоборства и пауэрлифтинг

Сегодня гость «ЖЕЛЕЗНОГО МИРА» крайне разносторонний человек, вице-президент РАА, генеральный секретарь WAA, главный редактор интернет-журнала "Силовой спорт и спортивное питание", МСМК по жиму лежа WPC Николай Виткевич. И  это только маленькая часть его официальных должностей и спортивных званий. Работоспособность его просто поражает. Каким образом Николаю удавалось совмещать, казалось бы, несовместимые спортивные дисциплины, и сейчас работать функционером, тренером и судьей сразу в нескольких областях силовых видов спорта, мы и попросили рассказать нашего собеседника.

ЖЕЛЕЗНЫЙ МИР: Здравствуйте, Николай. Я знаю, что за свою жизнь Вы занимались разными силовыми видами спорта и во многих достигли успеха и как спортсмен, и как спортивный функционер. С какого вида спорта Вы все-таки начали свою спортивную эпопею?Николай Виткевич: Здравствуйте, Андрей. Может сейчас это и покажется странным, но свой путь в спорт я начал с шахмат. Вообще, мне 48-ой год, из них 42 года я выступаю в соревнованиях. В шахматный клуб меня привел мой отец - Виткевич Николай Дмитриевич, который научил меня играть в шахматы и потом поддерживал все мои спортивные увлечения. Например, родители разрешили мне позже иметь дома около тонны железа, начиная с двух штанг и до полного набора гирь и ядер. Я мало что помню о первых соревнованиях, они были среди таких же, как я, «серьезных» шахматистов. Все было по-настоящему, с часами и сеткой турнира. И, по-моему, всех наградили призами. В шахматы потом я иногда играл и в школе (стал чемпионом школы), и во время службы в армии. Армейские шахматы (маленькие туристские) тоже прислал мне отец вместе с хорошим складным ножом и часами. Все это благополучно служило вместе со мной и потом вернулось домой.

Ж. М.: Вот это действительно неожиданно! Расскажите о своих успехах на этом поприще. Как с шахмат Вы перешли на силовые виды спорта?Н. В.: История классическая. Я до седьмого класса был типичным очкариком, которому начитанность и успехи в шахматах совершенно не помогали на улице. И когда я в очередной раз получил от более старших ребят (пролетарские районы Брянска - это не место для сантиментов), то понял, что надо что-то делать. У нас дома были подшивки журнала «Наука и жизнь» за многие годы, и в них были рассказы о силачах прошлого. Я сделал вывод, в каком направлении нужно двигаться дальше. Сначала, будучи в седьмом классе, я пошел в легкоатлетический манеж в секцию метания к известному брянскому тренеру Олегу Митичеву. Метателя из меня не получилось, так как я был слишком маленьким и самым легким в секции, всегда занимал последнее место во всех соревнованиях. Некоторые мои сверстники там были на голову выше и весили в районе ста килограммов. Но зато подготовка метателей является одной из самых разносторонних, и я там вполне прилично накачался. Старт был с печальных 53 кг собственного веса при росте 173 см и умопомрачительных силовых результатов: жим лежа - 40 кг, приседания со штангой на плечах - 55 кг, подтягивания - 1 раз. Через год я прибавил больше 10 кг собственного веса, подтягивался 22 раза, но все равно для метателя это было слишком мало, и, посоветовавшись с тренером, я пошел в силовые виды, в подвальные качалки, и потом, в десятом классе, - в секцию тяжелой атлетики к прекрасному тренеру и человеку - мастеру спорта СССР Валерию Дорофееву (ныне, к сожалению, покойному). В десятом классе я уже рвал 90 кг, толкал 115 кг, жал лежа 110 кг, приседал 170 кг и тянул 180 кг. Все равно, если бы тогда мне сказали, что настанет время, когда у меня рабочими весами будут жимы за 200 и приседания и тяги за 300, я бы сильно удивился.

Ж. М.: Какие наиболее памятные достижения были у Вас в гиревом спорте и тяжелой атлетике?Н. В.: В 1982 году нас отправили от секции ТА выступать на чемпионат Брянской области и первые соревнования «Богатыри России» по гиревому спорту. Я умел обращаться с гирями, поскольку осваивал трюки с жонглированием гирями и ядрами (как в старых журналах), хотел даже одно время стать силовым жонглером в цирке и сделал устройство с цепями (из самых толстых цепных собачьих поводков), подражая Александру Зассу, и тренировался, пока цепи не порвались. Эти соревнования были одними из первых в области, и на них собирали крепких ребят из разных видов спорта – борцов, тяжелоатлетов и т. д., поскольку гиревой спорт тогда культивировался у нас только в обществе «Урожай». Неожиданно для себя я стал победителем этих соревнований только за счет своей разносторонней подготовки. Тогда правила были совсем другие – троеборье: жим одной рукой, толчок двумя и рывок по сумме левой и правой. Выжал я не очень хорошо и был далеко от призовой тройки. После толчка уже шел вторым, а в рывке все-таки обошел основного конкурента. С этих соревнований у меня остался уникальный значок, сейчас таких почти ни у кого нет. По тяжелой атлетике я выступал на юниорских соревнованиях областного уровня, попадал в призеры, уровень тяжелой атлетики и конкуренция тогда были невероятными. «Взрослый»  чемпион области по уровню ненамного отличался от участников чемпионата мира, которых показывали по телевизору. Тогда в Брянске тренировались и выступали такие выдающиеся спортсмены, как МСМК СССР Виктор Марусов и Юрий Шевцов, а также многие другие.

Ж. М.: Многие Вас знают как специалиста по единоборствам. Когда Вы начали осваивать это направление?Н. В.: Специалистом в этой сфере я себя никогда не считал, но в наше время в любой качалке висел тяжелый мешок, и настоящий подвальный качок, каким я и был, должен был доказывать свою спортивную состоятельность и на улицах. Мечтой любого мальчишки - немыслимой вершиной - было КАРАТЕ, и, конечно, все пробовали заниматься им, по крайней мере, нам так казалось. У меня в комнате висели фотографии силачей и каратистов из иностранных журналов - те, что удавалось достать. Была там и фотография огромного каратиста в атаке. Она сильно впечатлила меня. Я тогда не знал, что на этой фотографии изображен легендарный мастер Ион Блюминг, и если бы кто-то сказал, что мне посчастливится с ним познакомиться, то я бы вряд ли поверил, поскольку это бы было для меня больше, чем чудо. К армии готовились, думали, что там это нужно в первую очередь. Каждое утро в 6:00 подъем. Ногами на школьном дворе махали друг по другу, бегали кроссы, качались, подъем переворотом 20 раз на скорость, гири, штанга, спичечный коробок до полного шпагата, 5,5 секунд подъем на канат из положения сидя, 500 раз пресс из положения лежа в сидя (ноги под комод), кулаками по стопке газет, пока притолока не рухнула… Любую статью мне и моим друзьям помогал перевести отец, который владел восемнадцатью иностранными языками. Благодаря ему я и начал выписывать ГДР-овский журнал «Швератлет» , откуда черпал информацию по силовым видам, и в том числе по пауэрлифтингу, еще задолго до того, как это слово появилось в СССР.

Ж. М.: Получалось ли совмещать единоборства с пауэрлифтингом? Многие считают это несовместимыми дисциплинами.Н. В.: Совмещать можно и нужно, но только надо решить, что для вас является основным, а что вспомогательным. В любом реально контактном виде без силы бойцу делать совершенно нечего, и он должен заниматься и пауэрлифтингом совместно с тяжелой атлетикой (несколько измененными) как базовой силовой подготовкой, и СФП, и ОФП, и функциональной тренировкой с отягощениями. Я написал для единоборцев программы занятий силовой подготовкой, и они с успехом пошли в народ. Негативные моменты для бойцов, которые приписываются к занятиям силовой, на самом деле связаны с тем, что средства силового тренинга в единоборствах многие тренеры используют неправильно и не согласуют их с основными направлениями в тренировках. Для тех, кто профессионально занимается пауэрлифтингом и другими силовыми видами, единоборства - отличное дополнительное средство для тренировки сердечно-сосудистой и дыхательной систем, развития гибкости, подвижности и отличный отдых в межсезонье. Одновременно принять участие в соревнованиях и там и там не получится, слишком разная подготовка. Я имею негативный опыт того, когда, готовясь к пауэрлифтингу, я решил вдруг выступить в единоборствах и жестко проиграл нокаутом, поскольку не мог быстро двигаться. С тех пор я точно знаю, что лучше всего мне выступать в пауэрлифтинге, если я вешу за 120 кг, а в единоборствах - с весом до 105 кг.

Ж. М.: Николай, Вы имеете черный пояс по карате Кёкусин Будокай и коричневый пояс по танто-дзюцу. Также Вы выступали в боях без правил. Какое направление боевых искусств для Вас все-таки ближе?Н. В.: Я считаю, что неправильно делить единоборства и тем более боевые искусства. Это всё разные ответвления единого целого. Если говорить о соревнованиях, то есть различия в правилах и экипировке, они и задают все остальные различия и тренировочных подходах, и методике, и разрешенным техникам. Кёкусин Будокай Каратэ (яп. 極真武道会空手) - стиль, созданный мастером боевых искусств Йоном Блюмингом 10 Дан (Голландия), как сплав контактного карате и дзюдо, является универсальным стилем боя, одним из первых в мире видов ММА, который продолжает развиваться и обогащаться техниками других направлений боевых искусств, таких, как BJJ (бразильское джиу-джитсу), муай тай (тайский бокс), грэплинг, самбо и др. IBK в России возглавляют Сергей Бадюк и Юрий Федоришен. Раздел IBK ALL ROUND - это и есть те же самые бои без правил, которыми я начал заниматься в Брянске в 1998-2002 годах, только в одежде. Конечно, ММА за это время проделали огромный путь развития, и нынешний их уровень далеко ушел от тогдашних подпольных и полуофициальных соревнований. Кстати, мне не нравится, как эта тема представляется некоторыми далекими от темы журналистами, насмотревшимися голливудских фильмов. У нас все было корректно, организовано людьми, искренне и бескорыстно занимающимися БИ. Никаких боев по ночам, при свете фар машин лидеров криминальных группировок, после которых зарывали трупы, не было. Приезжали единомышленники из разных мест и проверяли, чье направление ближе к реальности. Было жестко, но честно. Кстати, все участники первых наших боев без правил живы, здоровы и до сих пор тренируются и выступают, а первый чемпион Брянска по боям без правил Эдуард Широбоков сейчас является главным тренером федерации ММА России. Если говорить именно о БИ, их нельзя представить без работы с оружием. Меня всегда интересовала сугубо практическая сторона, поэтому я не тренировался с экзотическим историческим оружием, а ножевой бой КОИ (танто-дзютцу) в том виде, в котором его развил Андрей Кочергин, - это очень реальная школа, где нет ни весовых категорий, ни серьезной защиты, ни значительных ограничений по разрешенной технике. Я много находился в Москве по работе, и там контактное карате и ножевой бой сильно продвинули Тарас Кияшко и Николай Ежелев под руководством выдающегося мастера с Украины Виталия Кушнирика. Я выступал в первых чемпионатах КОИ, когда правила были наиболее жесткими. Мой лучший результат по танто-дзюцу – третье место на чемпионате Москвы, где было больше двадцати участников. Виталия Богдановича уже нет с нами, но его вклад в развитие прикладного карате трудно переоценить. Кстати, и первые дан-тесты ИБК в России включали в себя и поединки с ножом по правилам танто- дзюцу Koi no takinobori ryu (IUKKK).

Ж. М.: Расскажите о своих достижениях в пауэрлифтинге IPF.Н. В.: Мы в Брянске провели под руководством тренера СК «Сталь», мастера спорта СССР по тяжелой атлетике Михаила Руденко первый, документально подтвержденный чемпионат именно по силовому троеборью на территории России 17 февраля 1987 года. Хотя уважаемый историк пауэрлифтинга Б. И. Шейко дает другую информацию по этому поводу и не считает наш турнир первым, он не смог, в отличие от меня, подтвердить свою версию документами. Я также принимал участие в организации этого турнира и стал его призером. Позднее появилась структура федерации в СССР, а после развала СССР, в России, и она вошла в ИПФ. Я бронзовый призер чемпионата Москвы по пауэрлифтингу 1997 г., многократный чемпион и победитель Кубков Брянской области 1993-2003 гг., мастер спорта России по пауэрлифтингу. Когда я работал в Москве, то тренировался и выступал в легендарном клубе «Мускул-Спорт» Игоря Завьялова, где каждый из спортсменов клуба - это и имя, и легенда в пауэрлифтинге: А. Дунаев, Е. Грачев, А. Шароватов, Ю. Фомин, А. Маланичев.  

Ж. М.: Почему Вы решили перейти в WPC?Н. В.: Точнее будет рассказать, почему я решил принять участие в создании структуры WPC в России. Я всегда с большим уважением относился к спортсменам и тренерам ИПФ и их достижениям, но поскольку часто был не только спортсменом, но и организатором, я понимал, что нельзя так относиться к проведению соревнований и к спортсменам и пытался донести это понимание до Богачева и других тогдашних руководителей ИПФ, но не был услышан и понят. Достаточно вспомнить, что когда я ездил выполнять норматив МС, пришлось больше думать не о результате, а о том, чтобы не провалиться в дыру на помосте… Я также не был согласен с отношением к спортсменам как к расходному материалу и считал и считаю процедуру забора допинг-проб унизительной и нарушающей права человека. И не потому, что я не мог ее пройти (я показывал результаты на уровне МС на протяжении нескольких лет, не употребляя ничего запрещенного, и все это знали), а в принципе. Время диктовало необходимость создания альтернативы. Я осуществил регистрацию WPC как юридического лица, придумал жизнеспособную схему ее работы и ряд новшеств, например, альтернативную ЕВСК систему званий и др. Все это потом было перенято и растиражировано всеми независимыми федерациями (иногда в сильно искаженном виде), и все это работает до настоящего времени, хотя некоторые моменты устарели юридически. Независимый пауэрлифтинг не только поднял планку проведения и менеджмента соревнований, но и повлиял на ИПФ, которой тоже пришлось меняться. Там же, в ранней WPC, создался основной костяк единомышленников, которые и сейчас успешно развивают независимый пауэрлифтинг в России. Правда, из-за ошибок и недальновидности Устинова большая часть успешных организаторов сейчас ушла из WPC и собралась под знаменами НАП и IPA.

Продолжение следует.

www.ironworld.ru

Интервью с Николаем Виткевичем. Часть 1. Единоборства и пауэрлифтинг

И  это только маленькая часть его официальных должностей и спортивных званий. Работоспособность его просто поражает. Каким образом Николаю удавалось совмещать, казалось бы, несовместимые спортивные дисциплины, и сейчас работать функционером, тренером и судьей сразу в нескольких областях силовых видов спорта, мы и попросили рассказать нашего собеседника. 

ЖЕЛЕЗНЫЙ МИР: Здравствуйте, Николай. Я знаю, что за свою жизнь Вы занимались разными силовыми видами спорта и во многих достигли успеха и как спортсмен, и как спортивный функционер. С какого вида спорта Вы все-таки начали свою спортивную эпопею? 

Николай Виткевич: Здравствуйте, Андрей. Может сейчас это и покажется странным, но свой путь в спорт я начал с шахмат. Вообще, мне 48-ой год, из них 42 года я выступаю в соревнованиях. В шахматный клуб меня привел мой отец - Виткевич Николай Дмитриевич, который научил меня играть в шахматы и потом поддерживал все мои спортивные увлечения. Например, родители разрешили мне позже иметь дома около тонны железа, начиная с двух штанг и до полного набора гирь и ядер. Я мало что помню о первых соревнованиях, они были среди таких же, как я, «серьезных» шахматистов. Все было по-настоящему, с часами и сеткой турнира. И, по-моему, всех наградили призами. В шахматы потом я иногда играл и в школе (стал чемпионом школы), и во время службы в армии. Армейские шахматы (маленькие туристские) тоже прислал мне отец вместе с хорошим складным ножом и часами. Все это благополучно служило вместе со мной и потом вернулось домой. 

Ж. М.: Вот это действительно неожиданно! Расскажите о своих успехах на этом поприще. Как с шахмат Вы перешли на силовые виды спорта? 

Н. В.: История классическая. Я до седьмого класса был типичным очкариком, которому начитанность и успехи в шахматах совершенно не помогали на улице. И когда я в очередной раз получил от более старших ребят (пролетарские районы Брянска - это не место для сантиментов), то понял, что надо что-то делать. У нас дома были подшивки журнала «Наука и жизнь» за многие годы, и в них были рассказы о силачах прошлого. Я сделал вывод, в каком направлении нужно двигаться дальше. Сначала, будучи в седьмом классе, я пошел в легкоатлетический манеж в секцию метания к известному брянскому тренеру Олегу Митичеву. Метателя из меня не получилось, так как я был слишком маленьким и самым легким в секции, всегда занимал последнее место во всех соревнованиях. Некоторые мои сверстники там были на голову выше и весили в районе ста килограммов. Но зато подготовка метателей является одной из самых разносторонних, и я там вполне прилично накачался. Старт был с печальных 53 кг собственного веса при росте 173 см и умопомрачительных силовых результатов: жим лежа - 40 кг, приседания со штангой на плечах - 55 кг, подтягивания - 1 раз. Через год я прибавил больше 10 кг собственного веса, подтягивался 22 раза, но все равно для метателя это было слишком мало, и, посоветовавшись с тренером, я пошел в силовые виды, в подвальные качалки, и потом, в десятом классе, - в секцию тяжелой атлетики к прекрасному тренеру и человеку - мастеру спорта СССР Валерию Дорофееву (ныне, к сожалению, покойному). В десятом классе я уже рвал 90 кг, толкал 115 кг, жал лежа 110 кг, приседал 170 кг и тянул 180 кг. Все равно, если бы тогда мне сказали, что настанет время, когда у меня рабочими весами будут жимы за 200 и приседания и тяги за 300, я бы сильно удивился. 

Ж. М.: Какие наиболее памятные достижения были у Вас в гиревом спорте и тяжелой атлетике? 

Н. В.: В 1982 году нас отправили от секции ТА выступать на чемпионат Брянской области и первые соревнования «Богатыри России» по гиревому спорту. Я умел обращаться с гирями, поскольку осваивал трюки с жонглированием гирями и ядрами (как в старых журналах), хотел даже одно время стать силовым жонглером в цирке и сделал устройство с цепями (из самых толстых цепных собачьих поводков), подражая Александру Зассу, и тренировался, пока цепи не порвались. Эти соревнования были одними из первых в области, и на них собирали крепких ребят из разных видов спорта – борцов, тяжелоатлетов и т. д., поскольку гиревой спорт тогда культивировался у нас только в обществе «Урожай». Неожиданно для себя я стал победителем этих соревнований только за счет своей разносторонней подготовки. Тогда правила были совсем другие – троеборье: жим одной рукой, толчок двумя и рывок по сумме левой и правой. Выжал я не очень хорошо и был далеко от призовой тройки. После толчка уже шел вторым, а в рывке все-таки обошел основного конкурента. С этих соревнований у меня остался уникальный значок, сейчас таких почти ни у кого нет. По тяжелой атлетике я выступал на юниорских соревнованиях областного уровня, попадал в призеры, уровень тяжелой атлетики и конкуренция тогда были невероятными. «Взрослый»  чемпион области по уровню ненамного отличался от участников чемпионата мира, которых показывали по телевизору. Тогда в Брянске тренировались и выступали такие выдающиеся спортсмены, как МСМК СССР Виктор Марусов и Юрий Шевцов, а также многие другие.

Ж. М.: Многие Вас знают как специалиста по единоборствам. Когда Вы начали осваивать это направление? 

Н. В.: Специалистом в этой сфере я себя никогда не считал, но в наше время в любой качалке висел тяжелый мешок, и настоящий подвальный качок, каким я и был, должен был доказывать свою спортивную состоятельность и на улицах. Мечтой любого мальчишки - немыслимой вершиной - было КАРАТЕ, и, конечно, все пробовали заниматься им, по крайней мере, нам так казалось. У меня в комнате висели фотографии силачей и каратистов из иностранных журналов - те, что удавалось достать. Была там и фотография огромного каратиста в атаке. Она сильно впечатлила меня. Я тогда не знал, что на этой фотографии изображен легендарный мастер Ион Блюминг, и если бы кто-то сказал, что мне посчастливится с ним познакомиться, то я бы вряд ли поверил, поскольку это бы было для меня больше, чем чудо. К армии готовились, думали, что там это нужно в первую очередь. Каждое утро в 6:00 подъем. Ногами на школьном дворе махали друг по другу, бегали кроссы, качались, подъем переворотом 20 раз на скорость, гири, штанга, спичечный коробок до полного шпагата, 5,5 секунд подъем на канат из положения сидя, 500 раз пресс из положения лежа в сидя (ноги под комод), кулаками по стопке газет, пока притолока не рухнула… Любую статью мне и моим друзьям помогал перевести отец, который владел восемнадцатью иностранными языками. Благодаря ему я и начал выписывать ГДР-овский журнал «Швератлет» , откуда черпал информацию по силовым видам, и в том числе по пауэрлифтингу, еще задолго до того, как это слово появилось в СССР. 

Ж. М.: Получалось ли совмещать единоборства с пауэрлифтингом? Многие считают это несовместимыми дисциплинами. 

Н. В.: Совмещать можно и нужно, но только надо решить, что для вас является основным, а что вспомогательным. В любом реально контактном виде без силы бойцу делать совершенно нечего, и он должен заниматься и пауэрлифтингом совместно с тяжелой атлетикой (несколько измененными) как базовой силовой подготовкой, и СФП, и ОФП, и функциональной тренировкой с отягощениями. Я написал для единоборцев программы занятий силовой подготовкой, и они с успехом пошли в народ. Негативные моменты для бойцов, которые приписываются к занятиям силовой, на самом деле связаны с тем, что средства силового тренинга в единоборствах многие тренеры используют неправильно и не согласуют их с основными направлениями в тренировках. Для тех, кто профессионально занимается пауэрлифтингом и другими силовыми видами, единоборства - отличное дополнительное средство для тренировки сердечно-сосудистой и дыхательной систем, развития гибкости, подвижности и отличный отдых в межсезонье. Одновременно принять участие в соревнованиях и там и там не получится, слишком разная подготовка. Я имею негативный опыт того, когда, готовясь к пауэрлифтингу, я решил вдруг выступить в единоборствах и жестко проиграл нокаутом, поскольку не мог быстро двигаться. С тех пор я точно знаю, что лучше всего мне выступать в пауэрлифтинге, если я вешу за 120 кг, а в единоборствах - с весом до 105 кг. 

Ж. М.: Николай, Вы имеете черный пояс по карате Кёкусин Будокай и коричневый пояс по танто-дзюцу. Также Вы выступали в боях без правил. Какое направление боевых искусств для Вас все-таки ближе? 

Н. В.: Я считаю, что неправильно делить единоборства и тем более боевые искусства. Это всё разные ответвления единого целого. Если говорить о соревнованиях, то есть различия в правилах и экипировке, они и задают все остальные различия и тренировочных подходах, и методике, и разрешенным техникам. Кёкусин Будокай Каратэ (яп. 極真武道会空手) - стиль, созданный мастером боевых искусств Йоном Блюмингом 10 Дан (Голландия), как сплав контактного карате и дзюдо, является универсальным стилем боя, одним из первых в мире видов ММА, который продолжает развиваться и обогащаться техниками других направлений боевых искусств, таких, как BJJ (бразильское джиу-джитсу), муай тай (тайский бокс), грэплинг, самбо и др. IBK в России возглавляют Сергей Бадюк и Юрий Федоришен. Раздел IBK ALL ROUND - это и есть те же самые бои без правил, которыми я начал заниматься в Брянске в 1998-2002 годах, только в одежде. Конечно, ММА за это время проделали огромный путь развития, и нынешний их уровень далеко ушел от тогдашних подпольных и полуофициальных соревнований. Кстати, мне не нравится, как эта тема представляется некоторыми далекими от темы журналистами, насмотревшимися голливудских фильмов. У нас все было корректно, организовано людьми, искренне и бескорыстно занимающимися БИ. Никаких боев по ночам, при свете фар машин лидеров криминальных группировок, после которых зарывали трупы, не было. Приезжали единомышленники из разных мест и проверяли, чье направление ближе к реальности. Было жестко, но честно. Кстати, все участники первых наших боев без правил живы, здоровы и до сих пор тренируются и выступают, а первый чемпион Брянска по боям без правил Эдуард Широбоков сейчас является главным тренером федерации ММА России. Если говорить именно о БИ, их нельзя представить без работы с оружием. Меня всегда интересовала сугубо практическая сторона, поэтому я не тренировался с экзотическим историческим оружием, а ножевой бой КОИ (танто-дзютцу) в том виде, в котором его развил Андрей Кочергин, - это очень реальная школа, где нет ни весовых категорий, ни серьезной защиты, ни значительных ограничений по разрешенной технике. Я много находился в Москве по работе, и там контактное карате и ножевой бой сильно продвинули Тарас Кияшко и Николай Ежелев под руководством выдающегося мастера с Украины Виталия Кушнирика. Я выступал в первых чемпионатах КОИ, когда правила были наиболее жесткими. Мой лучший результат по танто-дзюцу – третье место на чемпионате Москвы, где было больше двадцати участников. Виталия Богдановича уже нет с нами, но его вклад в развитие прикладного карате трудно переоценить. Кстати, и первые дан-тесты ИБК в России включали в себя и поединки с ножом по правилам танто- дзюцу Koi no takinobori ryu (IUKKK). 

Ж. М.: Расскажите о своих достижениях в пауэрлифтинге IPF. 

Н. В.: Мы в Брянске провели под руководством тренера СК «Сталь», мастера спорта СССР по тяжелой атлетике Михаила Руденко первый, документально подтвержденный чемпионат именно по силовому троеборью на территории России 17 февраля 1987 года. Хотя уважаемый историк пауэрлифтинга Б. И. Шейко дает другую информацию по этому поводу и не считает наш турнир первым, он не смог, в отличие от меня, подтвердить свою версию документами. Я также принимал участие в организации этого турнира и стал его призером. Позднее появилась структура федерации в СССР, а после развала СССР, в России, и она вошла в ИПФ. Я бронзовый призер чемпионата Москвы по пауэрлифтингу 1997 г., многократный чемпион и победитель Кубков Брянской области 1993-2003 гг., мастер спорта России по пауэрлифтингу. Когда я работал в Москве, то тренировался и выступал в легендарном клубе «Мускул-Спорт» Игоря Завьялова, где каждый из спортсменов клуба - это и имя, и легенда в пауэрлифтинге: А. Дунаев, Е. Грачев, А. Шароватов, Ю. Фомин, А. Маланичев.   

Ж. М.: Почему Вы решили перейти в WPC? 

Н. В.: Точнее будет рассказать, почему я решил принять участие в создании структуры WPC в России. Я всегда с большим уважением относился к спортсменам и тренерам ИПФ и их достижениям, но поскольку часто был не только спортсменом, но и организатором, я понимал, что нельзя так относиться к проведению соревнований и к спортсменам и пытался донести это понимание до Богачева и других тогдашних руководителей ИПФ, но не был услышан и понят. Достаточно вспомнить, что когда я ездил выполнять норматив МС, пришлось больше думать не о результате, а о том, чтобы не провалиться в дыру на помосте… Я также не был согласен с отношением к спортсменам как к расходному материалу и считал и считаю процедуру забора допинг-проб унизительной и нарушающей права человека. И не потому, что я не мог ее пройти (я показывал результаты на уровне МС на протяжении нескольких лет, не употребляя ничего запрещенного, и все это знали), а в принципе. Время диктовало необходимость создания альтернативы. Я осуществил регистрацию WPC как юридического лица, придумал жизнеспособную схему ее работы и ряд новшеств, например, альтернативную ЕВСК систему званий и др. Все это потом было перенято и растиражировано всеми независимыми федерациями (иногда в сильно искаженном виде), и все это работает до настоящего времени, хотя некоторые моменты устарели юридически. Независимый пауэрлифтинг не только поднял планку проведения и менеджмента соревнований, но и повлиял на ИПФ, которой тоже пришлось меняться. Там же, в ранней WPC, создался основной костяк единомышленников, которые и сейчас успешно развивают независимый пауэрлифтинг в России. Правда, из-за ошибок и недальновидности Устинова большая часть успешных организаторов сейчас ушла из WPC и собралась под знаменами НАП и IPA. 

Продолжение следует... 

Автор:  Андрей Антонов

armwrestling-rus.ru

Интервью с Николаем Виткевичем. Часть 1. Единоборства и пауэрлифтинг - 26 Апреля 2013

 

Сегодня гость «Железного мира» - крайне разносторонний человек, вице-президент РАА, Генеральный секретарь  WAA, Главный редактор интернет журнала "Силовой спорт и спортивное питание", мсмк по жиму лёжа  WPC, Николай Виткевич. И  это только маленькая часть его официальных должностей и спортивных званий. Работоспособность его просто поражает.  Каким образом Николаю удавалось  совмещать, казалось бы,  несовместимые спортивные дисциплины,  и сейчас работать функционером, тренером  и судьей сразу в нескольких областях силовых видов спорта, мы и попросили рассказать нашего собеседника.

Железный Мир: Здравствуйте, Николай. Я знаю, что за свою жизнь вы перепробовали много силовых видов спорта и во многих достигали успеха и как спортсмен, и как спортивный функционер. С какого вида спорта вы все-таки начали свою спортивную эпопею? Николай Виткевич: Здравствуйте,  Андрей. Может сейчас это и покажется странным, но свой путь в спорт я начал с шахмат. Вообще мне 48 –ой год, из них 42 года я выступаю в соревнованиях. В шахматный клуб меня привел мой отец -  Виткевич Николай Дмитриевич, который научил меня играть  в шахматы  и вообще, потом поддерживал все мои спортивные увлечения. Например, родители разрешили мне позже иметь дома около тонны железа, начиная с двух штанг и до полного набора гирь  и ядер. Я мало что помню  о первых соревнованиях, они были среди таких  же как я «серьезных» шахматистов. Все было по настоящему, с часами и сеткой турнира. И, по-моему, всех наградили призами. В шахматы потом, я иногда играл и в школе (чемпион школы) и во время службы в армии. Армейские шахматы, (маленькие туристские) тоже прислал мне отец  вместе с хорошим складным ножом и часами. Все это благополучно служило, вместе со мной  и потом вернулось  домой.

 ЖМ: Вот это действительно неожиданно! Расскажите о своих успехах на этом поприще, и как с шахмат вы перешли на силовые виды спорта НВ: История классическая: я до седьмого класса  был типичным очкариком, которому начитанность и успехи в шахматах совершенно не помогали на улице. И когда я в очередной раз получил от более старших ребят (пролетарские  районы Брянска - это  не место для сантиментов), я понял , что надо что-то делать. У нас дома были подшивки журнала «Наука и жизнь» за многие годы, и в них были рассказы о силачах прошлого. Я сделал вывод, в каком направлении нужно двигаться дальше. Сначала, в седьмом классе, я пошел в легкоатлетический манеж, в секцию метания к известному  брянскому тренеру Олегу Митичеву. Метателя из меня не получилось, так как я был слишком маленьким, и самым легким в секции и всегда занимал последнее место во всех соревнованиях.  Некоторые мои сверстники там были на голову выше и весили в районе ста килограмм. Но зато подготовка метателей - одна из самых разносторонних, и я там вполне прилично накачался. Старт был с печальных 53 кг. собственного веса при росте 173 см., и умопомрачительных силовых результатов : жим лежа 40 кг., приседания со штангой на плечах 55 кг., подтягивания - 1 раз. Через год я прибавил больше 10 кг. собственного веса, подтягивался 22 раза, но все равно для метателя это было слишком мало, и, посоветовавшись с тренером, я пошел в силовые виды, в подвальные качалки  и потом в десятом классе - в секцию тяжелой атлетики к прекрасному тренеру и Человеку - Мастеру спорта СССР Валерию Дорофееву (ныне к сожалению покойному). В  десятом классе я уже рвал 90 кг., толкал 115 кг.,  жал лежа 110 кг., приседал  170 кг., и тянул 180 кг. Все равно, если бы тогда мне сказали, что настанет время, когда у меня рабочими весами будут жимы за 200 и приседания и тяги за 300, я бы сильно удивился.

ЖМ: Какие наиболее памятные достижения были у вас в гиревом спорте и тяжелой атлетике?НВ: В 1982 году нас отправили от секции ТА выступать на чемпионат Брянской области и первые соревнования «Богатыри России» по гиревому спорту. Я умел обращаться  с гирями, поскольку осваивал трюки с жонглированием гирями и ядрами (как в старых журналах), хотел даже одно время стать силовым жонглером в цирке и сделал устройство с цепями (из самых толстых цепных собачьих поводков),   подражая Александру Зассу,  и тренировался, пока цепи не порвались. Эти соревнования были одними из первых в области, и на них собирали крепких ребят из разных видов спорта – борцов, тяжелоатлетов и т.д.,  поскольку гиревой спорт тогда культивировался у нас только в обществе «Урожай». Неожиданно для себя я стал победителем этих соревнований только за счет своей разносторонней подготовки. Тогда правила были совсем другие – троеборье:  жим одной рукой, толчок двумя и рывок по сумме левой и правой. Выжал я не очень хорошо и был далеко от призовой тройки. После толчка  уже шел вторым, а в рывке все-таки обошел основного конкурента. С этих соревнований у меня остался уникальный значок, сейчас таких почти ни у кого нет.  По тяжелой атлетике я  выступал на юниорских соревнованиях областного уровня, попадал в призеры, уровень тяжелой атлетики и конкуренция тогда была невероятными. «Взрослый»  чемпион области по уровню не намного отличался от участников чемпионата мира, которых показывали по телевизору. Тогда в Брянске тренировались и выступали такие выдающиеся спортсмены как МСМК СССР Виктор Марусов и Юрий Шевцов и многие другие.

ЖМ: Многие вас знают как специалиста по единоборствам. Когда вы начали осваивать это направление?НВ: Специалистом в этой сфере я себя никогда не считал, но в наше время в любой качалке висел тяжелый мешок и настоящий подвальный качек, каким я и был, должен был доказывать свою спортивную состоятельность и на улицах. Мечтой любого мальчишки - немыслимой вершиной было КАРАТЕ, и конечно все пробовали заниматься им, по крайней мере, нам так казалось. У меня в комнате висели фотографии силачей и каратистов из иностранных журналов, те, что удавалось достать. Была там и фотография огромного каратиста в атаке. Она сильно впечатлила меня. Я тогда не знал, что на этой фотографии изображен легендарный мастер Ион Блюминг, и если бы мне кто -то  сказал , что мне посчастливится с ним познакомиться , то я бы вряд ли поверил, поскольку это бы было для меня больше, чем чудо. К армии готовились, думали, что там это  нужно в первую очередь. Каждое утро в 6-00 подъем. Ногами на школьном дворе махали друг по другу, бегали кроссы, качались, подъём переворотом 20 раз на скорость, гири, штанга, спичечный коробок до полного шпагата, 5,5 секунд подъем на канат из положения сидя, 500 раз пресс из лежа в сидя (ноги под комод), кулаками по стопке газет, пока притолока не рухнула…  Любую статью мне и моим друзьям мог помочь перевести отец, который владел 18 иностранными языками. Благодаря ему я и начал выписывать ГДР-овский журнал «Швератлет» , откуда черпал информацию по силовым видам, и в том числе по пауэрлифтингу , еще задолго до того, как это слово появилось в СССР.

ЖМ: Получалось ли совмещать единоборства с пауэрлифтингом? Многие считают это несовместимыми дисциплинами.НВ: Совмещать можно и нужно, но только  на данный момент надо решать, что для вас является основным, а что вспомогательным. В любом реально контактном виде без  силы бойцу делать совершенно нечего, и он должен заниматься  и пауэрлифтингом совместно с тяжелой атлетикой (несколько измененными) как базовой силовой подготовкой, и СФП, и ОФП, и функциональной тренировкой с отягощениями. Я написал для единоборцев программы занятий силовой подготовкой,  и они с успехом  «пошли в народ». Негативные моменты для бойцов,  которые приписываются занятиям силовой, на самом деле связаны  с тем,  что средства силового тренинга в единоборствах многие тренеры используют неправильно, и не согласуют их с основными направлениями в тренировках. Для тех, кто профессионально занимается пауэрлифтингом и другими силовыми видами,  единоборства - отличное дополнительное средство для тренировки сердечно- сосудистой  и дыхательной систем, развития гибкости,  подвижности, и отличный отдых  в межсезонье. Одновременно принять участие в соревнованиях и там, и там  не получится, слишком разная подготовка. Я имею негативный опыт того, когда готовясь к пауэрлифтингу, я решил вдруг выступить в единоборствах и жестко проиграл нокаутом,  поскольку не мог быстро двигаться. С тех пор я точно знаю, что лучше всего мне выступать в пауэрлифтинге, если я вешу за 120 кг., а в единоборствах -  с весом до 105 кг.

ЖМ: Николай, вы имеете черный пояс по карате Кёкусин Будо Кай и коричневый пояс по Танто-Дзюцу. Так же вы выступали в боях без правил. Какое направление боевых искусств для вас все-таки ближе?НВ: Я считаю, что не правильно делить и единоборства и тем более боевые искусства. Это всё разные ответвления Единого Целого. Если говорить о соревнованиях, то есть различия в правилах и экипировке, они и задают все остальные различия и тренировочных подходах, и методике и разрешенным техникам. Кёкусин Будокай Каратэ (яп.極真武道会空手) — стиль, созданный мастером боевых искусств Йоном Блюмингом 10 Дан (Голландия), как сплав контактного каратэ и дзюдо, является универсальным стилем боя, одним из первых в мире видов ММА, который продолжает развиваться и обогащаться техниками других направлений боевых искусств, таких, как BJJ (бразильское джиу-джитсу), муай-тай (тайский бокс), грэплинг, самбо и др. IBK в России возглавляют Сергей Бадюк и Юрий Федоришен. Раздел IBK ALL ROUND это и есть те же самые «Бои без правил», которыми я начал заниматься в Брянске в  1998- 2002 годах, только в одежде. Конечно, ММА за это время проделали огромный путь развития,  и нынешний их уровень  далеко ушел от тогдашних подпольных и полуофициальных соревнований. Кстати, мне не нравится, как эта тема представляется некоторыми  далекими от темы  журналистами, насмотревшимися голливудских фильмов. У нас все было корректно, и организовано людьми, искренне и бескорыстно занимающимися БИ. Никаких боев по ночам, при свете фар машин лидеров криминальных группировок, после которых зарывали трупы,  не было. Приезжали единомышленники из разных мест и проверяли, чье направление ближе к реальности. Было жестко, но честно. Кстати все участники первых наших «боев без правил» живы, здоровы и до сих пор тренируются и выступают, а первый чемпион Брянска по «боям без правил» Эдуард Широбоков сейчас главный тренер федерации ММА- России. Если говорить о именно БИ, их нельзя представить без работы с оружием. Меня всегда интересовала сугубо практическая сторона, поэтому я не тренировался с экзотическим историческим оружием, а ножевой бой  КОИ (Танто  Дзютцу) в том виде, в котором его развил Андрей Кочергин, это очень реальная школа, где нет ни весовых категорий, ни серьезной защиты, ни значительных ограничений по разрешенной технике . Я много находился в Москве по работе, и там контактное карате и ножевой бой сильно продвинули  Тарас Кияшко и Николай Ежелев  под руководством выдающегося  мастера с Украины Виталия Кушнирика. Я выступал в первых чемпионатах КОИ, когда правила были наиболее жесткими. Мой лучший результат – Танто Дзюцу – 3 место на чемпионате Москвы, где было больше двадцати участников.  Виталия Богдановича уже нет с нами, но его вклад в развитие прикладного карате трудно переоценить. Кстати и первые дан-тесты ИБК в России включали в себя и поединки с ножом по правилам Танто- Дзюцу Koi no takinobori ryu (IUKKK).

ЖМ: Расскажите о своих достижениях в пауэрлифтинге  IPF. НВ: Мы в Брянске провели  под  руководством тренера СК «Сталь» мастера спорта СССР по тяжелой атлетике Михаила Руденко первый,  документально подтвержденный, чемпионат именно по силовому троеборью на территории России 17 февраля 1987 года. Хотя уважаемый историк пауэрлифтинга Б.И. Шейко дает другую информацию по этому поводу, и не считает наш турнир первым, он не смог, в отличие от меня, подтвердить свою версию  документами. Я  так же принимал участие в организации этого турнира и стал его призером. Позднее появилась структура федерации в СССР, а после развала СССР, в России,  и она вошла в ИПФ. Я бронзовый призер чемпионата Москвы по пауэрлифтингу – 1997 г., Многократный Чемпион и Победитель Кубков Брянской области - 1993-2003 г., мастер спорта России по пауэрлифтингу. Когда я работал в Москве, то тренировался и выступал в легендарном клубе «Мускул-Спорт», Игоря Завьялова, где каждый из спортсменов клуба это и Имя и Легенда в пауэрлифтинге: А.Дунаев, Е.Грачев, А.Шароватов, Ю.Фомин , А.Маланичев.  

ЖМ: Почему вы решили перейти в  WPC? НВ: Точнее будет рассказать, почему я решил принять участие в создании структуры WPC в России. Я всегда с большим уважением относился к спортсменам и тренерам ИПФ и их достижениям, но поскольку часто был не только спортсменом, но и организатором, я понимал, что нельзя так относиться к проведению соревнований и к спортсменам, и пытался донести это понимание до Богачева и других тогдашних руководителей ИПФ, но не был услышан и понят. Достаточно вспомнить, что когда я ездил выполнять норматив МС , пришлось больше думать не о результате, а о том, чтобы не провалиться в дыру в помосте…Я так же не был согласен с отношением к спортсменам как к расходному материалу и считал и считаю процедуру забора допинг проб унизительной и нарушающей права человека. И не потому, что я не мог её пройти ( я показывал результаты на уровне МС на протяжении нескольких лет , не употребляя ничего запрещенного, и все это знали), а  в принципе.  Время диктовало необходимость создания альтернативы. Я осуществил регистрацию WPC, как юридического лица, придумал жизнеспособную  схему  её работы и ряд новшеств, как то альтернативную ЕВСК систему званий и др. Все это потом было перенято и растиражировано всеми независимыми федерациями, (некоторыми в сильно искаженном виде), и все это работает до настоящего времени, хотя некоторые моменты устарели юридически. Независимый пауэрлифтинг не только поднял планку проведения и менеджмента соревнований, но и повлиял на ИПФ, которой тоже пришлось меняться. Там же, в ранней WPC, создался основной костяк единомышленников,  которые и сейчас успешно развивают независимый пауэрлифтинг в России. Правда из- за ошибок  и недальновидности Устинова, большая часть успешных организаторов сейчас ушла из WPCи собралась под знаменами НАП и IPA.

Продолжение следует...

armsport1.ucoz.ru

Можно ли совмещать занятия бодибилдингом с занятиями восточными единоборствами?

Спорт - Бодибилдинг

Насколько совместимы восточные единоборства и бодибилдинг? Могут ли они служить дополнением друг друга?

Можно ли совмещать занятия бодибилдингом с занятиями восточными единоборствами?Естественно, подняться до чемпионских высот в единоборствах и бодибилдинге, дано немногим.  Но любой атлет, который серьезно прозанимается бодибилдингом несколько лет, с удивлением обнаружит, что изучение любого боевого искусства способствует строительству тела, само собой, укрепляет дух. Справедливо и обратное воздействие: если вы видите себя чемпионом по каратэ, то одновременные занятия культуризмом вам превратиться в очень грозного бойца. 

Целенаправленно тренируясь с отягощениями, вы выковываете свои стальные мышцы. А занятия боевыми искусствами способствуют вырабатыванию выносливости и гибкости – следовательно, эти спортивные дисциплины прекрасно друг друга дополняют. Таково мнение Джеймса Лью, специалиста по различным боевым искусствам и известного актера. «Бодибилдеры слабы тем, что они практически не работают над мышечной гибкостью и координацией, - считает Лью.- Поэтому выглядят они за пределами тренировочного зала неуклюжими медлительными увальнями.  С другой стороны, те, кто, занимаясь боевыми искусствами, избегают железа, неизбежно останутся с голой техникой, которая никак не подкреплена физической мощью». 

Чемпион говорит про двойной эффект. От работы со штангой растет сила ударов бойца. И наоборот, бодибилдера занятия единоборствами делают выносливым и ловким.

 Если внимательно проанализировать тренировочную программу некоторых бойцов высокого класса, то с тренингом бодибилдеров обнаружится много общего. Например, чемпион по «боям без правил» в полутяжелом весе Чак Лиддел. Так он качается как фанат культуризма. И питается он соответственно. Его норма  в сутки 3000-4500 ккал. Естественно, он очень много времени уделяет аэробике – ведь в боях без правил выносливость играет очень важную роль. «Я встречался с бойцами, намного превосходящими меня по физическим данным. Но я их всех уверенно сокрушил, потому что им просто «дыхалки» не хватало», - поделился своим секретом Чак. 

Личный тренер чемпиона сказал: «Я ставлю себе задачу вбить как можно больше в мышцы Чака аэробной выносливости. Ведь в боях без правил довольно часто участвуют и пауэрлифтеры, и качки. Сегодня атлет, который приседает с 300 кг на плечах и жмет 180 кг, уже никого не удивляет. Другое дело, что после 30 минут работы в ринге он должен иметь много сил для нанесения стремительных и мощных ударов. Нам нужно сохранять силу на весь поединок. Мы собрали свою статистику: через 3 минуты боя любой силовик неизбежно теряет 80% своего потенциала.  Потяни немного время, и легко его добьешь, даже если ты физически слабее». В итоге Лидделом вместе с его тренером была разработана собственная методика силового тренинга. Чак перемещается от тренажера к тренажеру в духе трисетов, суперсетов и гигантских сетов  практически без отдыха. Каждый сет доводится им до отказа.  В паузах между силовыми сетами он по манекенам наносит серии ударов руками и ногами.  «На ринге между паузами мне никто отдыхать не даст. Поэтому я тренируюсь в темпе реального боя. И питаюсь я как бодибилдер, ведь расход энергии в зале просто огромный. Также я ем аминокислоты, порошковый протеин, креатин, энергетические смеси».

Мнение бывалого:

Нельзя сказать, какое самое сильное единоборство. И от какого из них будет больше пользы. Все они по-своему хороши. Займитесь тем, что вам больше нравится хотя бы внешне. Но тогда система тренировок должна быть изменена. Вы тренируетесь в зале всего 3 дня в неделю. И равномерно прокачиваете все группы мышц. И включаете в тренировку упражнения, включающие броски и удары.  И намного больше времени уделяете упражнениям для брюшного пресса.  Поскольку независимо от того, какие виды боевых единоборств  вы выберете, очень важен корсет вокруг талии.

Идет загрузка...

www.sitesporta.net


Смотрите также