Бодибилдинг калашников


Легенды и мифы бодибилдинга. Д Калашников: ru_healthlife

первые части здесьhttp://ru-healthlife.livejournal.com/3598973.html#comments http://ru-healthlife.livejournal.com/3597258.html#comments

Миф № 8. Боль в мышцах на следующий после тренировки день свидетельствует об их хорошей проработке и, как следствие, обеспечивает их рост.

Перед началом нового раунда боя с очередным мифом, предлагаю сначала, в качестве разминки, разобраться с причинами разнообразных болезненных ощущений, возникающих в мышцах во время и после тренировки.

Тренируясь со значительными усилиями, можно почувствовать следующие виды боли:Боль в мышцах, похожая на жжение. Она возникает, как правило, к концу подхода, тогда, когда спортсмен с трудом заканчивает выполнять последние повторения. Спортивные физиологи и врачи объясняют причину такой боли значительным накоплением в мышечных клетках продуктов безкислородного энергообеспечения (т.н. лактата). В наибольшей степени он накапливается при работе мышц в режиме ишемии, тогда, когда она, преодолевая нагрузку, недостаточно обеспечивается кровью и кислородом. Попробуйте, например, выполнять движения в так называемом изотоническом режиме, с постоянном напряжением, не позволяя мышце расслабиться ни в начале, ни в конце повторения. В этом случае все мышечные волокна постоянно напряжены и, как следствие, кровоснабжение в мышце ухудшено. При таком режиме вы гарантированно получите в конце подхода сильные болезненные ощущения, ощущение жжения.Тупая, ломящая боль в мышцах, иногда доходящая до уровня боли при судорогах. Такая боль появляется тогда, когда мышца испытывает значительные усилия, находясь в предельно укороченном состоянии. Попробуйте сильно сократить трицепс, максимально отводя руку назад и разгибая локоть, и вы почувствуете в нём такую боль. Если же в этом положении трицепсу нужно будет преодолевать вес гантели (например, в упражнении трицепсовые разгибания с гантелью в наклоне, с упором руки и колена о скамью), то такие ощущения будут еще выразительнее. Дело в том, что при значительном сокращении мышц происходит сдавливание нервных окончаний, находящихся между ними. Такая ситуация может даже привести к еще большему рефлекторному сокращению мышечных волокон, их судорожному сокращению с еще большей болью.Боль при растяжении. Боль при растяжении возникает, как правило, не в самих мышцах, а в их сухожилиях. Она возникает при сильном внешнем (со стороны нагрузки) растягивающем усилии, которое регистрируются специальными рецепторами (датчиками) растяжения – проприорецепторами.Отставленная мышечная боль. Эта боль проявляется через один-два дня после значительной нагрузки. Физиологи объясняют ее по-разному. В основном объяснения сводятся к повреждениям мышц во время нагрузки и их последствиям. Более детально это описано, например, в книге Майкла Дж. Алтера (Michael J. Alter) «Наука о гибкости» (Science of Flexibility), в части «Болезненные ощущения в мышцах: этиология и последствия». (Вы можете ознакомиться с отрывком из этой книге в предыдущем номере нашего журнала). Повреждениям могут подвергаться разные части мышечных клеток – их мембраны (оболочки), соединения между саркомерами миофибрилл (E-Z линии), другие их части.Теперь о том, нужно или нет добиваться мышечных болей. В отношении т.н. отставленных мышечных болей специалисты сходятся в одном: совершенно не доказана польза от них и их роль в процессе гипертрофии. Более того, регулярное появление отставленных мышечных болей свидетельствует о, скорее всего, не очень правильно подобранной, избыточной нагрузке. Так же не нашла однозначного подтверждения гипотеза о роли микроповреждений мышц в процессе их гипертрофии (об этом ниже).

Миф № 9. Мышцы во время силового тренинга повреждаются и поэтому начинают увеличиваться.Друзья, если бы это было бы так, то росли бы только те мышечные клетки, которые травмировались. Но дело в том, что, в ответ на тренировочное воздействие, гипертрофируются все мышечные волокна (просто в разной степени: белые в большей, красные в меньшей). Это хорошо видно на фотографиях мышечной ткани одного размера в одной части мышцы, до и спустя несколько месяцев после силовой тренировки:

Есть гипотеза, согласно которой повреждение в мышечных тканях может вызвать развитие в них дополнительных мышечных клеток за счет развития т.н. клеток-саттелитов. (Подробнее о развитии новых мышечных клеток можно прочитать, например, в статье «Миостатин - отрицательный регулятор мышечной массы - революция или сенсация?» в нашем интернет-журнале «Тренер on-line» №11 ). Однако эта гипотеза достаточно спорная и многого не объясняет. Например, нагрузки, в наибольшей степени травматизирующие мышцы (плиометрика, уступающий режим с предельными усилиями) не доказали своих преимуществ для гипертрофии мышц.

В настоящее время, как факторы, «включающие» гипертрофию, физиологи называет следующие факторы:1. накопление в мышечных клетках в результате преодоления нагрузки свободного креатина2. накопление в мышечной клетке лактата3. растягивающие усилия, которым подвергается мышечная клетка при создании усилий4. микроповреждения мышечных волокон.

Эта очередность отражает значимость перечисленных факторов как стимуляторов роста мышц. Как мы видим, физиологи все-таки включили микроповреждения мышц в этот список, однако поставили его на самое последнее место, к тому многие специалисты вовсе отвергают его как фактор, имеющий значение для гипертрофии миофибрилл или гиперплазии (увеличения количества) мышечных клеток.На первом же месте, как мы видим, стоит накопление в мышечной клетке свободного креатина. Откуда он там взялся? Дело в том, что при кратковременной и интенсивной работе, с предельными усилиями и высокой мощностью, энергообеспечение мышечного сокращение происходит в основном за счет креатинфосфата. Оно расщепляется на креатин и фосфат. Фосфат используется для ресинтеза (восстановления) АТФ (аденозинтрифосфата), креатин остается в клетке. Именно этот способ ресинтеза АТФ самый мощный, именно он обеспечивает энергией работу с предельными усилиями в пределах 10-15 секунд. Т.е., переводя на повторения, на протяжении 5-8 повторений.Приоритетная роль накопления свободного креатина в мышечной клетке подтверждается практикой. Во-первых, эмпирически выявлен самый эффективный тренировочный режим для миофибриллярной гипертрофии – те самые 5-10 повторений с предельными усилиями. Во-вторых, эффективностью использования креатинсодержащих пищевых добавок, повышающих концентрацию свободного креатина в мышечных клетках.Накопление лактата в мышечных волокнах многие специалисты так же ставят в один ряд вместе с накоплением свободного креатина по степени влияния на рост мышц. На этом явлении даже основаны целые тренировочные методики. Например, в известной методике профессора Селуянова изотон создается режим, при котором мышечные клетки закисляются в максимальной степени за непродолжительное время, за счет ограничения доступа к ним крови и кислорода. Обеспечивается это использованием т.н. изотонического режима нагрузки, при котором не допускается расслабления мышцы на протяжении всего подхода. В результате, работая практически в режиме ишемии, происходит сильное накопление молочной кислоты и ионов водорода в мышечных клетках.В значимости растяжения как «включателя» гипертрофии так же можно убедиться из практики. Достаточно посмотреть на фигуру человека, серьезно занимающегося стретчингом, например, в рамках хатха-йоги. Не обладая чрезмерными объемами он, тем не менее, отличается достаточной мускулистостью. Кроме того, значение растяжения для миофибриллярной гипертрофии можно объяснить и теоретически. О чем свидетельствует информация, воспринятая рецепторами растяжения (проприорецепторами), преданная ЦНС и воспринимаемая как боль? О рисках разрыва мышечных клеток. Поэтому одним из видов адаптационных изменений, способствующих снижению, этих рисков, наряду с повышением эластичности, является их гипертрофия, утолщение. Это делает клетки более прочными к разрыву.Этот перечень факторов, которые могут иметь значение для роста мышц, значительно расширяет наши возможности в подборе тренировочных методик, оказывающих различное воздействие на мышцы и стимулирующие их к росту

Миф №10. При энергообеспечении мышечной деятельности сначала используется креатинфосфат, затем улеводы и только потом – жиры.

Миф №11. Жиры начинают сжигаться только спустя 20 минут после начала нагрузки

Чтобы разобраться с этими мифами, предлагаю немного погрузиться в тему биохимии, а точнее, энергообеспечения мышц. Погрузиться предлагаю неглубоко, т.к. нырнув в пучину всяких циклов Кребса, пируватов и ацетоацетилов, можем в них и утонуть.Нам же достаточно понять общие принципы работы наших биоэлектростанций, достаточные для того, чтобы осмыслить и при необходимости объяснить нашим клиентам те или иные превращения, происходящие с их тушками. … простите, организмами.

Поэтому данную статью я хочу озаглавить «Биоэнергетика мышечной деятельности. Просто о сложном».

Итак, как же образуется энергия, необходимая нашим мышцам для их сокращения? Что является для них топливом? Давайте для начала возьмем в пример автомобиль. Топливом для него служит бензин, который хранится в бензобаке и по необходимости поступает к двигателю. Такой же «бензин» есть и у нашего организма: это химическое вещество под названием «АТФ» (аденозинтрифосфат). Состоит он из аденозина и трех фосфатных групп. При расщеплении АТФ (т.е. отделении одной или двух фосфатных групп) образуется энергия. В результате вместо аденозинтрифосфата остается аденозинди(т.е. два)фосфат (АДФ) или аденозинмоно(т.е. один)фосфат (АМФ). (Рис. 1)

Рис. 1

Но, в отличие от автомобиля, запасы энергии для которого хранятся в бензобаке, в организме запасов «бензина» (АТФ) нет. Вместо этого в нашем теле существуют специальные «фабрики» по его производству. Их задача – изготавливать АТФ точно с такой же скоростью, с какой он тратится.

Таких фабрик несколько. Мы рассмотрим самые основные.

Первая фабрика изготавливает АТФ из вещества под названием креатинфосфат (КрФ). Происходит простая химическая реакция: от креатинфосфата отщепляется фосфат, который затем присоединяется к АДФ. От КрФ остается свободный креатин. (Рис.2)Рис. 2

Эта фабрика наиболее мощная, она способна производить АТФ очень быстро. Однако запасы КрФ, находящиеся непосредственно в мышцах, крайне малы. При высокоинтенсивной работе уже на 5-й секунде его запасы снижаются на 1/3, на 15-й – наполовину, а где-то через 45 секунд он заканчивается вовсе.

Вторая фабрика изготавливает АТФ из углеводов – в основном из внутримышечных запасов гликогена, который постепенно расщепляется до молочной кислоты.  (Рис.3.) Этот процесс называется гликолиз. Эта фабрика, хотя и уступает по своей мощности креатинфосфатной, тоже способна обеспечивать энергией достаточно интенсивную работу. И запасы углеводов в организме весьма большие. Кроме гликогена, запасенного в мышцах, много гликогена хранится в печени. Проблема с энергообеспечением за счет гликолиза связана с образованием молочной кислоты. Точнее, не самой молочной кислотой, а с образующимися из неё лактатом и ионами водорода. Они закисляют мышцу, что нарушает все происходящие в ней биохимические процессы и приводит к утомлению.

Рис.3.

Третья фабрика по производству АТФ использует для этого углеводы и кислород. Соединяясь друг с другом, они, пройдя цепочку разнообразных химических превращений, образуют АТФ, углекислый газ и воду. (Рис. 4). Соединение любых веществ с кислородом называется окислением. В данном случае речь идет об окислении углеводов.Рис. 4.

Четвертая фабрика производит АТФ из жиров и кислорода. В результате окисления жира также образуется АТФ, углекислый газ и вода. (Рис. 5.) В отличие от окисления углеводов, при котором из 1 молекулы глюкозы производится 38 молекул АТФ, эта фабрика производит АТФ гораздо больше. При окислении 1 молекулы жира производится 130 молекул АТФ. Но происходит это намного медленнее. К тому же, для производства АТФ за счет окисления жира требуется гораздо больше кислорода, чем при окислении углеводов. Еще одна особенность этой фабрики – ее неспособность быстро выйти на свои предельные возможности. Окислительная фабрика набирает обороты постепенно, по мере того, как увеличивается доставка кислорода, и в крови повышается концентрация выделившихся из жировой ткани

Рис.5.

Таким образом, внутри нашего организма четыре фабрики постоянно воспроизводят АТФ. Первые две называются анаэробными, вторые две – аэробными. (Приставка «аэро» (по латыни – «воздух») указывает на участие в химических реакциях кислорода, приставка «анаэро»- его отсутствие).

Давайте коротко повторим основные отличия между ними и их особенности.

Креатинфосфатная фабрика производит АТФ очень быстро, с такой скоростью, с какой АТФ расходуется при самой высокоинтенсивной мышечной работе. Но запасы сырья (КрФ) очень малы и быстро заканчиваются.Гликолиз – также достаточно мощная фабрика, имеющая значительные запасы своего сырья (гликогена). Но ее недостаток – «отравление окружающей среды», т.е. закисление внутренней среды клетки при активной работе этой фабрики.Окислительные фабрики – маломощные (особенно окисление жиров), работают медленно, АТФ в единицу времени производит мало. К тому же их работа зависит от своевременной доставки необходимого для этого вещества – кислорода. Зато это «экологически чистые» фабрики, ничего не закисляют, да и запасы их сырья (в частности жира) чуть ли не безграничны.

Управляют работой этих фабрик как сами клетки, так и главные управляющие системы – центральная нервная и эндокринная. В чем смысл такого управления? Дело в том, что организм, в зависимости от ситуации, регулирует работу каждой из фабрик, активизируя одни и замедляя работу других. Делает он это в соответствии с потребностями в энергии в каждый момент времени, причем учитывая особенности каждой из фабрик.

Например, в покое, когда потребности в энергии минимальны, организм старается обойтись преимущественно окислительными фабриками. Активность анаэробных механизмов он сводит к минимуму. Это логично, ведь не эффективно тратить столь ценные ресурсы (КрФ, мышечный гликоген), которые могут пригодиться организму тогда, когда придется сражаться с хищником или улепетывать от него во все лопатки.Результатом такой регуляции является то, что организм в состоянии покоя на 90% обеспечивается энергией за счет окислительных фабрик (преимущественно, окисления жиров).

Теперь представим себе, что я встал на беговую дорожку и с небольшой скоростью побежал. Потребность в энергии возросла, и для ее обеспечения мой организм активизирует работу всех энергетических фабрик. Однако он старается обойтись преимущественно аэробными фабриками как наиболее экономичными и обладающими большими сырьевыми запасами. Анаэробные фабрики организм будет активизировать, но лишь на время, которое нужно для «раскачки» аэробных фабрик. Затем, когда аэробные фабрики вышли на свои максимальные возможности, анаэробным фабрикам отдается команда снизить интенсивность своей работы до минимума. Напомню, что организм продолжает экономить запасы «мощной» энергии и старается не замусоривать клетки вредными веществами.

Сколько времени нужно аэробным фабрикам для «раскачки»? Вот тут-то мы и подошли к пресловутым «20 минутам, после которых начинает гореть жир». Во-первых, как мы уже говорили, жир и не переставал «гореть». Он окислялся все время, в том числе и тогда, когда мы спали. Во-вторых, скорость наращивания оборотов окислительных фабрик зависит от мощности выполняемой работы. Чем больше усилия мышц, тем быстрее активизируются окислительные фабрики. В спорте, при значительных нагрузках, максимальная мощность окислительных процессов достигается уже ко 2 – 3 минуте непрерывной работы мышц! Если же человек, скажем, побежал не так быстро, то окислительные фабрики набирают обороты медленнее. Очевидно, что ускорение окисления жиров будет зависеть от интенсивности движения. Чем с большей скоростью двигается человек, тем быстрее аэробные фабрики выйдут на свои предельные возможности, чем с меньшей – тем медленнее активизируется окисление. Так что забудьте про эти волшебные 20 минут. Может, при ваших окислительных способностях и вашей скорости бега аэробные процессы дойдут до своего максимума через 5 минут, а может, - через час.

Если же мы бежим очень быстро, и в организме возникают большие потребности в энергии (т.е. АТФ расходуется очень быстро), то маломощные аэробные фабрики уже не могут их удовлетворить полностью. И организм дает команду наращивать обороты анаэробным системам. Именно они, при преодолении значительных нагрузок, способны производить АТФ с той же скоростью, с которой он расходуется.

Но вот беда: КрФ быстро заканчивается, а анаэробная гликогеновая фабрика начинает так активно работать, что отравляет всю клетку. Лактат, до этого успевавший удалиться в кровь, теперь начинает скапливаться и нарушать её работу. Появляется усталость, ноги как ватные, в них чувствуется ощущение жжения. Помните, у Высоцкого: «… рванул, как на пятьсот, и спекся…». Кстати, накопление лактата нарушает и работу окислительных фабрик. Их работа замедляется, ухудшается окисление жира.

Таким образом, в организме не существуют какие-то переключатели, включающие или выключающие энергетические фабрики. Организм плавно регулирует работу каждой из них - в зависимости от своих потребностей и возможностей. Если есть возможность обойтись окислительными фабриками, он постарается обойтись преимущественно ими, сведя работу анаэробных к минимуму. Причем если глюкоза будет поступать в клетку из крови в достаточном количестве, из двух окислительных фабрик он постарается использовать преимущественно углеводную. Это, например, будет происходить после того, как человек поел и усвоил углеводную пищу. И чем легче будет усваиваться такая пища (т.н. «быстрые» углеводы), тем активнее будет идти окисление именно их. Жиры же будут приберегаться. Это будет происходить до того момента, пока в крови сохраняется значительное количество глюкозы.

И, наоборот, при снижении глюкозы в крови организм, стараясь сберечь внутримышечные запасы гликогена, постарается активизировать окисление жиров. Поэтому так эффективны занятия, направленные на использование жиров, проводящиеся после силовой тренировки или с утра, натощак, когда уровень глюкозы в крови низок. (Другой вопрос, полезно ли это? Ведь утренние тренировки могут быть достаточным стрессором и снижать защитные возможности организма. Но это тема отдельного разговора).

Здесь интересно обратить внимание на то, как организм регулирует работу аэробных фабрик – углеводной и жировой – ночью. При умеренном поступлении глюкозы в кровь он будет стараться использовать ее преимущественно для восстановления углеводных запасов мышечных, нервных и других клеток. Аэробный гликолиз будет минимизирован, организм постарается обойтись окислением жиров (благо, что потребности в энергии невелики). Однако если человек обильно поужинал перед сном, умяв изрядную порцию картофельного пюре, в его кровоток быстро поступает огромное количество глюкозы. И организм, понимая, что он без проблем сможет не только восстановить запасы гликогена, но сэкономить столь ценные для него жировые отложения, замедляет аэробную жировую фабрику и активизирует аэробную углеводную. Более того, выделившийся в ответ на избыток глюкозы инсулин запускает процесс запасания жира в жировых клетках. Поэтому- то и рекомендуется ужинать минимум за 2-3 часа до сна, выбирая из углеводов те, которые имеют самый низкий гликемический индекс (т.е. будут перевариваться медленно, понемногу выдавая глюкозу в кровь).

Давайте рассмотрим еще одно интересное явление. Если, допустим, углеводов в организме мало или они заканчиваются вовсе (например, при беге на марафонской дистанции, голодании или безуглеводной диете), жир из жировых депо начинает стремительно исчезать. Причем, не потому, что его стало больше "сжигаться» в окислительной фабрике мышц. Она при беге и так уже работает на полную катушку и не может окислять жир еще быстрее (помните, мы говорили, что это очень маломощная фабрика). Куда же он пропадает с жировых складов? Кто разворовывает столь ценные для организма запасы и для чего использует?

Продолжим разговор о сжигании жира с вопроса, на котором мы остановились в предыдущем номере. А именно, куда начинает исчезать жир из жировых депо при исчерпании запасов углеводов в организме, учитывая тот факт, что в митохондриях клеток скорость его окисления увеличиться еще больше не может.

Здесь нужно вспомнить тот факт, что глюкоза – единственный источник энергии для нейронов центральной нервной системы. Организм не может позволить себе не обеспечивать нервную систему энергией даже в условиях вынужденного голода, но у него (организма) есть возможность преобразовывать в глюкозу самые разнообразные вещества: аминокислоты, молочную кислоту, глицерин, жирные кислоты. Процесс этот происходит в главной химической фабрике нашего организма – печени и называется глюконеогенез .

Так вот, именно в результате глюконеогенеза, у человека, в организме которого углеводы закончились, расходуется значительное количество собственных жировых запасов для образования глюкозы (в дополнение к тем, которые окисляются в митохондриях).

Но не спешите радоваться этому факту. Дело в том, что для того, чтобы ПОЛНОСТЬЮ исчерпать запасы углеводов в организме, нужно выполнять физическую работу в течение нескольких часов (например, пробежать марафонскую дистанцию). Конечно, можно пойти другим путем – прекратить прием углеводов вовсе (т.н. безуглеводные диеты). Но это чревато другой проблемой: активный глюконеогенез приводит к накоплению в организме кетоновых тел : ацетоуксусной, оксимасляной кислот и ацетона. Это в некоторой степени закисляет организм, что может быть небезопасным для здоровья человека. Поэтому в практике персонального тренинга категорически не рекомендуется рекомендовать клиентам любые несбалансированные по нутриентам рационы.

Миф №12. Жим лёжа узким хватом мощно нагружает трицепс

Если для того, чтобы разделаться с предыдущими мифами нам приходилось погрузиться в тему биохимии, то сегодняшний миф требует некоторых знаний из области механики. ( Биомеханики , как любят говорить мои коллеги. Видимо, биомеханика звучит посолиднее, чем просто механика).

Кстати напомню, что механика – «наука о движении материальных объектов и взаимодействии между ними».

Итак, давайте разберемся сначала с выражением «мышца получает нагрузку». Это значит, что в ней произошли какие-либо гомеостатические изменения в то время, когда она совершала механическую работу (например, в силу того, что очень активно происходило энергообеспечение, скопился свободный креатин, АДФ, молочная кислота, лактат и ионы водорода). Это привело к ее утомлению и, в конечном итоге, вынудило к адаптационным изменениям. Таким образом, нас интересуют вопрос, совершила ли мышца работу или нет. Здесь недостаточно опираться на свои ощущения (типа, «я чувствую, что мышца напрягается, значит, она работает». Напрягаться-то мышца может и напрягается, но не потому, что вынуждена преодолевать нагрузку, а по каким-то иным причинам. Об этом явлении чуть позже).

Так вот, как узнать, выполняет ли мышца работу, преодолевая нагрузку или нет? Очень просто. Мы знаем, что работа мышцы заключается в противодействии внешней нагрузке. Если мы обнаружим эту нагрузку, и она будет значительной, тогда можем сказать, что да, мышца напрягается, противодействуя ей. Если такого внешнего усилия мы не найдём, то вынуждены будем констатировать, что и мышца не нагружается – ей просто нечему противодействовать.

Далее. Учитывая, что все движения, которые могут происходить под действием любых сил в наших суставах, – вращательные, вспомним, что нагрузка, заставляющая их вращаться, называется моментом силы ( синонимы: крутящий момент; вращательный момент; вращающий момент ) и равна произведению самой силы на её плечо . Плечо, в свою очередь, это кратчайшее расстояние от линии, вдоль которой проходит сила до оси вращения.

На рисунке 1 видно, что мы можем говорить о том, что бицепс нагрузился, потому что убедились в существовании внешней нагрузки – момента силы гантели, равного силе Р, умноженной на её плечо Dp.

Давайте теперь посмотрим на схему выполнения упражнения «Жим лежа узким хватом», при котором спортсмен использует хват на ширине плеч, опускает гриф под грудь и прижимает локти к бокам. Сзади и сбоку мы увидим такую картину.

Рис. 2. Вид сзади

Рис. 3 Вид сбоку

Таким образом видно, что сила, с которой штанга воздействует на руку, проходит через локтевой сустав и, значит, плечо этой силы равно нулю. Соответственно, и ее вращательный момент тоже равен нулю. Проще говоря, эта сила в локтевом суставе предплечье не сгибает и не разгибает. Поэтому и трицепс не получает нагрузку. Трицепс – это мышца-разгибатель предплечья. А здесь нет внешнего усилия, которое предплечье бы сгибало. Локтевой сустав сгибается сам по мере того, как разгибается плечо в плечевом суставе и сам же разгибается при сгибании плеча в плечевом суставе.

Несомненно, трицепс в некоторой степени напрягается, обеспечивая равновесие и правильную траекторию движения снаряда (как, собственно, и многие другие мышцы). Эту роль часто неверно называют стабилизацией. Кроме того, зачастую мышцы напрягаются непроизвольно в силу того, что организм старается подключать их в максимальном количестве, минимизируя нагрузку на каждую из них. Однако такая нагрузка несопоставима с той, которая появляется при необходимости преодолеть действительно значительное внешнее усилие.

Можем ли мы как-то изменить технику с тем, чтобы все-таки трицепс получил нагрузку? Конечно, можем. Нужно создать вращательный момент, т.е. усилие, направленное на сгибание локтя. И тогда трицепс включился бы в работу, противодействуя такому усилию. Для этого мы должны добиться ситуации, когда у силы штанги появится плечо. Например, выполняя это упражнение, опуская штангу к верхней части груди (получается гибрид с французским жимом лёжа, (рис. 4) или расставляя локти пошире (рис. 5).

рис. 4

ru-healthlife.livejournal.com

"Мифы бодибилдинга" Д. Калашников | Фитнес бикини

Знакомясь с многочисленными публикациями в популярных журналах и на сайтах, посвященных вопросам бодибилдинга и фитнеса, видя эмоциональную полемику, разворачивающуюся на многочисленных интернет-форумах, удивляешься – почему в поисках ответов на свои вопросы энтузиасты (как любители, так и профессионалы) бодибилдинга не заглянут туда, где многие ответы уже есть – в УЧЕБНИКИ!Да-да, обычные учебники: по анатомии, общей и спортивной физиологии, биомеханике. Именно они (а не популярные журнальные статьи, советы «гуру» от бодибилдинга, обсуждения на чатах и форумах) должны в первую очередь стать тем фундаментом, на котором вы сможете строить свои умозаключения и гипотезы. К сожалению, очень часто до сих пор бытует такая «аргументация» – это истинно, потому что мне так сказал мой тренер (или более опытный товарищ по тренировкам). А ему сказал его тренер. А ему? А ему, по всей видимости, его… и так до начала времен… Так и представляешь себе картину, как дряхлый столетний ТРЕНЕР, умирая, шепотом раскрывает на ухо склонившемуся над ним ученику ВЕЛИКУЮ ТАЙНУ, наказывая в свою очередь передать ее перед смертью своему ученику…Интересно, кто-нибудь из этой череды учителей хоть раз усомнился в этих «знаниях» и решил их проверить, порывшись в УЧЕБНИКАХ? Конечно же, многое в нашей области остается неисследованным (да и серьезных научных исследований в области бодибилдинга, к слову сказать, не проводилось). Многие концепции, к которым пришли энтузиасты бодибилдинга, опираясь лишь на практику самостоятельных тренировок, подтверждают свою эффективность и могут действительно опережать данные науки.Кстати, такие знания, полученные эмпирически, на основе лишь практического опыта, американцы называют «вести из окопов». Но, тем не менее, как много до сих пор бытует разнообразных мифов, ошибочных концепций и дремучих заблуждений, происходящих из-за элементарной безграмотности и нежелания подложить под свой практический опыт теоретическую базу. Итак, коллеги, давайте это сделаем мы и попытаемся подвергнуть анализу некоторые, казалось бы, незыблемые концепции силового тренинга.Мифы об упражненияхМиф №1. Базовые многосуставные движения, выполняемые с большими весами, строят большие бесформенные мышцы, а изолированные односуставные упражнения, выполняемые с небольшим весом в подчеркнуто четком стиле, служат для «шлифовки» мускулатуры, придания мышцам рельефности и красивой формы.Миф №2. Большие веса и небольшое количество повторений – на массу, маленькие веса и большое количество повторений – на рельеф.Миф №3. Для наиболее эффективной стимуляции роста мышц необходимо прорабатывать их с помощью разных упражнений, «удивляя» их и «не давая адаптироваться».

Для того, что бы оптом расправиться с этими, весьма укорененными в бодибилдерской среде мифами, давайте совершим экскурс в основы спортивной физиологии и вместе попробуем разобраться с такими терминами и явлениями, как рост мышечной массы, форма и рельеф мышцы, стресс и адаптация. Что такое рост мышечной массы и от чего он зависит?Увеличение количества мышечной массы в результате тренировок является одним из проявлений процесса, присущего любому живому существу и заключающегося в изменении организма в соответствии с изменениями внешней среды. Этот процесс называется адаптацией. Все структуры организма и их функции находятся на том оптимальном уровне, который обеспечивает жизнь этого организма в конкретных условиях. Ничего нет «про запас» (кроме такого загадочного органа, как головной мозг человека, возможности которого многократно превышают потребности в нем, возникающие на протяжении всей жизни). Однако если потребность в каком-либо органе или системе повысится (или понизится), организм будет меняться в соответствии с этими потребностями, увеличивая или понижая возможности этих органов и систем.Примером таких изменений может служить привычное нам явление – загар. Облучая тело ультрафиолетовыми лучами, мы подвергаем организм нагрузке – облучению – и тот, в свою очередь, начинает меняться, насыщая кожу пигментом и делая ее более устойчивой к этому воздействию. Точно также организм может увеличивать и свои мышцы в случае, если увеличилась потребность в них. Как же происходит этот процесс? Нагрузки, испытываемые организмом во время тренировки, приводят к разнообразным негативным изменениям, как в самих мышцах, так и во всех других системах. В мышцах значительно снижаются запасы источников энергии – креатинфосфата и гликогена.Из-за резко увеличившегося анаэробного гликолиза – процесса энергообеспечения – изменяется химический состав мышечных волокон. Увеличивается содержание аденозиндифосфата, креатина, ионов водорода, лактата. Мышечные клетки как бы «отравляются», «закисляются». Кроме этого, может происходить микротравматизация отдельных мышечных волокон, подвергаются разрушению различные белковые структуры. Подвергается значительной нагрузке нервная и нервно-мышечная система. В центральной нервной системе развивается резкое возбуждение, которое затем сменяется запредельным торможением. Чрезмерная интенсивность нервных импульсов к мышцам истощает и генерирующие их нервные клетки. Нарушается электрохимическое сопряжение при передаче с нерва на мышцу.Дополнительная нагрузка ложится и на эндокринную систему, которая вынуждена с особым усердием в повышенных количествах секретировать сначала гормоны, ответственные за срочную поставку резервных источников энергии, а затем гормоны, включающие восстановительные, синтетические (строительные) процессы. Не остается в стороне и сердечно-сосудистая, и дыхательная системы. А теперь внимание! Если нагрузка, которую получил организм, больше обычной, привычной для него, то центральная нервная система, зафиксировав и «обработав» информацию об этом, «включает» так называемый механизм общей адаптации, выражающийся не только в мерах, направленных на противостояние конкретному виду нагрузки, но и общих, не связанных именно с этой нагрузкой, приспособительных реакциях.Это состояние организма названо Г. Селье «состоянием стресса» (от английского stress – напряжение), а ситуация, ее вызвавшая – стрессором. Я подчеркну – если увеличилась нагрузка именно на весь организм, а не только на конкретную прорабатываемую мышцу! Только в этом случае в организме поднимется «гормональная буря», в результате которой станет возможно срочное энергообеспечение, а затем восстановление потраченных запасов энергии и синтез тех белковых структур, в которых была особенная потребность (в том числе и мышц). Именно в составе срочных адаптационных реакций происходят изменения, запускающие эти строительные процессы, осуществляемые во время восстановительного периода. И после того, как системы организма, подвергнувшиеся воздействию, восстановятся до прежнего уровня, процесс будет продолжаться и, став уже не восстановлением, а сверхвосстановлением, выведет их на новый уровень, более высокий, чем был вначале.Теперь из глубин физиологии поднимемся к поверхности, к нашей бодибилдерской практике и вернемся к мифам, с которыми я обещал вам расправиться. Итак, первые два мифа. В них говорится о форме и бесформенности, объеме и рельефе, наборе и сушке. Внесем ясность в эти термины. Оставим такие характеристики мышц, как рельефные или нерельефные, бесформенные или проработанные дилетантам. Рельефным или нерельефным, бесформенным или проработанным может быть тело, но уж ни как не мышцы! Мышцы – там, под кожей и жиром – рельефные, «сухие», проработанные всегда! Другое дело, что они могут быть большими или маленькими, сильными или слабыми. Вот их единственные характеристики!А вот тело действительно может быть рельефным (т.е. с хорошо видимыми мышцами) или нерельефным. И будет это зависеть не от мышц, а от количества подкожного жира, находящегося над мышцами. Если слой подкожно-жировой клетчатки тонок, то рельефным будет выглядеть человек даже с небольшой мышечной массой. Таких «атлетов» называли «резьба по кости» или «засушенный Арнольд». Единственные внешние изменения, которые мы может производить с мышцами – это увеличивать их в размерах (гипертрофировать) или уменьшать (атрофировать). Мышца не может менять своей формы (если только она не состоит из волокон или пучков, расположенных в разных направлениях и осуществляющих разные движения тех костей, к которым они прикреплены). Она не может увеличиваться одной своей частью, не может становиться длинней или короче. Единственное, что мы можем сделать со своей мышцей, – это попытаться ее увеличить всю, целиком. Все то разнообразие форм мышц, которое можно видеть у стоящих на сцене бодибилдеров обусловлено не тем, что они по-разному их тренируют, а их генетикой.У одного бицепс короткий, пикообразный, а у другого пологий, длинный, заканчивающийся практически в локтевом сгибе. У одного широчайшие как капюшон у кобры, опускаются чуть ли не до таза, а у другого они настолько коротки, что выглядят распирающими в стороны руки буграми подмышками. Все делают приблизительно одни и те же упражнения, а вот какой формы будут мышцы, когда они вырастут (если вырастут…), будет зависеть от того, что досталось атлету по наследству от родителей. Поэтому единственное, о чем мы должны беспокоиться – как заставить мышцы расти. И, решая эту задачу, мы действительно будем подбирать упражнения. Но руководствоваться при этом не тем, что «шлифует» это упражнение или куда смещает какой-то там акцент, а на то, какую нагрузку получит как целевая мышца, так и весь организм в целом! Воспримет ли организм эту нагрузку как что-то новое, более мощное по своему воздействию, «включит» ли центральная нервная система механизм общей адаптации, забушует ли «гормональная буря», подстегнет ли активность генетического аппарата и скорость синтеза белков? (Кстати, все это не относится к атлетам, использующим гормональные препараты: в их телах «гормональная буря» создается и без запуска этого механизма). Зависеть же это будет от количества мышечных групп, вовлекаемых в работу во время выполнения этого движения.Например, три упражнения, нацеленные на квадрицепс – разгибания ног в тренажере, жим ногами и приседания – будут отличаться друг от друга тем, что во втором упражнении участвует мышц приблизительно в два раза больше, чем в первом, а в третьем – в три раза больше. А вовсе не тем, что какое-то из них что-то там шлифует или «придает квадрицепсу каплевидность» или делает что-то еще. Вследствие этого мы должны оценивать не только само упражнение, но и того человека, которому мы его рекомендуем. Нет упражнений, абсолютно полезных или бесполезных, эффективных или не эффективных. Например, новичку, ранее не имевшему опыта занятий какой-либо двигательной активностью, обладающему низким уровнем координации движений, подвижности в суставах и способности к осознанности своего тела, совершенно не обязательно в начале использовать базовые упражнения, даже с небольшими весами. Они, как правило, достаточно технически сложны, и усилия при их освоении внесут дополнительный дискомфорт в начальный, (и без того достаточно сложный) период втягивания в регулярные спортивные тренировки.Для него стрессором будут самые простые, выполняемые на биомеханически рассчитанных, травмобезопасных изолированных тренажерах. Такие упражнения будут для него комфортны и просты. И, наоборот, для опытного атлета лишь движения, вовлекающие в работу максимально возможное количество мышечных групп (становая тяга, приседания) смогут оказать на организм такое воздействие, которое превысит пороговый уровень и включит всю цепочку адаптационных процессов, которые, в конечном итоге, приведут к гипертрофии их мышц. Даже если ему нужно было увеличить только свой бицепс. Гипертрофию же может вызвать любой тренировочный режим: как объемный (многоповторный), так и высокоинтенсивный. Другое дело, что увеличиваться будут разные части мышечного волокна: миофибриллы (сократительные элементы мышца), митохондрии (ее микроэлектростанции), саркоплазма (внутриклеточная жидкость со всем ее содержимым), другие элементы мышц.Какие-то режимы будут для конкретного атлета более эффективными, какие-то – менее. Один спортсмен может иметь бóльшую склонность к гипертрофии за счет саркоплазмы, другой – за счет миофибрилл. Но все эти режимы призваны решать единственную задачу – что-то в мышечной ткани увеличить! То же самое и с проработкой мышц под разными углами, разными упражнениями. Повторюсь, что под разными углами нужно прорабатывать только те мышцы, которые состоят из пучков, расположенных в разных направлениях и выполняющие разные движения. Например, трапециевидная мышца верхней своей частью поднимает лопатки, средней – сводит их к позвоночнику, а нижней – опускает. Поэтому для нагрузки на верхнюю часть нам нужно будет использовать шраги, средняя часть участвует в отведении плечевого пояса назад при тягах на горизонтальном блоке к животу, а нижняя вовлекается в работу, когда мы опускаем плечевой пояс вниз, выполняя тяги к груди на вертикальном блоке.Во всех остальных случаях при выборе упражнений нас в основном должно интересовать количество вовлекаемых в работу мышц, а не то, как это упражнение выглядит. А вот для того, чтобы сделать процесс адаптации непрерывным и не попасть в состояние отсто… простите, застоя, менять нужно характер нагрузки – количество повторений, вес, скорость движения, допускать или не допускать расслабления мышцы между повторениями, использовать или не использовать инерцию движения снаряда, пиковое изометрическое сокращение и другие параметры. Именно характер нагрузки, а не равноценные по количеству вовлеченных в работу мышечных групп упражнения. Их менять можно, но только для того, чтобы было нескучно качаться.

http://kalashnikovdm.livejournal.com/

fitness-bikini.com

Легенды и мифы бодибилдинга. Д Калашников: ru_healthlife

Для того, что бы оптом расправиться с этими, весьма укорененными в бодибилдерской среде мифами, давайте совершим экскурс в основы спортивной физиологии и вместе попробуем разобраться с такими терминами и явлениями, как рост мышечной массы, форма и рельеф мышцы, стресс и адаптация. Что такое рост мышечной массы и от чего он зависит?

Увеличение количества мышечной массы в результате тренировок является одним из проявлений процесса, присущего любому живому существу и заключающегося в изменении организма в соответствии с изменениями внешней среды. Этот процесс называется адаптацией. Все структуры организма и их функции находятся на том оптимальном уровне, который обеспечивает жизнь этого организма в конкретных условиях. Ничего нет «про запас» (кроме такого загадочного органа, как головной мозг человека, возможности которого многократно превышают потребности в нем, возникающие на протяжении всей жизни). Однако если потребность в каком-либо органе или системе повысится (или понизится), организм будет меняться в соответствии с этими потребностями, увеличивая или понижая возможности этих органов и систем.

Примером таких изменений может служить привычное нам явление – загар. Облучая тело ультрафиолетовыми лучами, мы подвергаем организм нагрузке – облучению – и тот, в свою очередь, начинает меняться, насыщая кожу пигментом и делая ее более устойчивой к этому воздействию. Точно также организм может увеличивать и свои мышцы в случае, если увеличилась потребность в них. Как же происходит этот процесс? Нагрузки, испытываемые организмом во время тренировки, приводят к разнообразным негативным изменениям, как в самих мышцах, так и во всех других системах. В мышцах значительно снижаются запасы источников энергии – креатинфосфата и гликогена.

Из-за резко увеличившегося анаэробного гликолиза – процесса энергообеспечения – изменяется химический состав мышечных волокон. Увеличивается содержание аденозиндифосфата, креатина, ионов водорода, лактата. Мышечные клетки как бы «отравляются», «закисляются». Кроме этого, может происходить микротравматизация отдельных мышечных волокон, подвергаются разрушению различные белковые структуры. Подвергается значительной нагрузке нервная и нервно-мышечная система. В центральной нервной системе развивается резкое возбуждение, которое затем сменяется запредельным торможением. Чрезмерная интенсивность нервных импульсов к мышцам истощает и генерирующие их нервные клетки. Нарушается электрохимическое сопряжение при передаче с нерва на мышцу.

Дополнительная нагрузка ложится и на эндокринную систему, которая вынуждена с особым усердием в повышенных количествах секретировать сначала гормоны, ответственные за срочную поставку резервных источников энергии, а затем гормоны, включающие восстановительные, синтетические (строительные) процессы. Не остается в стороне и сердечно-сосудистая, и дыхательная системы. А теперь внимание! Если нагрузка, которую получил организм, больше обычной, привычной для него, то центральная нервная система, зафиксировав и «обработав» информацию об этом, «включает» так называемый механизм общей адаптации, выражающийся не только в мерах, направленных на противостояние конкретному виду нагрузки, но и общих, не связанных именно с этой нагрузкой, приспособительных реакциях.

Это состояние организма названо Г. Селье «состоянием стресса» (от английского stress – напряжение), а ситуация, ее вызвавшая – стрессором. Я подчеркну – если увеличилась нагрузка именно на весь организм, а не только на конкретную прорабатываемую мышцу! Только в этом случае в организме поднимется «гормональная буря», в результате которой станет возможно срочное энергообеспечение, а затем восстановление потраченных запасов энергии и синтез тех белковых структур, в которых была особенная потребность (в том числе и мышц). Именно в составе срочных адаптационных реакций происходят изменения, запускающие эти строительные процессы, осуществляемые во время восстановительного периода. И после того, как системы организма, подвергнувшиеся воздействию, восстановятся до прежнего уровня, процесс будет продолжаться и, став уже не восстановлением, а сверхвосстановлением, выведет их на новый уровень, более высокий, чем был вначале.

Теперь из глубин физиологии поднимемся к поверхности, к нашей бодибилдерской практике и вернемся к мифам, с которыми я обещал вам расправиться. Итак, первые два мифа. В них говорится о форме и бесформенности, объеме и рельефе, наборе и сушке. Внесем ясность в эти термины. Оставим такие характеристики мышц, как рельефные или нерельефные, бесформенные или проработанные дилетантам. Рельефным или нерельефным, бесформенным или проработанным может быть тело, но уж ни как не мышцы! Мышцы – там, под кожей и жиром – рельефные, «сухие», проработанные всегда! Другое дело, что они могут быть большими или маленькими, сильными или слабыми. Вот их единственные характеристики!

А вот тело действительно может быть рельефным (т.е. с хорошо видимыми мышцами) или нерельефным. И будет это зависеть не от мышц, а от количества подкожного жира, находящегося над мышцами. Если слой подкожно-жировой клетчатки тонок, то рельефным будет выглядеть человек даже с небольшой мышечной массой. Таких «атлетов» называли «резьба по кости» или «засушенный Арнольд». Единственные внешние изменения, которые мы может производить с мышцами – это увеличивать их в размерах (гипертрофировать) или уменьшать (атрофировать). Мышца не может менять своей формы (если только она не состоит из волокон или пучков, расположенных в разных направлениях и осуществляющих разные движения тех костей, к которым они прикреплены). Она не может увеличиваться одной своей частью, не может становиться длинней или короче. Единственное, что мы можем сделать со своей мышцей, – это попытаться ее увеличить всю, целиком. Все то разнообразие форм мышц, которое можно видеть у стоящих на сцене бодибилдеров обусловлено не тем, что они по-разному их тренируют, а их генетикой.

У одного бицепс короткий, пикообразный, а у другого пологий, длинный, заканчивающийся практически в локтевом сгибе. У одного широчайшие как капюшон у кобры, опускаются чуть ли не до таза, а у другого они настолько коротки, что выглядят распирающими в стороны руки буграми подмышками. Все делают приблизительно одни и те же упражнения, а вот какой формы будут мышцы, когда они вырастут (если вырастут…), будет зависеть от того, что досталось атлету по наследству от родителей. Поэтому единственное, о чем мы должны беспокоиться – как заставить мышцы расти. И, решая эту задачу, мы действительно будем подбирать упражнения. Но руководствоваться при этом не тем, что «шлифует» это упражнение или куда смещает какой-то там акцент, а на то, какую нагрузку получит как целевая мышца, так и весь организм в целом! Воспримет ли организм эту нагрузку как что-то новое, более мощное по своему воздействию, «включит» ли центральная нервная система механизм общей адаптации, забушует ли «гормональная буря», подстегнет ли активность генетического аппарата и скорость синтеза белков? (Кстати, все это не относится к атлетам, использующим гормональные препараты: в их телах «гормональная буря» создается и без запуска этого механизма). Зависеть же это будет от количества мышечных групп, вовлекаемых в работу во время выполнения этого движения.

Например, три упражнения, нацеленные на квадрицепс – разгибания ног в тренажере, жим ногами и приседания – будут отличаться друг от друга тем, что во втором упражнении участвует мышц приблизительно в два раза больше, чем в первом, а в третьем – в три раза больше. А вовсе не тем, что какое-то из них что-то там шлифует или «придает квадрицепсу каплевидность» или делает что-то еще. Вследствие этого мы должны оценивать не только само упражнение, но и того человека, которому мы его рекомендуем. Нет упражнений, абсолютно полезных или бесполезных, эффективных или не эффективных. Например, новичку, ранее не имевшему опыта занятий какой-либо двигательной активностью, обладающему низким уровнем координации движений, подвижности в суставах и способности к осознанности своего тела, совершенно не обязательно в начале использовать базовые упражнения, даже с небольшими весами. Они, как правило, достаточно технически сложны, и усилия при их освоении внесут дополнительный дискомфорт в начальный, (и без того достаточно сложный) период втягивания в регулярные спортивные тренировки.

Для него стрессором будут самые простые, выполняемые на биомеханически рассчитанных, травмобезопасных изолированных тренажерах. Такие упражнения будут для него комфортны и просты. И, наоборот, для опытного атлета лишь движения, вовлекающие в работу максимально возможное количество мышечных групп (становая тяга, приседания) смогут оказать на организм такое воздействие, которое превысит пороговый уровень и включит всю цепочку адаптационных процессов, которые, в конечном итоге, приведут к гипертрофии их мышц. Даже если ему нужно было увеличить только свой бицепс. Гипертрофию же может вызвать любой тренировочный режим: как объемный (многоповторный), так и высокоинтенсивный. Другое дело, что увеличиваться будут разные части мышечного волокна: миофибриллы (сократительные элементы мышца), митохондрии (ее микроэлектростанции), саркоплазма (внутриклеточная жидкость со всем ее содержимым), другие элементы мышц.

Какие-то режимы будут для конкретного атлета более эффективными, какие-то – менее. Один спортсмен может иметь бóльшую склонность к гипертрофии за счет саркоплазмы, другой – за счет миофибрилл. Но все эти режимы призваны решать единственную задачу – что-то в мышечной ткани увеличить! То же самое и с проработкой мышц под разными углами, разными упражнениями. Повторюсь, что под разными углами нужно прорабатывать только те мышцы, которые состоят из пучков, расположенных в разных направлениях и выполняющие разные движения. Например, трапециевидная мышца верхней своей частью поднимает лопатки, средней – сводит их к позвоночнику, а нижней – опускает. Поэтому для нагрузки на верхнюю часть нам нужно будет использовать шраги, средняя часть участвует в отведении плечевого пояса назад при тягах на горизонтальном блоке к животу, а нижняя вовлекается в работу, когда мы опускаем плечевой пояс вниз, выполняя тяги к груди на вертикальном блоке.

Во всех остальных случаях при выборе упражнений нас в основном должно интересовать количество вовлекаемых в работу мышц, а не то, как это упражнение выглядит. А вот для того, чтобы сделать процесс адаптации непрерывным и не попасть в состояние отсто… простите, застоя, менять нужно характер нагрузки – количество повторений, вес, скорость движения, допускать или не допускать расслабления мышцы между повторениями, использовать или не использовать инерцию движения снаряда, пиковое изометрическое сокращение и другие параметры. Именно характер нагрузки, а не равноценные по количеству вовлеченных в работу мышечных групп упражнения. Их менять можно, но только для того, чтобы было нескучно качаться.

kalashnikovdm

ru-healthlife.livejournal.com

"Мифы бодибилдинга" Д. Калашников. продолжение...

ru_healthlife — 24.04.2014

Дмитрий Калашников, продолжает развенчивать мифы фитнеса!

Миф №5 Различными упражнениями можно дать нагрузку на разные части мышцы (варианты: сместить нагрузку, проработать отдельную часть и т.п.) Например: разгибания ног в тренажере дают нагрузку на низ квадрицепса, кроссовер - внутреннюю часть грудных, концентрированные сгибания на бицепс - на среднюю часть (пик) бицепса и т.д.

Этот миф перекликается с третьим мифом о необходимости прорабатывать мышцу под разными углами. Повторюсь, что такая необходимость появляется, если мышца состоит из разных частей, выполняющих действительно различные движения - например передний, средний и задний пучки дельтовидной, верхние, средние и нижние части грудной или трапециевидной и т.п.  Но если все пучки и волокна мышцы выполняют одно движение, дать нагрузку на отдельную ее часть невозможно! Что бы лучше представить себе, что делает мышца, выполняя работу и получая при этом нагрузку, представьте себе резиновый жгут, растянутый и прикрепленный к двум, шарнирно соединенным друг с другом костям. Сжимаясь, резина будет приближать кости друг к другу (в анатомии такое движение называется сгибанием). Вот то же самое делает сокращающаяся мышца. А теперь ответьте мне на вопрос - вы можете себе представить, что в это время одна часть резины напряжена больше другой? Нет? Так же и мышца - она просто равномерно сокращается, передавая усилие с одной кости к другой.Откуда же появился этот миф?

Ведь действительно, при выполнении некоторых упражнений возникают разнообразные болезненные ощущения - жжение, "горение", тупая боль, боль от растягивающих усилий - ближе к началу или к месту прикрепления мышцы. Эти виды боли возникают по разным причинам: закисление мышцы (жжение), максимальные напряжение в состоянии предельного укорочения (тупая боль, "ломота"), значительное растяжение мышцы, находящейся под нагрузкой. То, в каком месте мы почувствуем болезненные ощущения, будет зависеть от того, где в большей степени находятся те рецепторы, которые регистрируют эти состояния. Например, рецепторы, регистрирующие растяжение мышечных волокон, располагаются на концах мышцы, в месте ее перехода в сухожилие, и в самих сухожилиях. Поэтому, например, при растягивании мышц задней поверхности бедра, мы будем ощущать боль в подколенных сухожилиях, хотя эти мышцы будут растягиваться целиком, от начала до места их прикрепления. Точно так же дело обстоит с болью в мышцах по другим причинам. Мышца напрягается вся, целиком, однако мы можем почувствовать боль в отдельной ее части.

Миф №6 "Выполняя упражнения изолированно, не подключая других мышц, мы повышаем его травмобезопасность"Примечание. Имеется в виду именно отключение от работы иных мышц, кроме целевых, а не односуставные упражнения.

Причиной травм, распространенных среди спортсменов или энтузиастов фитнеса, является перегрузка или чрезмерное напряжение мышц, сухожилий и связок. Наиболее часты травмы, вызванные хроническим перенапряжением опорно-двигательного аппарата (Repetitive Strain Injury (Rsi)).Теперь давайте поговорим о травмобезопасности. В нашем случае речь идет о травмобезопасности, как правило, мышечной ткани или соединительно-тканных образований (СТО). Получить травму они могут в ситуации, когда они вынуждены функционировать (сокращаться, передавать усилие) в условиях, значительно отличающихся от обычных условий их функционирования. Пойдем от обратного. Значит для того, чтобы обеспечить травмобезопасность, условия функционирования этих структур не должны критично отличаться от обычных, естественных. (Ведь опорно-двигательный аппарат человека сформировался в свою современную форму, изменяясь и формируясь в соответствии тем задачам, которые перед ним ставила жизнь. Этими требованиями обусловлено именно такое строение и форма суставов, костей, связок, и мышц. Проведу аналогию с автомобилем. Он сконструирован под определенные условия эксплуатации. Предполагаемым нагрузкам при такой эксплуатации соответствуют прочностные характеристики всех узлов и деталей автомобиля. Эксплуатация автомибля в условиях и с нагрузками, превышающими расчетные, с большой долей вероятности приведет к поломке). Здесь видится некоторое противоречие с требованием соблюдать принцип перегрузки (постоянная прогрессия величины нагрузки), однако на самом деле никакого противоречия нет, необходимость периодически преодолевать предельные сопротивления и переносить высокую нагрузку - естественные компоненты жизни человека (иначе как бы Homo Sapiens дожил бы до сегодняшнего дня, не  будучи кем-нибудь съеденным). А вот глядя на различные упражнения, используемые в арсенале бодибилдинга, разницу между естественными или неестественными движениями увидеть можно. Достаточно лишь, пользуясь воображением, попытаться представить, может ли это движение использоваться в обычно жизни нашего предка? Например, необходимость поднять какой-нибудь тяжелый предмет выше уровня головы возникнуть иногда может. Но попытайтесь представить, как это человек сделает? Скорей всего, получится движение, похожее на жим штанги с груди стоя. А вот представить себе, что человек поднимает что-то тяжелое (например, камень, готовясь метнуть его в мамонта) в технике жим штанги из-за головы, невозможно. Это стопроцентно искусственное движение, не существующее в природе. Откуда оно появилось в бодибилдинге и зачем применяется, да и нужно ли вообще - тема отдельного разговора.Смотря на упражнения из арсенала бодибилдинга под этим углом зрения, можно с уверенностью сказать, что в природе изолированных движений не существует! Понять это достаточно просто - ведь тело в попытке преодолеть отягощение постарается решить эту задачи максимально экономно, т.е. подключив к работе максимально возможное количество мышц, да еще и взяв в помощники силу инерции. Поэтому, как мы можем говорить о соблюдении условия травмобезопасности, если предлагаем спортсмену преодолевать нагрузку, делая движения, не существующие в природе?Однако не торопитесь выбрасывать изолированные упражнения на свалку. Травмоопасными они становятся только тогда, когда при их выполнении спортсмен работает с большим весом, да еще и продолжительное время. Если же вес отягощения невелик, риск получить травму достаточно мал. Например, такое неестественное и изолированное упражнение, как подъем гантелей через стороны с пронированным предплечьем, заставляя головку плечевой кости прижиматься к лопатке и, таким образом надавливая на сухожилие надостной мышцы, при соблюдении определенных правил (не поднимать руки выше горизонтали), достаточно травмобезопасно, так как связано с преодолением относительно небольшого веса. Между тем изолированные упражнения обладают неоспоримыми преимуществом: они достаточно просты для выполнения и позволяют минимизировать нагрузку на организм тогда, когда это требуется. Например, для новичков, лиц из т.н. специальной категории населеия (по тем или иным причнам имеющих ограничения в нагрузках) и т.п.Однако, если в изолированном упражнении, при котором у тела отсутствует возможность помочь целевой мышце справиться с нагрузкой, используется большое отягощение - жди беды! "Летят" локти при выполнении французского жима лежа, плечи при жимах штанги из-за головы сидя, колени при гакк-приседаниях.Кстати, последние два упражнения пора безжалостно выбросить из арсенала бодибилдинга на помойку

предлагаю выкинуть на помойку такие привычные бодибилдерам упражнения, как жим штанги из-за головы сидя и гакк-приседания.

Сначала расскажу о том, откуда и почему эти упражнения появились в нашем арсенале. Начну с жимов из-за головы. Пришло это упражнение, как и многие другие, в бодибилдинг из тяжелой атлетики. Сейчас в этом виде спорта соревнуются в двух упражнениях – рывке и точке. Однако когда-то (а точнее, до 1928г.), спортсмены соревновались в пятиборье (рывок и толчок разноименными руками, жим, рывок и толчок двумя руками). Затем на смену пятиборью пришло олимпийское троеборье (жим, рывок и толчок двумя руками), которое просуществовало 44 года (до 1972). Отказались от жима потому, что существовали серьезные проблемы с объективным судейством этого движения. Спортсмены сильно переразгибали позвоночник (жим стоя был похож на «жим лежа» стоя), швунговали, применяли другие хитрости.

Однако до 72 года жим занимал свое почетное место в троеборье и, естественно, развитие силовых способностей в этом упражнении было одной из основных задач как спортсменов, так и их тренеров. Для решения этой задачи, для того, чтобы у спортсмена не было ни возможности, ни соблазна швунговать, ему предлагалось выполнять на тренировке жимы в положении сидя, а чтобы исключить переразгибание позвоночника, нужно было при выполнении упражнения опираться спиной о вертикальную спинку скамьи. Но в таком положении просто невозможно выполнять жим со штангой, расположенной перед собой, поэтому движение видоизменили, стали выполнять жимы из-за головы, сохраняя тем самым равновесие и устойчивость. Так появился жим штанги из-за головы сидя.

Затем, при отпочковывании бодибилдинга от тяжелой атлетики, вместе с оборудованием в арсенал бодибилдеров перекочевало и большинство упражнений. Перебрался вместе с другими упражнениями и жим из-за головы. Обратите внимание, цель (развитие силовых способностей в упражнении жим штанги с груди для повышения результативности в олимпийском троеборье) исчезла, а упражнение прижилось. Для чего же его стали использовать бодибилдеры? Тут придется кинуть небольшой камушек в их огород. Я имею в виду повальную безграмотность энтузиастов (да, что греха таить, и самих тренеров) в области анатомии. Казалось бы, парадокс: вид спорта заинтересован в максимальном развитии всех мышц, а где точно располагаются эти мышцы и что они делают, - об этом большая масса энтузиастов-качков не имеют ни малейшего понятия.

Так вот, это незнание основ анатомии сыграло с энтузиастами бодибилдинга злую шутку. Слышав в общих чертах, что есть такие мышцы, как передняя и задняя дельтовидная, они, энтузиасты, посчитали, что жим из-за головы (т.е. сзади) – на задние, а с груди (т.е. спереди) – на передние. Чувствуете: сзади – на задние, спереди – на передние? Однако давайте раскроем учебник анатомии и посмотрим, где же располагаются эти мышцы. Я на практических занятиях наших учебных курсов провожу практический эксперимент. Беру самого рельефного слушателя, прошу снять майку или закатать рукав и сесть рядом со мной, затем прошу его поднять руку в сторону (отвести плечо) и своей рукой прикладываю усилие к его руке спереди, сзади или сверху. Соответственно, ему приходится статически преодолевать эту нагрузку усилием своих мышц вперед, назад или вверх. При этом хорошо проявляются передние, задние или средние пучки дельтовидной мышцы.

Затем я, удерживая свои пальцы на передней части дельтовидной, прошу его развернуть руку (супинировать плечо), имитируя исходное положение упражнения жим из-за головы. Хорошо видно, как передняя часть дельтовидной мышцы оказывается при этом сверху, как раз в направлении движения плечевой кости вверх. Прошу вывести руку вперед, имитируя исходное положение упражнения жим штанги с груди. В расположении всех пучков дельтовидной мышцы ничего не меняется. Передняя часть так же остается сверху, средняя сзади, задняя снизу руки. Становится хорошо понятной роль всех трех пучков дельтовидной мышцы при выполнении любых жимовых упражнений сидя или стоя: передний пучок всегда является агонистом, средний - синергистом (помощником), а задний – антагонистом. Т.е. его роль – быть расслабленным и не мешать работе переднего пучка. Это так же легко проверить практически. Пусть испытуемый приложит усилие, направленное вверх, например, преодолевая сопротивление, созданное вашей рукой. Другой рукой вы можете прощупать, как работают все три пучка дельтовидной мышцы. Вернее два из них. Третий, задний, всегда будет расслаблен.

Итак, старая задача исчезла, новая, придуманная бодибилдерами – тренировать среднюю или заднюю дельту, – не решается. Передняя же дельта тренируется точно так же, как и при фронтальных жимах, т.е.жимах с груди. В чем же отличие? Отличие есть - и оно огромно! Жимы из-за головы абсолютно неестественны и, как следствие – очень травмоопасны. Короче говоря, преимуществ нет, а недостатков куча. Смелов выкидывайте их на помойку!

Теперь о гакк-приседаниях. С ними еще забавнее. Вкратце история. В позапрошлом веке был известный силач Герг Карл Юлиус Гаккеншмидт, прозванный на Западе, где он успешно гастролировал, "Русский Лев" или "Гак". Гаккеншмидт родился 2 августа 1878 (или, используя старорусский календарь, 20 июля 1872 года) в городе Дорпат, в Эстонии (ныне - Тарту). К 18 годам он весил около 91 кг и мог выжимать одной рукой 115,7 кг, побив тем самым рекорд Юджина Сэндоу. Немного раньше в прессе промелькнуло сообщение о том, что Георг может делать пулл-овер с 164 кг. При этом Гаккеншмидт активно занимался в то время плаванием, велосипедом, бегом и ходьбой.

Так вот. Одним из коронных упражнений Георга были приседания, которые он выполнял, удерживая гантели или штангу сзади бедер. В 1902 году он сделал на спор 550 таких приседаний с двумя 50-и килограммовыми гантелями. "Гакк-приседания" обязаны своим названием именно "Русскому Льву", хотя сам он утверждал, что изначально название происходило от английского слова "hack" - "излом".

По какой-то причине движения прижились в бодибилдинге. Вероятно, таким образом, спортсмены пытались снизить нагрузку на спину, которая неизменно появлялась при выполнении обычных приседаний со штангой, лежащей на спине.

Затем исходная форма гакк-приседаний забылась, а на смену ей появились другие упражнения, которые получили это название. В принципе, к гакк-приседаниям относятся все приседания, в которых на спину действует нагрузка, направленная вдоль позвоночника, а голени и ступни выведены вперед. Это и приседания в тренажере «Гакк», приседания в станке Смита с выведенными вперед стопами, приседания с «Лег Бластером» (приседания Френка Зейна, в настоящее время практически не применяются) и т.п. Идеи было две. Во-первых, снять нагрузку со спины и, во-вторых, дать акцент на передние бедра.

Нагрузка на спину действительно снижается (осевая нагрузка на позвоночник действует только компрессионно, сгибающего усилия нет). Что касается акцента на мышцы передней части бедра, то здесь энтузиасты бодибилдинга попали в одну из ловушек, ошибочно считая, что раз одни мышцы (в данном случае мышцы, разгибающие тазобедренный сустав) работают меньше, то другие (разгибатели коленного сустава) – больше. Это одно из распространенных заблуждений, о котором мы уже говорили в одной из прошлых статей.

Вместе с тем, при выполнении этого упражнения, складывается весьма неблагоприятная ситуация, связанная с очень не естественной нагрузкой на коленный сустав. Дело в том, что при дополнительной опоре спины на скелет действует, кроме силы тяжести отягощения, еще одна сила – сила реакции опоры. При согнутом коленном суставе она, создает усилие, передаваемое бедренной костью и направленное горизонтально вперед. В механике оно называется усилием сдвига. Эта абсолютно не естественная для коленного сустава нагрузка с большой долей вероятности приводит к его травмам.

Поэтому ситуация с гакк-приседаниями та же, что и с жимами из-за головы: преимуществ нет, зато недостаток очень значим, особенно для области фитнеса и коммерческого бодибилдинга: очень высокая вероятность травм. Поэтому смело можете выкинуть эти упражнения из своего арсенала.

Дмитрий Калашников2001 по н.в. Президент «Ассоциация Профессионалов Фитнеса» ,Президент2001 по н.в. АНО «Учебно-методический центр «Профессионалы фитнеса», Генеральный директор, преподаватель1998 по н.в. фитнес-клуб “Banana Gym”, Москва учредитель, ген. директор

1981-1986 Московский Инженерно-строительный институт2005 Аспирантура Всероссийского Научно-исследовательского института физической культуры и спорта

2008 Система консалтинговых фирм «ТРИЗ-ШАНС» (программы «Разработка эффективных систем оплаты труда», «Проектирование бизнеса на базе ТРИЗ»)2008 Консалтинговая компания «Betec» (программа «Описание и анализ бизнес-процессов»)1998 International Sports Sciences Association (ISSA), США (программа «Персональный фитнес-тренер»)Ученая степень: Кандидат педагогических наук. Тема диссертационной работы: «Построение учебных программ повышения квалификации специалистов фитнес-клубов»

Дополнительные сведения:Автор учебников «Теория и методика фитнес-тренировки. Учебник персонального тренера», «Упражнения с отягощениями».Автор системы оценки и аттестации тренерского состава тренажерного зала и персональных фитнес-тренеров.Автор программы обучения по специальностям «Инструктор тренажерного зала» и «Персональный фитнес-тренер».Заслуги:Московское Городское физкультурно-спортивное объединение: почетная грамота за заслуги в области образованияКомитет физической культуры и спорта правительства Москвы: почетная грамота за заслуги по обучению специалистов физической культуры и спорта Москвы в 2002-2003 году"

yablor.ru

"Мифы бодибилдинга" Д. Калашников: ru_healthlife

Для того, что бы оптом расправиться с этими, весьма укорененными в бодибилдерской среде мифами, давайте совершим экскурс в основы спортивной физиологии и вместе попробуем разобраться с такими терминами и явлениями, как рост мышечной массы, форма и рельеф мышцы, стресс и адаптация. Что такое рост мышечной массы и от чего он зависит?

Увеличение количества мышечной массы в результате тренировок является одним из проявлений процесса, присущего любому живому существу и заключающегося в изменении организма в соответствии с изменениями внешней среды. Этот процесс называется адаптацией. Все структуры организма и их функции находятся на том оптимальном уровне, который обеспечивает жизнь этого организма в конкретных условиях. Ничего нет «про запас» (кроме такого загадочного органа, как головной мозг человека, возможности которого многократно превышают потребности в нем, возникающие на протяжении всей жизни). Однако если потребность в каком-либо органе или системе повысится (или понизится), организм будет меняться в соответствии с этими потребностями, увеличивая или понижая возможности этих органов и систем.

Примером таких изменений может служить привычное нам явление – загар. Облучая тело ультрафиолетовыми лучами, мы подвергаем организм нагрузке – облучению – и тот, в свою очередь, начинает меняться, насыщая кожу пигментом и делая ее более устойчивой к этому воздействию. Точно также организм может увеличивать и свои мышцы в случае, если увеличилась потребность в них. Как же происходит этот процесс? Нагрузки, испытываемые организмом во время тренировки, приводят к разнообразным негативным изменениям, как в самих мышцах, так и во всех других системах. В мышцах значительно снижаются запасы источников энергии – креатинфосфата и гликогена.

Из-за резко увеличившегося анаэробного гликолиза – процесса энергообеспечения – изменяется химический состав мышечных волокон. Увеличивается содержание аденозиндифосфата, креатина, ионов водорода, лактата. Мышечные клетки как бы «отравляются», «закисляются». Кроме этого, может происходить микротравматизация отдельных мышечных волокон, подвергаются разрушению различные белковые структуры. Подвергается значительной нагрузке нервная и нервно-мышечная система. В центральной нервной системе развивается резкое возбуждение, которое затем сменяется запредельным торможением. Чрезмерная интенсивность нервных импульсов к мышцам истощает и генерирующие их нервные клетки. Нарушается электрохимическое сопряжение при передаче с нерва на мышцу.

Дополнительная нагрузка ложится и на эндокринную систему, которая вынуждена с особым усердием в повышенных количествах секретировать сначала гормоны, ответственные за срочную поставку резервных источников энергии, а затем гормоны, включающие восстановительные, синтетические (строительные) процессы. Не остается в стороне и сердечно-сосудистая, и дыхательная системы. А теперь внимание! Если нагрузка, которую получил организм, больше обычной, привычной для него, то центральная нервная система, зафиксировав и «обработав» информацию об этом, «включает» так называемый механизм общей адаптации, выражающийся не только в мерах, направленных на противостояние конкретному виду нагрузки, но и общих, не связанных именно с этой нагрузкой, приспособительных реакциях.

Это состояние организма названо Г. Селье «состоянием стресса» (от английского stress – напряжение), а ситуация, ее вызвавшая – стрессором. Я подчеркну – если увеличилась нагрузка именно на весь организм, а не только на конкретную прорабатываемую мышцу! Только в этом случае в организме поднимется «гормональная буря», в результате которой станет возможно срочное энергообеспечение, а затем восстановление потраченных запасов энергии и синтез тех белковых структур, в которых была особенная потребность (в том числе и мышц). Именно в составе срочных адаптационных реакций происходят изменения, запускающие эти строительные процессы, осуществляемые во время восстановительного периода. И после того, как системы организма, подвергнувшиеся воздействию, восстановятся до прежнего уровня, процесс будет продолжаться и, став уже не восстановлением, а сверхвосстановлением, выведет их на новый уровень, более высокий, чем был вначале.

Теперь из глубин физиологии поднимемся к поверхности, к нашей бодибилдерской практике и вернемся к мифам, с которыми я обещал вам расправиться. Итак, первые два мифа. В них говорится о форме и бесформенности, объеме и рельефе, наборе и сушке. Внесем ясность в эти термины. Оставим такие характеристики мышц, как рельефные или нерельефные, бесформенные или проработанные дилетантам. Рельефным или нерельефным, бесформенным или проработанным может быть тело, но уж ни как не мышцы! Мышцы – там, под кожей и жиром – рельефные, «сухие», проработанные всегда! Другое дело, что они могут быть большими или маленькими, сильными или слабыми. Вот их единственные характеристики!

А вот тело действительно может быть рельефным (т.е. с хорошо видимыми мышцами) или нерельефным. И будет это зависеть не от мышц, а от количества подкожного жира, находящегося над мышцами. Если слой подкожно-жировой клетчатки тонок, то рельефным будет выглядеть человек даже с небольшой мышечной массой. Таких «атлетов» называли «резьба по кости» или «засушенный Арнольд». Единственные внешние изменения, которые мы может производить с мышцами – это увеличивать их в размерах (гипертрофировать) или уменьшать (атрофировать). Мышца не может менять своей формы (если только она не состоит из волокон или пучков, расположенных в разных направлениях и осуществляющих разные движения тех костей, к которым они прикреплены). Она не может увеличиваться одной своей частью, не может становиться длинней или короче. Единственное, что мы можем сделать со своей мышцей, – это попытаться ее увеличить всю, целиком. Все то разнообразие форм мышц, которое можно видеть у стоящих на сцене бодибилдеров обусловлено не тем, что они по-разному их тренируют, а их генетикой.

У одного бицепс короткий, пикообразный, а у другого пологий, длинный, заканчивающийся практически в локтевом сгибе. У одного широчайшие как капюшон у кобры, опускаются чуть ли не до таза, а у другого они настолько коротки, что выглядят распирающими в стороны руки буграми подмышками. Все делают приблизительно одни и те же упражнения, а вот какой формы будут мышцы, когда они вырастут (если вырастут…), будет зависеть от того, что досталось атлету по наследству от родителей. Поэтому единственное, о чем мы должны беспокоиться – как заставить мышцы расти. И, решая эту задачу, мы действительно будем подбирать упражнения. Но руководствоваться при этом не тем, что «шлифует» это упражнение или куда смещает какой-то там акцент, а на то, какую нагрузку получит как целевая мышца, так и весь организм в целом! Воспримет ли организм эту нагрузку как что-то новое, более мощное по своему воздействию, «включит» ли центральная нервная система механизм общей адаптации, забушует ли «гормональная буря», подстегнет ли активность генетического аппарата и скорость синтеза белков? (Кстати, все это не относится к атлетам, использующим гормональные препараты: в их телах «гормональная буря» создается и без запуска этого механизма). Зависеть же это будет от количества мышечных групп, вовлекаемых в работу во время выполнения этого движения.

Например, три упражнения, нацеленные на квадрицепс – разгибания ног в тренажере, жим ногами и приседания – будут отличаться друг от друга тем, что во втором упражнении участвует мышц приблизительно в два раза больше, чем в первом, а в третьем – в три раза больше. А вовсе не тем, что какое-то из них что-то там шлифует или «придает квадрицепсу каплевидность» или делает что-то еще. Вследствие этого мы должны оценивать не только само упражнение, но и того человека, которому мы его рекомендуем. Нет упражнений, абсолютно полезных или бесполезных, эффективных или не эффективных. Например, новичку, ранее не имевшему опыта занятий какой-либо двигательной активностью, обладающему низким уровнем координации движений, подвижности в суставах и способности к осознанности своего тела, совершенно не обязательно в начале использовать базовые упражнения, даже с небольшими весами. Они, как правило, достаточно технически сложны, и усилия при их освоении внесут дополнительный дискомфорт в начальный, (и без того достаточно сложный) период втягивания в регулярные спортивные тренировки.

Для него стрессором будут самые простые, выполняемые на биомеханически рассчитанных, травмобезопасных изолированных тренажерах. Такие упражнения будут для него комфортны и просты. И, наоборот, для опытного атлета лишь движения, вовлекающие в работу максимально возможное количество мышечных групп (становая тяга, приседания) смогут оказать на организм такое воздействие, которое превысит пороговый уровень и включит всю цепочку адаптационных процессов, которые, в конечном итоге, приведут к гипертрофии их мышц. Даже если ему нужно было увеличить только свой бицепс. Гипертрофию же может вызвать любой тренировочный режим: как объемный (многоповторный), так и высокоинтенсивный. Другое дело, что увеличиваться будут разные части мышечного волокна: миофибриллы (сократительные элементы мышца), митохондрии (ее микроэлектростанции), саркоплазма (внутриклеточная жидкость со всем ее содержимым), другие элементы мышц.

Какие-то режимы будут для конкретного атлета более эффективными, какие-то – менее. Один спортсмен может иметь бóльшую склонность к гипертрофии за счет саркоплазмы, другой – за счет миофибрилл. Но все эти режимы призваны решать единственную задачу – что-то в мышечной ткани увеличить! То же самое и с проработкой мышц под разными углами, разными упражнениями. Повторюсь, что под разными углами нужно прорабатывать только те мышцы, которые состоят из пучков, расположенных в разных направлениях и выполняющие разные движения. Например, трапециевидная мышца верхней своей частью поднимает лопатки, средней – сводит их к позвоночнику, а нижней – опускает. Поэтому для нагрузки на верхнюю часть нам нужно будет использовать шраги, средняя часть участвует в отведении плечевого пояса назад при тягах на горизонтальном блоке к животу, а нижняя вовлекается в работу, когда мы опускаем плечевой пояс вниз, выполняя тяги к груди на вертикальном блоке.

Во всех остальных случаях при выборе упражнений нас в основном должно интересовать количество вовлекаемых в работу мышц, а не то, как это упражнение выглядит. А вот для того, чтобы сделать процесс адаптации непрерывным и не попасть в состояние отсто… простите, застоя, менять нужно характер нагрузки – количество повторений, вес, скорость движения, допускать или не допускать расслабления мышцы между повторениями, использовать или не использовать инерцию движения снаряда, пиковое изометрическое сокращение и другие параметры. Именно характер нагрузки, а не равноценные по количеству вовлеченных в работу мышечных групп упражнения. Их менять можно, но только для того, чтобы было нескучно качаться.

kalashnikovdm

ru-healthlife.livejournal.com

"Мифы бодибилдинга" Д. Калашников. продолжение... : ru_healthlife

Дмитрий Калашников, продолжает развенчивать мифы фитнеса!

Миф №5 Различными упражнениями можно дать нагрузку на разные части мышцы (варианты: сместить нагрузку, проработать отдельную часть и т.п.) Например: разгибания ног в тренажере дают нагрузку на низ квадрицепса, кроссовер - внутреннюю часть грудных, концентрированные сгибания на бицепс - на среднюю часть (пик) бицепса и т.д.

Этот миф перекликается с третьим мифом о необходимости прорабатывать мышцу под разными углами. Повторюсь, что такая необходимость появляется, если мышца состоит из разных частей, выполняющих действительно различные движения - например передний, средний и задний пучки дельтовидной, верхние, средние и нижние части грудной или трапециевидной и т.п.  Но если все пучки и волокна мышцы выполняют одно движение, дать нагрузку на отдельную ее часть невозможно! Что бы лучше представить себе, что делает мышца, выполняя работу и получая при этом нагрузку, представьте себе резиновый жгут, растянутый и прикрепленный к двум, шарнирно соединенным друг с другом костям. Сжимаясь, резина будет приближать кости друг к другу (в анатомии такое движение называется сгибанием). Вот то же самое делает сокращающаяся мышца. А теперь ответьте мне на вопрос - вы можете себе представить, что в это время одна часть резины напряжена больше другой? Нет? Так же и мышца - она просто равномерно сокращается, передавая усилие с одной кости к другой.Откуда же появился этот миф?

Ведь действительно, при выполнении некоторых упражнений возникают разнообразные болезненные ощущения - жжение, "горение", тупая боль, боль от растягивающих усилий - ближе к началу или к месту прикрепления мышцы. Эти виды боли возникают по разным причинам: закисление мышцы (жжение), максимальные напряжение в состоянии предельного укорочения (тупая боль, "ломота"), значительное растяжение мышцы, находящейся под нагрузкой. То, в каком месте мы почувствуем болезненные ощущения, будет зависеть от того, где в большей степени находятся те рецепторы, которые регистрируют эти состояния. Например, рецепторы, регистрирующие растяжение мышечных волокон, располагаются на концах мышцы, в месте ее перехода в сухожилие, и в самих сухожилиях. Поэтому, например, при растягивании мышц задней поверхности бедра, мы будем ощущать боль в подколенных сухожилиях, хотя эти мышцы будут растягиваться целиком, от начала до места их прикрепления. Точно так же дело обстоит с болью в мышцах по другим причинам. Мышца напрягается вся, целиком, однако мы можем почувствовать боль в отдельной ее части.

Миф №6 "Выполняя упражнения изолированно, не подключая других мышц, мы повышаем его травмобезопасность"Примечание. Имеется в виду именно отключение от работы иных мышц, кроме целевых, а не односуставные упражнения.

Причиной травм, распространенных среди спортсменов или энтузиастов фитнеса, является перегрузка или чрезмерное напряжение мышц, сухожилий и связок. Наиболее часты травмы, вызванные хроническим перенапряжением опорно-двигательного аппарата (Repetitive Strain Injury (Rsi)).Теперь давайте поговорим о травмобезопасности. В нашем случае речь идет о травмобезопасности, как правило, мышечной ткани или соединительно-тканных образований (СТО). Получить травму они могут в ситуации, когда они вынуждены функционировать (сокращаться, передавать усилие) в условиях, значительно отличающихся от обычных условий их функционирования. Пойдем от обратного. Значит для того, чтобы обеспечить травмобезопасность, условия функционирования этих структур не должны критично отличаться от обычных, естественных. (Ведь опорно-двигательный аппарат человека сформировался в свою современную форму, изменяясь и формируясь в соответствии тем задачам, которые перед ним ставила жизнь. Этими требованиями обусловлено именно такое строение и форма суставов, костей, связок, и мышц. Проведу аналогию с автомобилем. Он сконструирован под определенные условия эксплуатации. Предполагаемым нагрузкам при такой эксплуатации соответствуют прочностные характеристики всех узлов и деталей автомобиля. Эксплуатация автомибля в условиях и с нагрузками, превышающими расчетные, с большой долей вероятности приведет к поломке). Здесь видится некоторое противоречие с требованием соблюдать принцип перегрузки (постоянная прогрессия величины нагрузки), однако на самом деле никакого противоречия нет, необходимость периодически преодолевать предельные сопротивления и переносить высокую нагрузку - естественные компоненты жизни человека (иначе как бы Homo Sapiens дожил бы до сегодняшнего дня, не  будучи кем-нибудь съеденным). А вот глядя на различные упражнения, используемые в арсенале бодибилдинга, разницу между естественными или неестественными движениями увидеть можно. Достаточно лишь, пользуясь воображением, попытаться представить, может ли это движение использоваться в обычно жизни нашего предка? Например, необходимость поднять какой-нибудь тяжелый предмет выше уровня головы возникнуть иногда может. Но попытайтесь представить, как это человек сделает? Скорей всего, получится движение, похожее на жим штанги с груди стоя. А вот представить себе, что человек поднимает что-то тяжелое (например, камень, готовясь метнуть его в мамонта) в технике жим штанги из-за головы, невозможно. Это стопроцентно искусственное движение, не существующее в природе. Откуда оно появилось в бодибилдинге и зачем применяется, да и нужно ли вообще - тема отдельного разговора.Смотря на упражнения из арсенала бодибилдинга под этим углом зрения, можно с уверенностью сказать, что в природе изолированных движений не существует! Понять это достаточно просто - ведь тело в попытке преодолеть отягощение постарается решить эту задачи максимально экономно, т.е. подключив к работе максимально возможное количество мышц, да еще и взяв в помощники силу инерции. Поэтому, как мы можем говорить о соблюдении условия травмобезопасности, если предлагаем спортсмену преодолевать нагрузку, делая движения, не существующие в природе?Однако не торопитесь выбрасывать изолированные упражнения на свалку. Травмоопасными они становятся только тогда, когда при их выполнении спортсмен работает с большим весом, да еще и продолжительное время. Если же вес отягощения невелик, риск получить травму достаточно мал. Например, такое неестественное и изолированное упражнение, как подъем гантелей через стороны с пронированным предплечьем, заставляя головку плечевой кости прижиматься к лопатке и, таким образом надавливая на сухожилие надостной мышцы, при соблюдении определенных правил (не поднимать руки выше горизонтали), достаточно травмобезопасно, так как связано с преодолением относительно небольшого веса. Между тем изолированные упражнения обладают неоспоримыми преимуществом: они достаточно просты для выполнения и позволяют минимизировать нагрузку на организм тогда, когда это требуется. Например, для новичков, лиц из т.н. специальной категории населеия (по тем или иным причнам имеющих ограничения в нагрузках) и т.п. Однако, если в изолированном упражнении, при котором у тела отсутствует возможность помочь целевой мышце справиться с нагрузкой, используется большое отягощение - жди беды! "Летят" локти при выполнении французского жима лежа, плечи при жимах штанги из-за головы сидя, колени при гакк-приседаниях. Кстати, последние два упражнения пора безжалостно выбросить из арсенала бодибилдинга на помойку

предлагаю выкинуть на помойку такие привычные бодибилдерам упражнения, как жим штанги из-за головы сидя и гакк-приседания.

Сначала расскажу о том, откуда и почему эти упражнения появились в нашем арсенале. Начну с жимов из-за головы. Пришло это упражнение, как и многие другие, в бодибилдинг из тяжелой атлетики. Сейчас в этом виде спорта соревнуются в двух упражнениях – рывке и точке. Однако когда-то (а точнее, до 1928г.), спортсмены соревновались в пятиборье (рывок и толчок разноименными руками, жим, рывок и толчок двумя руками). Затем на смену пятиборью пришло олимпийское троеборье (жим, рывок и толчок двумя руками), которое просуществовало 44 года (до 1972). Отказались от жима потому, что существовали серьезные проблемы с объективным судейством этого движения. Спортсмены сильно переразгибали позвоночник (жим стоя был похож на «жим лежа» стоя), швунговали, применяли другие хитрости.

Однако до 72 года жим занимал свое почетное место в троеборье и, естественно, развитие силовых способностей в этом упражнении было одной из основных задач как спортсменов, так и их тренеров. Для решения этой задачи, для того, чтобы у спортсмена не было ни возможности, ни соблазна швунговать, ему предлагалось выполнять на тренировке жимы в положении сидя, а чтобы исключить переразгибание позвоночника, нужно было при выполнении упражнения опираться спиной о вертикальную спинку скамьи. Но в таком положении просто невозможно выполнять жим со штангой, расположенной перед собой, поэтому движение видоизменили, стали выполнять жимы из-за головы, сохраняя тем самым равновесие и устойчивость. Так появился жим штанги из-за головы сидя.

Затем, при отпочковывании бодибилдинга от тяжелой атлетики, вместе с оборудованием в арсенал бодибилдеров перекочевало и большинство упражнений. Перебрался вместе с другими упражнениями и жим из-за головы. Обратите внимание, цель (развитие силовых способностей в упражнении жим штанги с груди для повышения результативности в олимпийском троеборье) исчезла, а упражнение прижилось. Для чего же его стали использовать бодибилдеры? Тут придется кинуть небольшой камушек в их огород. Я имею в виду повальную безграмотность энтузиастов (да, что греха таить, и самих тренеров) в области анатомии. Казалось бы, парадокс: вид спорта заинтересован в максимальном развитии всех мышц, а где точно располагаются эти мышцы и что они делают, - об этом большая масса энтузиастов-качков не имеют ни малейшего понятия.

Так вот, это незнание основ анатомии сыграло с энтузиастами бодибилдинга злую шутку. Слышав в общих чертах, что есть такие мышцы, как передняя и задняя дельтовидная, они, энтузиасты, посчитали, что жим из-за головы (т.е. сзади) – на задние, а с груди (т.е. спереди) – на передние. Чувствуете: сзади – на задние, спереди – на передние? Однако давайте раскроем учебник анатомии и посмотрим, где же располагаются эти мышцы. Я на практических занятиях наших учебных курсов провожу практический эксперимент. Беру самого рельефного слушателя, прошу снять майку или закатать рукав и сесть рядом со мной, затем прошу его поднять руку в сторону (отвести плечо) и своей рукой прикладываю усилие к его руке спереди, сзади или сверху. Соответственно, ему приходится статически преодолевать эту нагрузку усилием своих мышц вперед, назад или вверх. При этом хорошо проявляются передние, задние или средние пучки дельтовидной мышцы.

Затем я, удерживая свои пальцы на передней части дельтовидной, прошу его развернуть руку (супинировать плечо), имитируя исходное положение упражнения жим из-за головы. Хорошо видно, как передняя часть дельтовидной мышцы оказывается при этом сверху, как раз в направлении движения плечевой кости вверх. Прошу вывести руку вперед, имитируя исходное положение упражнения жим штанги с груди. В расположении всех пучков дельтовидной мышцы ничего не меняется. Передняя часть так же остается сверху, средняя сзади, задняя снизу руки. Становится хорошо понятной роль всех трех пучков дельтовидной мышцы при выполнении любых жимовых упражнений сидя или стоя: передний пучок всегда является агонистом, средний - синергистом (помощником), а задний – антагонистом. Т.е. его роль – быть расслабленным и не мешать работе переднего пучка. Это так же легко проверить практически. Пусть испытуемый приложит усилие, направленное вверх, например, преодолевая сопротивление, созданное вашей рукой. Другой рукой вы можете прощупать, как работают все три пучка дельтовидной мышцы. Вернее два из них. Третий, задний, всегда будет расслаблен.

Итак, старая задача исчезла, новая, придуманная бодибилдерами – тренировать среднюю или заднюю дельту, – не решается. Передняя же дельта тренируется точно так же, как и при фронтальных жимах, т.е.жимах с груди. В чем же отличие? Отличие есть - и оно огромно! Жимы из-за головы абсолютно неестественны и, как следствие – очень травмоопасны. Короче говоря, преимуществ нет, а недостатков куча. Смелов выкидывайте их на помойку!

Теперь о гакк-приседаниях. С ними еще забавнее. Вкратце история. В позапрошлом веке был известный силач Герг Карл Юлиус Гаккеншмидт, прозванный на Западе, где он успешно гастролировал, "Русский Лев" или "Гак". Гаккеншмидт родился 2 августа 1878 (или, используя старорусский календарь, 20 июля 1872 года) в городе Дорпат, в Эстонии (ныне - Тарту). К 18 годам он весил около 91 кг и мог выжимать одной рукой 115,7 кг, побив тем самым рекорд Юджина Сэндоу. Немного раньше в прессе промелькнуло сообщение о том, что Георг может делать пулл-овер с 164 кг. При этом Гаккеншмидт активно занимался в то время плаванием, велосипедом, бегом и ходьбой.

Так вот. Одним из коронных упражнений Георга были приседания, которые он выполнял, удерживая гантели или штангу сзади бедер. В 1902 году он сделал на спор 550 таких приседаний с двумя 50-и килограммовыми гантелями. "Гакк-приседания" обязаны своим названием именно "Русскому Льву", хотя сам он утверждал, что изначально название происходило от английского слова "hack" - "излом".

По какой-то причине движения прижились в бодибилдинге. Вероятно, таким образом, спортсмены пытались снизить нагрузку на спину, которая неизменно появлялась при выполнении обычных приседаний со штангой, лежащей на спине.

Затем исходная форма гакк-приседаний забылась, а на смену ей появились другие упражнения, которые получили это название. В принципе, к гакк-приседаниям относятся все приседания, в которых на спину действует нагрузка, направленная вдоль позвоночника, а голени и ступни выведены вперед. Это и приседания в тренажере «Гакк», приседания в станке Смита с выведенными вперед стопами, приседания с «Лег Бластером» (приседания Френка Зейна, в настоящее время практически не применяются) и т.п. Идеи было две. Во-первых, снять нагрузку со спины и, во-вторых, дать акцент на передние бедра.

Нагрузка на спину действительно снижается (осевая нагрузка на позвоночник действует только компрессионно, сгибающего усилия нет). Что касается акцента на мышцы передней части бедра, то здесь энтузиасты бодибилдинга попали в одну из ловушек, ошибочно считая, что раз одни мышцы (в данном случае мышцы, разгибающие тазобедренный сустав) работают меньше, то другие (разгибатели коленного сустава) – больше. Это одно из распространенных заблуждений, о котором мы уже говорили в одной из прошлых статей.

Вместе с тем, при выполнении этого упражнения, складывается весьма неблагоприятная ситуация, связанная с очень не естественной нагрузкой на коленный сустав. Дело в том, что при дополнительной опоре спины на скелет действует, кроме силы тяжести отягощения, еще одна сила – сила реакции опоры. При согнутом коленном суставе она, создает усилие, передаваемое бедренной костью и направленное горизонтально вперед. В механике оно называется усилием сдвига. Эта абсолютно не естественная для коленного сустава нагрузка с большой долей вероятности приводит к его травмам.

Поэтому ситуация с гакк-приседаниями та же, что и с жимами из-за головы: преимуществ нет, зато недостаток очень значим, особенно для области фитнеса и коммерческого бодибилдинга: очень высокая вероятность травм. Поэтому смело можете выкинуть эти упражнения из своего арсенала.

Дмитрий Калашников2001 по н.в. Президент «Ассоциация Профессионалов Фитнеса» ,Президент2001 по н.в. АНО «Учебно-методический центр «Профессионалы фитнеса», Генеральный директор, преподаватель1998 по н.в. фитнес-клуб “Banana Gym”, Москва учредитель, ген. директор

1981-1986 Московский Инженерно-строительный институт2005 Аспирантура Всероссийского Научно-исследовательского института физической культуры и спорта

2008 Система консалтинговых фирм «ТРИЗ-ШАНС» (программы «Разработка эффективных систем оплаты труда», «Проектирование бизнеса на базе ТРИЗ»)2008 Консалтинговая компания «Betec» (программа «Описание и анализ бизнес-процессов»)1998 International Sports Sciences Association (ISSA), США (программа «Персональный фитнес-тренер»)Ученая степень: Кандидат педагогических наук. Тема диссертационной работы: «Построение учебных программ повышения квалификации специалистов фитнес-клубов»

Дополнительные сведения:Автор учебников «Теория и методика фитнес-тренировки. Учебник персонального тренера», «Упражнения с отягощениями».Автор системы оценки и аттестации тренерского состава тренажерного зала и персональных фитнес-тренеров.Автор программы обучения по специальностям «Инструктор тренажерного зала» и «Персональный фитнес-тренер».Заслуги:Московское Городское физкультурно-спортивное объединение: почетная грамота за заслуги в области образованияКомитет физической культуры и спорта правительства Москвы: почетная грамота за заслуги по обучению специалистов физической культуры и спорта Москвы в 2002-2003 году"

ru-healthlife.livejournal.com

Вместо CV... - Блог Дмитрия Калашникова

Иногда спрашивают: кто, откуда, как оказался в фитнесе… Вот, вместо CV  - интервью порталу OnFIt (правда 2010 г., но это неважно…)

"Фитнес-персонаДмитрий Калашников - Президент Ассоциации Профессионалов Фитнеса (FPA), кандидат педагогических наук,  фитнес-тренер со стажем, эксперт ежегодной национальной премии в области фитнеса Onfit Awards 2010

Дмитрий, как Вы оказались в мире фитнеса? Ведь, насколько мне известно, Ваше первое высшее образование относится к совсем другой профессиональной области.

- Да, я пошел по стопам отца и окончил Московский инженерно-строительный институт - в моей семье настоящая династия строителей. Кстати, отец до сих пор работает, очень известный и авторитетный в этой области человек. Но, поработав по специальности после института, понял, что это совершенно не мое. Еще во время учебы я начал заниматься бодибилдингом - просто в качестве студенческого хобби. Но постепенно оно превращалось во что-то большее. И тут как раз грянула перестройка, а вместе с ней появились новые возможности, открылись первые кооперативы. Один из них организовали возле моего дома - это был некий прообраз современного фитнес-клуба, с тренажерным залом и залом аэробики. Как раз в то время я ушел с работы буквально «в никуда» и искал новое место. Очень хотелось стать инструктором, превратить свое хобби в основную деятельность. Я отправился в этот кооператив, тренажерный зал там возглавлял Остапенко Леонид Алексеевич, попросился, и меня приняли. В то время работа там была организована так: Леонид Алексеевич был, как сейчас это называют, старшим инструктором и персональным тренером. Он сам разрабатывал программы, проводил фитнес-тестирование, полностью контролировал весь процесс, а мы в залах занимались с людьми по его методикам. И так, встав на тренерскую стезю, я стал продвигаться по ней шаг за шагом. Потом был опыт самостоятельной организации фитнес-клубов. В 1998 году я стал вторым в России человеком, окончившим обучение в ISSA - International Sport Science Associations и получившим американский сертификат персонального фитнес-тренера.

А как Ваши родители отнеслись к такому выбору?

- Отец очень переживал. В первое время я даже скрывал от него. Все родители мечтают увидеть в детях продолжение себя, а мой отец - истинный фанатик своей работы, бесконечно преданный делу. Он - ведущий специалист по проектированию стальных конструкций, а в этой отрасли, как и во многих других, очень важна преемственность. Самые ценные знания и практический опыт передаются из поколения в поколение. И ему, конечно, очень хотелось передать опыт мне. Со временем он в чем-то принял мое увлечение. Ему приятно, что я стал успешным, заработал авторитет. Но все-таки  инженерную, «созидающую» специальность он считал первостепенной, хотя и допускал, что остальные профессии тоже нужны. Кто-то должен лечить, кто-то - учить и помогать людям сохранять своё здоровье.

Полностью согласна. У каждого человека своё призвание, которое, судя по рассказу, Вы и нашли. А как развивалась Ваша карьера дальше?

- После работы тренером весь мой бизнес продолжал вращаться в сфере фитнеса и бодибилдинга.  Последним частным проектом стало открытие собственного небольшого клуба Banana Gym, где я тоже изначально работал тренером.

Ваши воспоминания оставляют впечатление абсолютной внутренней гармонии. Пока непонятно, зачем Вы стали организовывать Ассоциацию Профессионалов Фитнеса?

- К тому моменту у меня уже был стаж тренерской деятельности порядка 10 лет. Накопленные опыт и знания сложились в четкое понимание того, каким должен быть идеальный фитнес-клуб, что должен знать и уметь профессиональный инструктор. Я видел, что это практически нигде не реализовано на должном уровне, и решил организовать единые фитнес-курсы. На тот момент ничего подобного еще не существовало, риск практически отсутствовал, инвестиции не требовались, поэтому экспериментировать можно было абсолютно безболезненно.Как понимаете, в обучении без специалистов с фундаментальными знаниями по анатомии, физиологии никак не обойтись! Поэтому я отправился в Институт физкультуры, где и познакомился с Тхoревским Виталием Ивановичем, заведующим кафедрой физиологии. Он с большим энтузиазмом выслушал моё предложение и предложил организовать курсы на базе кафедры. Так началась наша совместная работа, потом появились наш первый учебник и образовательные программы. На этом все и завертелось. К сожалению, несколько лет назад Виталия Ивановича не стало.Первые группы состояли из энтузиастов фитнеса - у меня на тот момент не было ни имени, ни большого авторитета в этой области. Но должен отметить, что курсы стремительно набирали оборот. Спустя 2-3 года к нам обращались наши же выпускники, к тому времени доросшие от простых тренеров до фитнес-директоров. И теперь они нуждались уже в знаниях вопросов менеджмента. Так мы стали развивать Школу управления. Искали, приглашали лучших экспертов, реализовывали тематические программы. Потом к нам стали обращаться люди, планирующие открывать свой фитнес-клуб. Так появилась необходимость в развитии консалтингового направления Ассоциации.

Здорово! Вы прошли нелёгкий, но, нужно признать, успешный путь. Ваши ожидания оправдываются? И как складывается профессиональный путь выпускников Вашей Школы?

- Я заметил такую тенденцию - все больше крупных фитнес-клубов предпочитают набирать управленцев не из сферы фитнеса. Гораздо легче и выгоднее найти хорошего управленца и обучить его основам фитнеса, чем обучить хорошего тренера хотя бы основам управления. Поэтому наши выпускники, обладающие хорошей теоретической и практической подготовкой именно в области управления фитнес-индустрией, становятся очень востребованными специалистами.

Вы держите руку на пульсе! И действительно обучаете тем знаниям, которые нужны современному рынку фитнеса. Кстати о рынке! Как Вы оцениваете качество фитнес-услуг в Москве?

- Они постепенно выходят на более высокий уровень, и основным толчком является как раз повышение качества менеджмента. Тут существует четкая взаимосвязь в работе всех сотрудников. К примеру, услуги клиенту оказывают тренеры. Но найти и пригласить на работу профессионального тренера может только профессиональный менеджер тренажерного зала, которого в свою очередь сможет найти только профессиональный фитнес-директор, которого нашел профессиональный генеральный директор, которого принял на работу собственник, обладающий профессиональными знаниями.  Как мне кажется, такой вектор управления все больше укрепляется, и, несмотря на то, что мы немного отстаем от Запада, движение в сторону цивилизованного бизнеса все-таки есть.

Да! Представляю, сколько времени Вы проводите на работе! Находите время для занятий спортом?

- Разумеется! Во-первых, я дважды в неделю посещаю тренажерный зал в своем фитнес-клубе Banana Gym. Несмотря на то, что амбиции бодибилдера утратил давно, за эти годы сформировалась привычка, и физические нагрузки приносят мне удовольствие. К слову, сейчас занятия с отягощениями специалисты ставят на первое место по эффективности в плане профилактики различных заболеваний, повышения иммунитета и качества жизни, снижения всевозможных возрастных рисков.Параллельно, вот уже 4 года, страстно увлекаюсь игрой в гольф - тренируюсь, участвую в любительских соревнованиях. Это очень интересный, красивый и динамичный вид спорта, сочетающий бесконечные возможности для самосовершенствования и соревнований. К сожалению, мешает это искусственное убеждение, что гольф - занятие исключительно для олигархов. Во всем остальном мире это - один из самых демократичных видов спорта, по массовости находящийся на втором месте после фитнеса.Зимой - катаюсь на сноуборде, летом - занимаюсь виндсерфингом. А на прошедшие майские праздники мне удалось устроить себе просто идеальный отдых: я отправился в Египет, в Сома-Бэй.  Там есть коралловые рифы, отличная серф-станция и роскошное поле для гольфа. И вот я половину дня проводил в море, а остальную половину - играл в гольф. Это место стало для меня настоящим райским уголком.

Очень рада, что Вы уже нашли для себя райское место. А вот интересно! Навыки, которые дают занятия гольфом, помогают в работе?

Гольф  является прекрасным видом активного отдыха. Во время игры из головы улетучиваются все проблемы и хлопоты. В нем нет бега, больших нагрузок, но нужна отточенная техника удара и холодный расчет. Во время игры нужно уметь отключать все эмоции  - своего рода спортивная медитация.  А умение собраться в нужный момент необходимо в любой работе.

Согласна! Умение управлять своими эмоциями ещё не мешало никому. Даже захотелось попробовать! А какие качества характера больше всего пригодились и помогли в жизни именно Вам?

- По натуре я - очень увлекающийся человек. Еще  в детстве легко загорался новыми идеями - будь то спорт, рыбалка или коллекционирование. Эта черта сохранилась, и со временем приобрела более серьезную направленность. Вдобавок с годами появилась ответственность. Я легко загораюсь, берусь за дело, и даже если в процессе оно становится менее интересно - уже не могу бросить, мне хочется довести все до конца в лучшем виде.В последние годы стало очень модным выражение «Работа должна приносить удовольствие». Я думаю, оно не совсем корректно. Во-первых, существует масса профессий, сам процесс в которых не отличается особой привлекательностью: к примеру - работа хирурга. Трудно представить себе человека, получающего удовольствие от резания кого-то скальпелем. Во-вторых, не может человек получать удовольствие по 8 часов в день в течение рабочей недели. Он может устать, заболеть, быть не в настроении. В-третьих, в каждой работе есть рутина, текучка, без которой не обойтись.  Поэтому я бы переформулировал это выражение так: «Должен приносить удовольствие результат твоей работы». К этому я и стремлюсь.

Отличный лозунг на каждый день! Уверена, наши читатели будут вспоминать его в трудные минуты. Возможно, Вы хотели бы пожелать что-то ещё?

- На вручении документов в день окончания учебы в нашем центре я всегда озвучиваю очень хорошее пожелание, которое где-то прочитал. У каждого в жизни должны пересекаться три области, как три окружности: то, чем ты занимаешься, должно быть тебе действительно интересно; это должно быть нужно окружающим и приносить тебе доход. К тому же, в этой области ты должен быть лучшим!Так вот. Я желаю, чтобы три окружности совпали - и тогда область совпадения станет площадкой, с которой стартует ракета вашего успеха!"

Беседовала Марина Давыдова

Оригинал

kalashnikovdm.livejournal.com


Смотрите также