Бодибилдинг интервью


Musclehouse | Бодибилдинг и фитнес

 

 

 

 

 

 

Интервью берёт Стив Хольман

Предупреждение: В этом интервью затронуты крайне больные вопросы. Сказать честно, мы почти уже решили, что не будем печатать его. Однако, так как журнал Ironman всегда был открытым форумом и старался всегда говорить всю правду, мы посчитали, что наша обязанность перед нашим спортом и перед тобой, читатель, позволить этому атлету высказаться. Чтобы вот так прийти к нам и рассказать всё, как оно есть, нужно мужество. Мы пообещали этому атлету полную анонимность, чтобы не причинить вреда его профессиональному статусу. Все имена в интервью опущены, вместо них мы напечатали ***, чтобы этого атлета не смогли “вычислить методом исключения”. Названия стероидов и прочих препаратов тоже заменены знаками ***, чтобы культуристы, употребляющие химию, не смогли воспользоваться этим интервью в качестве инструкции по применению стероидов. Читая материал, помните, что этот атлет не получил от нас никаких денег за своё интервью, потому что, по нашему мнению, деньги коррумпируют информацию. Если людям заплатить за информацию, то они чувствуют, что обязаны “отработать” свои деньги, а это часто приводит к тому, что человек начинает преувеличивать факты. Когда будете читать интервью, помните, что этот атлет, как и все мы, любит бодибилдинг и хотел бы увидеть его здоровым спортом с большим будущим, а не умирающим от стероидов. Пристегните ремни. Сейчас вы получите такую “дозу реальности”, что она живо прочистит вам мозги. Ни один журнал по культуризму никогда не печатал ничего подобного.

Стив Хольман (СХ): Ты сказал, что хочешь излить душу. Мы даём тебе шанс обратиться к миллионам фанатов бодибилдинга через один из самых популярных журналов. О чём ты хочешь поговорить?

Бодибилдер (ББ): О том, о чём никто не хочет говорить. Я хочу, чтобы все узнали правду.

СХ: О стероидах?

ББ: Да, чёрт возьми!

СХ: Тебе приходится их принимать слишком много, так?

ББ: Это слабо сказано.

СХ: Сколько у тебя уходит денег на стероиды?

ББ: Ну, лишь на гормон роста у меня уходит до 30,000 долларов в год.

СХ: Боже милостивый!

ББ: Стероиды-то как раз и не самая большая проблема. Да, я их много принимаю, но и стоят они недорого. Большая часть денег уходит на то, что нужно платить разным людям, чтобы они объясняли тебе, как принимать разную химию. Я имею в виду гормон роста, инсулиноподобный фактор роста и т.д.

СХ: А сама мысль, что ты всё это вводишь в своё тело одновременно, не угнетает тебя?

ББ: Да нет – мне ведь нравится иметь большие руки, большую спину, большую грудь и ноги и всё остальное. Но когда я достигаю объёмов, которые, в принципе, меня уже устраивают…

СХ: … тебе говорят, что ты должен стать ещё больше, да?

ББ: Да – и у меня нет выбора! Мне приходится становится ещё больше. На следующий год я буду выступать с весом на 11 кг больше. Но знаете, сама вот эта мысль, что ты, вот, должен стать ещё больше и пожертвовать формой… Да, возможно, мне и самому не совсем нравится, как выглядит моя спина. Да, не спорю, мне нужно там кое-что исправить. Но все эти вещи приходят со временем. “Вызревать в форму” – это одно, но ведь все хотят видеть монстров.

СХ: Как ты думаешь, это безумие когда-нибудь прекратится? Если атлеты будут становится всё больше и больше, то что случится со спортом?

ББ: Спорт уже…

СХ: … вышел из под контроля?

ББ: Да. Бодибилдинг ушёл в андерграунд. Он обслуживает сейчас некую секту, которой подавай монстров с чудовищной массой… Им плевать… Они лишь говорят: “Мы хотим видеть вас такими. И нас не волнует, на что вам приходится идти, чтобы выглядеть так.” Но, я думаю, немало найдётся и таких людей, которые хотели бы видеть и другое… нечто более достижимое.

СХ: По-твоему, объёмы нынешних культуристов привели к некому пресыщению публики? Типа: “А нам всё равно, что с ними будет. Нам плевать: ну, сдохнут они – ну и что? Нам лишь важно, чтобы они из года в год становились больше и рельефнее. И нам плевать какой ценой.”

ББ: Именно так. Публика хочет видеть нас такими и судьи хотят нас видеть всё большими и большими. А нам, чтобы хоть как-то заработать на жизнь и осуществить наши мечты, приходится идти на всё это. Некоторые, такие как *** (имя опущено, известный журналист из другого журнала), говорят: “А вас никто не заставляет”. Да, никто нас не заставляет, но ведь многие из нас пришли в этот спорт с мечтой стать лучше других.

СХ: Разумеется. Думаю, дело ещё и в выступлениях. Ведь каждый хотел бы выступать на подиуме. По-твоему, как нам решить проблему? Ты не думаешь, что такое решение уже существует?

ББ: Трудно сказать. После того, как люди увидели экстремальную массу, как ты можешь заставить публику принять что-то меньшее? У некоторых ребят, когда они делают “широчайшие сзади”, можно чуть ли не лёгкие увидеть. Придётся снизить стандарты. Кстати, прежде чем я продолжу, сразу скажу, что я ставлю себя в уязвимое положение.

СХ: Я понимаю. Обещаю, что твоя конфиденциальность тебе гарантирована. Мы просто напишем, что ты – один из известнейших профессионалов. И всё.

ББ: Да. Окей. Спрашивай тогда.

СХ: Как ты думаешь, может быть, проблема начнёт решаться, если судьи начнут давать призовые места атлетам с более эстетичными телами?

ББ: Да, именно так. Это – единственное направление. Без него у нашего спорта нет будущего. Нам нужна эстетика, как у Боба Париса.

СХ: Верно. Если бы Боб Парис вернулся. Я думаю, проблема в том, что люди должны хотеть видеть такое телосложение, а сейчас у публики в целом и у большинства фанатов бодибилдинга такого желания нет, поэтому у них один критерий победы – объёмы.

ББ: Я думаю, что у по-настоящему совершенного тела, как у Ли Лабрады, есть какая-то аура, которой нет у того, у кого просто гротескные размеры.

СХ: Вернёмся к химии – тебе приходится сидеть на ней круглый год?

ББ: Да, я уже несколько лет не делал никаких перерывов.

СХ: Сколько тебе раз приходится колоться? Три, четыре раза в неделю?

ББ: Каждый день.

СХ: Каждый день тебе приходится вкалывать что-то в собственное тело?

ББ: Да, каждый день. Хочешь узнать, что я вкалываю? (Далее следует перечисление внутривенных и оральных препаратов. Список настолько длинный, что моя челюсть падает на стол.)

СХ: И это лишь в межсезонье?

ББ: Да. Разумеется, я принимаю также *** – он блокирует эстроген и также увеличивает уровень тестостерона. Ну, также *** – четыре раза в день в межсезонье. Это для того, чтобы я мог есть больше калорий. Также пол-таблетки *** – это типа синергиста для гормона роста. За примерно шесть недель до соревнований я начинаю принимать ***, чтобы избавиться от гинекомастии. Несколько лет назад я оперировался по этому поводу, но время от времени она снова появляется. Я принимаю ***, чтобы вывести воду. И время от времени переключаюсь с тяжёлых андрогенов на более лёгкие анаболики типа *** или ***, по 300 мг через день. Так, что ещё? *** – по 200 мг каждый день. Он помогает сделать мышцы более жёсткими, увеличить венозность. Я также принимаю *** – это тоже для жёсткости мышц, и он помогает держать инсулин и гормон роста на одном и том же уровне.

СХ: Не слабо. Такой перечень!

ББ: Есть ещё пара препаратов, конечно. Типа ***, который поддерживает половые железы и ***, который стимулирует выработку собственного тестостерона, чтобы у меня там всё не атрофировалось внизу. Ещё, некоторые анти-эстрогены и другие лекарства, которые борются с побочными эффектами тех препаратов, которые я уже называл.

СХ: Замечал ли ты у себя какое-нибудь ухудшение здоровья, связанное с приёмом этих препаратов?

ББ: Во время соревнований у меня в моче много крови.

СХ: Но в межсезонье ты себя сносно чувствуешь, несмотря на приём всего этого?

ББ: Ну, с недавних пор я сдаю кровь на анализы раз в два месяца.

СХ: Как у тебя с уровнем холестерина, давлением и так далее? Нормально?

ББ: Нет, всё повышенное. Давление вообще очень высокое, приходится даже следить за ним, особенно когда я принимаю стимуляторы.

СХ: Звучит так, как будто ты пол-жизни проводишь с иглой в вене.

ББ: Приходится идти на это, другого выбора нет. Если хочешь зарабатывать себе на жизнь этим спортом, то приходится делать это.

СХ: Это как автомобильные гонки, где скорости всё больше и больше, а всё больше аварий, но водители всё равно продолжают в них участвовать, так? Как ты думаешь, сколько у тебя в этом году уйдёт всего денег на химию?

ББ: Примерно 60,000 долларов, но в следующем году будет ещё больше. В прошлом году мне пришлось добавить ***. Сейчас это самая крутая “добавка” среди культуристов. Видишь, как все эти ребята растут? Ты думаешь, от чего? Именно от него. Можешь не сомневаться. А два года назад… Нет, я не хочу обидеть ***, он прекрасный парень, прекрасный семьянин и всё такое, но ещё два года назад он был плоским, как блин. А теперь он больше, на 8-12 кг. Это всё из-за ***. Он принимает его в жутких количествах. Да как и все мы, впрочем. Я чуть в штаны со страху не мочусь.

СХ: Вы между собой откровенно говорите о химии?

ББ: Только с друзьями. Нет, конечно, в зале меня постоянно спрашивают, но я говорю им, что я ем протеин марки ***! Да, мы откровенны.

СХ: Тебе не кажется, что это нужно держать в тайне, чтобы быть на шаг впереди соперников?

ББ: Тайн никаких нет. Есть тут один парень, имени его называть не буду, он профессионал, один из самых знаменитых – так вот, он помогает другим профи с этим препаратом, ***. Потому что никто из нас не знает, как его принимать, поэтому все идут к нему. Он помогает нам.

СХ: Я знаю, что старые атлеты жалуются, что в бодибилдинге больше нет духа товарищества.

ББ: Почему, он есть иногда. Но мы всегда говорим между собой только о…

СХ: … химии и тренировках.

ББ: Нет, о тренировках мы не говорим, потому что все парни…

СХ: … тренируются одинаково?

ББ: Да, в общем-то. Мы не тренируемся так уж тяжело. Большинство из нас вообще на тренировках чуть ли не спят.

СХ: Так что, всё дело, получается, лишь в химии? Профи не имеют ни малейшего представления о том, как тренироваться без неё? Как ты думаешь, все профи, из тех, что входят в верхнюю десятку, принимают, в принципе, одни и те же препараты?

ББ: Да, все мы вводим одинаковые количества, но побеждают, я думаю, те, у кого уровни эстрогена и тестостерона получше от природы. Ну, там, рецепторы и всё такое. Всё дело ведь в генетике. Некоторые более чувствительны к стероидам. Мы оба с тобой можем вколоть себе по 5 мг, но у меня будет одна реакция, а у тебя – другая.

СХ: Я тебя уже раньше спрашивал, и ты сказал, что всё это – “часть игры”, но, всё же, не боишься ли ты, что расплата когда-нибудь придёт?

ББ: Боюсь. У меня, скорее всего, детей не будет. Мой врач говорит, что у меня снижена активность сперматозоидов. И щитовидка ни к чёрту.

СХ: По-твоему, сам спорт косвенно пропагандирует употребление допинга?

ББ: Да, но находятся такие, которые говорят, что, мол, вас же никто не заставляет. Но я об этом с детства мечтал! Я хочу заниматься именно бодибилдингом. Потом, ведь у нас нет другой работы.

СХ: По-твоему, допинг-контроль, который учредили на Олимпии, является шагом в правильно направлении?

ББ: Это был шаг в правильном направлении для спорта в целом и, вероятно, шаг в неправильном направлении для карьеры некоторых. Я знаю четырёх ребят, которые должны были “завалить” допинг-контроль. Но они прошли его. Мы умеем проходить тесты на допинг. В следующем году они хотят проверять нас на диуретики. Это не проблема. Мы просто перейдём на плазматические препараты. Всё довольно просто. Всегда найдутся какие-нибудь экзотические стероиды. “Давайте поменяем молекулу в 17-ой позиции, и препарат нельзя будет обнаружить.” *** до сих пор не обнаруживается.

СХ: Это самое откровенное интервью из всех, которые я брал. Спасибо за откровенность.

ББ: Пожалуйста. Может, всё дело в том, что я на безуглеводной диете сижу?

СХ: … и тебя всё достало?

ББ: Да. Знаешь, с диуретиками вообще сложно бороться. А вообще, всё это выглядит так: лежит кто-нибудь под капельницей и с монитором пульса. Ну, просто представь такую ситуацию. И вот берёшь его и запираешь в какой-нибудь лаборатории, где с ним проводят всякие опыты. А затем быстренько демонстрируешь его на сцене, а потому бегом снова к капельнице. И это – спорт? О тренировках и речи не идёт. Я рекомендую всем читать твой журнал и заниматься натуральным бодибилдингом. Профессиональный бодибилдинг – это сплошная химия. Конечно, стероиды есть во всех видах спорта – и в боксе, и в баскетболе, и в бейсболе, и в футболе.

СХ: Как долго ты будешь продолжать всё это? Я имею в виду – с такими-то темпами?

ББ: Я сижу на химии уже… о, господи. Скажу, что если кто-нибудь в ближайшее время умрёт, то это будет ***. Он уже слишком стар, чтобы заниматься таким дерьмом. У него поджелудочная, я знаю, на ладан дышит. Это видно. Я вижу. *** (ещё один известнейший профи) – тоже очень болен. Я понимаю, он хочет сделать много чего хорошего для спорта. Для этого ему нужно победа, это позволит ему сделать много хороших вещей для бодибилдинга как спорта. Но он умирает, а каждое проигранное им соревнование – это как новый удар по нему. Он буквально убивает себя, потому что хочет сделать этот спорт лучше. В конце концов, он либо сдохнет, либо выиграет соревнования.

СХ: То есть он играет в русскую рулетку?

ББ: Да, он первым из нас стал употреблять ***. Он не был большим, но у него была эстетика. Такая внешность, что посмотришь на неё и скажешь: “Я тоже хочу таким быть”. Ему бы сконцентрироваться на частях тела, а вместо этого он просто становится больше: живот, голова, всё.

СХ: Да, сейчас на него просто страшно смотреть. Тело, конечно, у него тоже выросло, но и все внутренние органы тоже – они выглядят у него так, как будто их раздули чем-то.

ББ: Им нужно устроить соревнования – у кого самый большой живот из-за гормона роста.

СХ: Ещё что-нибудь хочешь сказать?

ББ: Да. Знаешь, я сейчас даже с трудом соображаю из-за всей этой химии,которая сейчас во мне. Но проблему злоупотребления стероидами замалчивают. А ведь стероиды – это ещё не всё. Нам приходится использовать такие наркотики-стимуляторы, как “speed” и ему подобные. Приходится много принимать диуретиков и прочей дряни, которая вредна для здоровья, и от которой ты себя чувствуешь хреново. Многие принимают кокаин, не потому, что он им нравится – а потому, что на нём сушиться легче, он подавляет аппетит. Химию можно употреблять, а можно ею злоупотреблять. Но на нашем уровне, мне кажется, нас просто эксплуатируют. Они накачивают нас химией по самое горло… или мы сами накачиваем себя ею, чтобы выглядеть монстрами, а затем выходим на подиум – такая наша работа. Но нам ведь почти ничего не платят! Все деньги уходят тем ребятам, которые печатают наши фотографии, производителям добавок, а нам они ничего не дают. А если бы не наши фотографии, что бы они рекламировали?

СХ: Да, а вам приходится постоянно рисковать жизнью, ради шанса выиграть пару баксов в каком-нибудь шоу.

ББ: Скажу тебе вот что: некоторые парни, например, ***, подрабатывают проститутками для голубых.

СХ: Ты уверен?

ББ: Я знаю. Они так зарабатывают на химию. Точно тебе говорю. Некоторые голубые подходят и прямо говорят: “Эй, ты, ты проводишь со мной ночь, а я тебе даю столько-то баксов”. Это всё равно, что какой-нибудь подросток подойдёт к Синди Кроуфорд и скажет ей такое. Но нам, в отличие от неё, приходится соглашаться – и всё ради каких-то 10,000 баксов в месяц! А как ещё мы можем заработать на химию? А иногда с нами за акт прямо химией и расплачиваются.

СХ: Похоже, вы, ребята, зарабатываете совсем плохо.

ББ: На одних контрактах не проживёшь. Особенно, если учесть химию, проживание, жратву. Приходится жертвовать своей…

СХ: … честью?

ББ: Ха-ха – да, честью, гордостью. В жертву идёт всё. Там где химия, там и проституция. Не надо ребятам делать этого. Пусть посмотрят на себя в зеркало. Пусть знают, что им придётся пожертвовать тем, что их и делает-то мужиком. А вся эта ерунда, которую пишут об “углеводной загрузке” и “натриевой загрузке” – чушь полная.

СХ: То есть, ты говоришь, что на самом деле они не проводят “натриевую загрузку”? Всё дело в химии?

ББ: Нередко перед самыми соревнованиями некоторых профи можно встретить в МакДональдсе или жующими пиццу. Это позволительно делать. Конечно, в разумных пределах.

СХ: Ты много употребляешь добавок?

ББ: Я вообще их не ем! Ни витаминов, ничего!

СХ: А ты не думал, что принимая витамины и минералы, ты мог бы защитить себя хоть немного от побочных эффектов всей этой химии, что ты потребляешь?

ББ: Да, но…

СХ: …ты можешь себе позволить тратить деньги лишь на то, что с гарантией окажется эффективным, да? На химию.

ББ: Верно. Почему бы им не учредить приз в один миллион долларов за победу на соревнованиях по бодибилдингу? Это бы сильно помогло спорту. Если бы в наш спорт пришли деньги, то он мог бы превратиться в нечто более привлекательное. А сейчас, к сожалению, люди хотят видеть лишь монстров. Больших, понимаете, монстров. И, как ты сказал, назад повернуть уже невозможно. Скорее всего, саморазрушение бодибилдинга остановить уже невозможно. Он умрёт, а затем мы посмотрим, что произойдёт.

СХ: Я не хочу, чтобы кто-то из вас умер.

ББ: Кто-нибудь из нас умрёт. Я гарантирую. В ближайшие годы умрёт много парней.

СХ: Надеюсь, что допинг-контроль – это шаг в правильном направлении. Может, он повлияет на судей и они начнут давать больше баллов более эстетически привлекательным телам. Если бы судейство вернулось к стандартам вроде Боба Париса, то, я думаю, это бы помогло.

ББ: Это когда-нибудь случится?

СХ: Как ты думаешь, когда ты выйдешь из игры?

ББ: Когда достигну своей цели. Или до тех пор, пока не сдохну на пути к ней.

СХ: Ты когда-нибудь испытывал нечто, похожее на депрессию или, наоборот, ярость?

ББ: О, да. Избивал многих людей – терял контроль над собой. Мне сейчас стыдно за это.

СХ: Когда по твоим венам столько химии течёт, это отражается на мозгах?

ББ: Да. Кроме того, я чувствую уплотнение здесь, и мне просто страшно, я не знаю, что это такое.

СХ: Ты регулярно проходишь осмотры у врача?

ББ: Я сдаю кровь на анализ, а мой врач читает их. Я ведь в них ничего не понимаю. Я просто спрашиваю его, сколько мне ещё осталось жить и что я делаю неправильно?

СХ: Но он хоть проверяет тебя на магнито-резонансной томографии? Или просто берёт кровь на анализ?

ББ: Нет. Он смотрит щитовидку, наблюдает за активностью сперматозоидов. Разумеется, у меня уже никогда не будет детей.

СХ: Ну, может, всё это обратимо, когда ты бросишь…

ББ: Нет, у меня необратимые изменения.

СХ: Это печально.

ББ: Думаю, это случилось в прошлом году. Когда я повысил все дозы, моя щитовидка просто вырубилась. А если я брошу принимать ***, то я растолстею. Мне придётся принимать его до конца жизни. Я уже не могу отказаться от него. Никто из нас не может уже бросить его принимать. Одно за другим – нонстопом. Мы просто делаем то, что необходимо. Ты разве не видишь, что нас эксплуатируют? Они продают нас. Они накачивают нас, выводят на сцену, а затем избавляются от нас. А денежки-то ведь к ним текут. А мы тут загибаемся за кулисами, пока не сдохнем. А они наживаются на этом. Продают нас. Продают наши души, а нам-то что с того перепадает? И даже если ты на химию садишься, то это не гарантирует тебе победы. Тебе нужно ещё кое-что иметь – вот здесь. Но люди, которые заправляют нашим спортом, говорят: “Давай, давай, продолжай”. У них карманы уже скоро треснут от денег. Им плевать на нас.

СХ: Но, ты сказал, такая внешность привлекает женщин?

ББ: Да, помогает немного, но у меня и до этого с ними не было никаких проблем. У меня было много женщин и до этого. Сейчас, когда я больше, у меня их тоже больше. Но тут есть и обратная сторона – голубые пристают.

Я хочу сказать всем ребятам, которые хотят “выйти на другой уровень”: тренировки, правильное питание и упражнения помогут вам добиться своего. Но то, что кажется большим для вас, будет маленьким по сравнению с профи. Но, как я уже сказал, большинство скажут про Ли Лабраду, что он – большой парень. Вы можете достичь своих целей, стать больше, женщины на вас чаще западать будут, выглядеть лучше. Может, вы и не выиграете Олимпию, но у вас будет, чем гордиться – без химии. Весь соревновательный бодибилдинг, по большому счёту – это сплошная химия. Война фармакологии. У Андреаса Мюнтцера было что-то, чего у нас не было, мы до сих пор не знаем что. У него был такой рельеф и такая химия, которых не было у нас – но посмотри, что они с ним сделали. Он пал на поле боя. А денежки-то Андреаса прикарманил ***. Нам приходится выживать в этой гонке и рисковать из-за поддельной химии. Когда слышишь, как кто-то из наших говорит: “Я упал и сломал руку”, не верь. Это его дилер ему руки поломал за то, что он не заплатил за свою дозу гормона роста.

СХ: Ты говоришь, что часто ездишь в Мексику покупать химию?

ББ: Да, я езжу в Мексику. Многие из нас покупают химию во время Европейского турне. (Меняет тему). Допинг-тест не нужен. Посмотрите на Ли Лабраду. Чтобы так выглядеть, не нужно много химии. Пару того, пару этого, и всё. Нам всем придётся сбросить много веса, чтобы выглядеть так, как он.

СХ: Ориентироваться на более эстетичную внешность. Это – один из самых больших шагов в правильном направлении, которые придётся сделать. Кстати, а разве нет такого препарата, который вводится прямо в мышцу, чтобы увеличить её объём?

ББ: О, да, это – ***. Я его использовал, чтобы создать пик на бицепсе. А вот ***, так тот вообще его по всему телу вкалывает – в 80 или 100 местах. Сразу скажу, что боль от него – адская. Но предсказать реакцию на него трудно. Ты можешь хорошо выглядеть за 5 дней до шоу, а потом перед самыми соревнованиями он сбивается в комки и бицепсы получаются – видели, наверно, на некоторых ребятах – комковатые, страшно даже смотреть. В нашем спорте всюду нужно подставлять задницу. Нужны деньги, чтобы расплатиться за химию? Подставляй задницу. Хочешь победить? Подставляй задницу. Вот в этом и весь смысл этого спорта. Жесточайшая эксплуатация. Мне бы хотелось, чтобы атлеты зарабатывали больше. Читали в журналах, сколько зарабатывают Майкл Джордан и Майк Тайсон? Почему-то в журналах не пишут, сколько мы получаем. Потому что об этом стыдно говорить. Что мне делать? Продавать свои фотографии?

СХ: А много ребят продают химию на стороне?

ББ: О, да. Я этим тоже занимался. Но сейчас с этим намного сложнее.

СХ: Что-нибудь ещё? Что тебя ещё раздражает, о чём ты хочешь сказать?

ББ: Ну, меня бесит, что нам приходится принимать столько химии. Мне больше нравилось, как я выглядел в прошлом году. А сейчас они хотят, чтобы мы весили около 122 кг.

СХ: Как по-твоему, журналы тоже виноваты?

ББ: Да, они виноваты. Они ничего не пишут о применении химии. Они продают детям фальшивые мечты: мол, кушайте этот протеин и будете выглядеть вот так. А это не правда. Всё упирается в химию, а если будешь заниматься “как чемпион” из журнала, то быстро перетренируешься. Да сейчас все об этом знают. Без химии люди занимаются какое-то время, затем разочаровываются и расстаются со своей мечтой.

СХ: Какой-то прямо порочный круг.

ББ: Инсулин – очень опасен. Я прямо сейчас чувствую это. Я сильно устаю, у меня головные боли, слабость. Я с трудом дышу. Плохой это препарат.

СХ: А чем инсулин опасен? Это ведь просто гормон.

ББ: Ты можешь умереть прямо на месте. Все из нас побывали в шоке в одно или другое время. Это как по лезвию бритвы ходить.

СХ: А тебе приходилось в больницу ложиться из-за него?

ББ: Да, я несколько раз в больнице лежал. Врачам пришлось ввести в меня пол-пачки глюкозы, чтобы я концы не отдал. У меня в печени вообще глюкозы не было, потому что я слишком много инсулина ввёл. Мозгу не хватало глюкозы, я начал засыпать, уходить в кому. Это была самая жуткая боль, которую мне пришлось испытать. Твой мозг просто разрывается. А что я взамен получаю за всё это? Фотографию на обложке журнала? Этого даже недостаточно, чтобы заплатить по счетам. Может, пора уже начать давать что-то атлетам, а не только забирать у них? Если они хотят, чтобы мы были больше, то пусть сделают так, чтобы и мы что-то зарабатывали. Игроки в гольф и то больше нас получают. Недавно прочитал, сколько на родео получают. Им платят по 50,000 баксов за то, чтобы один раз на быке проехаться. И им не приходится колоть в себя стероиды для этого.

СХ: Да, на родео ты подвергаешься риску всего в течение восьми секунд, а затем всё кончено. Вы же рискуете жизнью круглый год.

ББ: Да, опасный у нас спорт.

СХ: Хм… это ещё мягко сказано.

Просмотров: 2106
Оцените эту статью

10

На основании 1 голосов

musclehouse.ru

Шокирующее интервью культуриста-профессионала в журнале Ironman | Библиотека | Информация

Предупреждение: В этом интервью затронуты крайне больные вопросы. Сказать честно, мы почти уже решили, что не будем печатать его. Однако, так как журнал Ironman всегда был открытым форумом и старался всегда говорить всю правду, мы посчитали, что наша обязанность перед нашим спортом и перед тобой, читатель, позволить этому атлету высказаться. Чтобы вот так прийти к нам и рассказать всё, как оно есть, нужно мужество. Мы пообещали этому атлету полную анонимность, чтобы не причинить вреда его профессиональному статусу. Все имена в интервью опущены, вместо них мы напечатали ***, чтобы этого атлета не смогли «вычислить методом исключения». Названия стероидов и прочих препаратов тоже заменены знаками ***, чтобы культуристы, употребляющие химию, не смогли воспользоваться этим интервью в качестве инструкции по применению стероидов. Читая материал, помните, что этот атлет не получил от нас никаких денег за своё интервью, потому что, по нашему мнению, деньги коррумпируют информацию. Если людям заплатить за информацию, то они чувствуют, что обязаны «отработать» свои деньги, а это часто приводит к тому, что человек начинает преувеличивать факты. Когда будете читать интервью, помните, что этот атлет, как и все мы, любит бодибилдинг и хотел бы увидеть его здоровым спортом с большим будущим, а не умирающим от стероидов. Пристегните ремни. Сейчас вы получите такую «дозу реальности», что она живо прочистит вам мозги. Ни один журнал по культуризму никогда не печатал ничего подобного.

 Стив Хольман (СХ): Ты сказал, что хочешь излить душу. Мы даём тебе шанс обратиться к миллионам фанатов бодибилдинга через один из самых популярных журналов. О чём ты хочешь поговорить?

 Бодибилдер (ББ): О том, о чём никто не хочет говорить. Я хочу, чтобы все узнали правду.

 СХ: О стероидах?

 ББ: Да, чёрт возьми!

 СХ: Тебе приходится их принимать слишком много, так?

 ББ: Это слабо сказано.

 СХ: Сколько у тебя уходит денег на стероиды?

 ББ: Ну, лишь на гормон роста у меня уходит до 30,000 долларов в год.

 СХ: Боже милостивый!

 ББ: Стероиды-то как раз и не самая большая проблема. Да, я их много принимаю, но и стоят они недорого. Большая часть денег уходит на то, что нужно платить разным людям, чтобы они объясняли тебе, как принимать разную химию. Я имею в виду гормон роста, инсулиноподобный фактор роста и т.д.

 СХ: А сама мысль, что ты всё это вводишь в своё тело одновременно, не угнетает тебя?

 ББ: Да нет — мне ведь нравится иметь большие руки, большую спину, большую грудь и ноги и всё остальное. Но когда я достигаю объёмов, которые, в принципе, меня уже устраивают...

 СХ: ... тебе говорят, что ты должен стать ещё больше, да?

 ББ: Да — и у меня нет выбора! Мне приходится становится ещё больше. На следующий год я буду выступать с весом на 11 кг больше. Но знаете, сама вот эта мысль, что ты, вот, должен стать ещё больше и пожертвовать формой... Да, возможно, мне и самому не совсем нравится, как выглядит моя спина. Да, не спорю, мне нужно там кое-что исправить. Но все эти вещи приходят со временем. «Вызревать в форму» — это одно, но ведь все хотят видеть монстров.

 СХ: Как ты думаешь, это безумие когда-нибудь прекратится? Если атлеты будут становится всё больше и больше, то что случится со спортом?

 ББ: Спорт уже...

 СХ: ... вышел из под контроля?

 ББ: Да. Бодибилдинг ушёл в андерграунд. Он обслуживает сейчас некую секту, которой подавай монстров с чудовищной массой... Им плевать... Они лишь говорят: «Мы хотим видеть вас такими. И нас не волнует, на что вам приходится идти, чтобы выглядеть так.» Но, я думаю, немало найдётся и таких людей, которые хотели бы видеть и другое... нечто более достижимое.

 СХ: По-твоему, объёмы нынешних культуристов привели к некому пресыщению публики? Типа: «А нам всё равно, что с ними будет. Нам плевать: ну, сдохнут они — ну и что? Нам лишь важно, чтобы они из года в год становились больше и рельефнее. И нам плевать какой ценой.»

 ББ: Именно так. Публика хочет видеть нас такими и судьи хотят нас видеть всё большими и большими. А нам, чтобы хоть как-то заработать на жизнь и осуществить наши мечты, приходится идти на всё это. Некоторые, такие как *** (имя опущено, известный журналист из другого журнала), говорят: «А вас никто не заставляет». Да, никто нас не заставляет, но ведь многие из нас пришли в этот спорт с мечтой стать лучше других.

 СХ: Разумеется. Думаю, дело ещё и в выступлениях. Ведь каждый хотел бы выступать на подиуме. По-твоему, как нам решить проблему? Ты не думаешь, что такое решение уже существует?

 ББ: Трудно сказать. После того, как люди увидели экстремальную массу, как ты можешь заставить публику принять что-то меньшее? У некоторых ребят, когда они делают «широчайшие сзади», можно чуть ли не лёгкие увидеть. Придётся снизить стандарты. Кстати, прежде чем я продолжу, сразу скажу, что я ставлю себя в уязвимое положение.

 СХ: Я понимаю. Обещаю, что твоя конфиденциальность тебе гарантирована. Мы просто напишем, что ты — один из известнейших профессионалов. И всё.

 ББ: Да. Окей. Спрашивай тогда.

 СХ: Как ты думаешь, может быть, проблема начнёт решаться, если судьи начнут давать призовые места атлетам с более эстетичными телами?

 ББ: Да, именно так. Это — единственное направление. Без него у нашего спорта нет будущего. Нам нужна эстетика, как у Боба Париса.

 СХ: Верно. Если бы Боб Парис вернулся. Я думаю, проблема в том, что люди должны хотеть видеть такое телосложение, а сейчас у публики в целом и у большинства фанатов бодибилдинга такого желания нет, поэтому у них один критерий победы — объёмы.

 ББ: Я думаю, что у по-настоящему совершенного тела, как у Ли Лабрады, есть какая-то аура, которой нет у того, у кого просто гротескные размеры.

 СХ: Вернёмся к химии — тебе приходится сидеть на ней круглый год?

 ББ: Да, я уже несколько лет не делал никаких перерывов.

 СХ: Сколько тебе раз приходится колоться? Три, четыре раза в неделю?

 ББ: Каждый день.

 СХ: Каждый день тебе приходится вкалывать что-то в собственное тело?

 ББ: Да, каждый день. Хочешь узнать, что я вкалываю? (Далее следует перечисление внутривенных и оральных препаратов. Список настолько длинный, что моя челюсть падает на стол.)

 СХ: И это лишь в межсезонье?

 ББ: Да. Разумеется, я принимаю также *** — он блокирует эстроген и также увеличивает уровень тестостерона. Ну, также *** — четыре раза в день в межсезонье. Это для того, чтобы я мог есть больше калорий. Также пол-таблетки *** — это типа синергиста для гормона роста. За примерно шесть недель до соревнований я начинаю принимать ***, чтобы избавиться от гинекомастии. Несколько лет назад я оперировался по этому поводу, но время от времени она снова появляется. Я принимаю ***, чтобы вывести воду. И время от времени переключаюсь с тяжёлых андрогенов на более лёгкие анаболики типа *** или ***, по 300 мг через день. Так, что ещё? *** — по 200 мг каждый день. Он помогает сделать мышцы более жёсткими, увеличить венозность. Я также принимаю *** — это тоже для жёсткости мышц, и он помогает держать инсулин и гормон роста на одном и том же уровне.

 СХ: Не слабо. Такой перечень!

 ББ: Есть ещё пара препаратов, конечно. Типа ***, который поддерживает половые железы и ***, который стимулирует выработку собственного тестостерона, чтобы у меня там всё не атрофировалось внизу. Ещё, некоторые анти-эстрогены и другие лекарства, которые борются с побочными эффектами тех препаратов, которые я уже называл.

 СХ: Замечал ли ты у себя какое-нибудь ухудшение здоровья, связанное с приёмом этих препаратов?

 ББ: Во время соревнований у меня в моче много крови.

 СХ: Но в межсезонье ты себя сносно чувствуешь, несмотря на приём всего этого?

 ББ: Ну, с недавних пор я сдаю кровь на анализы раз в два месяца.

 СХ: Как у тебя с уровнем холестерина, давлением и так далее? Нормально?

 ББ: Нет, всё повышенное. Давление вообще очень высокое, приходится даже следить за ним, особенно когда я принимаю стимуляторы.

 СХ: Звучит так, как будто ты пол-жизни проводишь с иглой в вене.

 ББ: Приходится идти на это, другого выбора нет. Если хочешь зарабатывать себе на жизнь этим спортом, то приходится делать это.

 СХ: Это как автомобильные гонки, где скорости всё больше и больше, а всё больше аварий, но водители всё равно продолжают в них участвовать, так? Как ты думаешь, сколько у тебя в этом году уйдёт всего денег на химию?

 ББ: Примерно 60,000 долларов, но в следующем году будет ещё больше. В прошлом году мне пришлось добавить ***. Сейчас это самая крутая «добавка» среди культуристов. Видишь, как все эти ребята растут? Ты думаешь, от чего? Именно от него. Можешь не сомневаться. А два года назад... Нет, я не хочу обидеть ***, он прекрасный парень, прекрасный семьянин и всё такое, но ещё два года назад он был плоским, как блин. А теперь он больше, на 8-12 кг. Это всё из-за ***. Он принимает его в жутких количествах. Да как и все мы, впрочем. Я чуть в штаны со страху не мочусь.

 СХ: Вы между собой откровенно говорите о химии?

 ББ: Только с друзьями. Нет, конечно, в зале меня постоянно спрашивают, но я говорю им, что я ем протеин марки ***! Да, мы откровенны.

 СХ: Тебе не кажется, что это нужно держать в тайне, чтобы быть на шаг впереди соперников?

 ББ: Тайн никаких нет. Есть тут один парень, имени его называть не буду, он профессионал, один из самых знаменитых — так вот, он помогает другим профи с этим препаратом, ***. Потому что никто из нас не знает, как его принимать, поэтому все идут к нему. Он помогает нам.

 СХ: Все парни тренируются одинаково?

 ББ: Да, в общем-то. Мы не тренируемся так уж тяжело. Большинство из нас вообще на тренировках чуть ли не спят.

 СХ: Так что, всё дело, получается, лишь в химии? Профи не имеют ни малейшего представления о том, как тренироваться без неё? Как ты думаешь, все профи, из тех, что входят в верхнюю десятку, принимают, в принципе, одни и те же препараты?

 ББ: Да, все мы вводим одинаковые количества, но побеждают, я думаю, те, у кого уровни эстрогена и тестостерона получше от природы. Ну, там, рецепторы и всё такое. Всё дело ведь в генетике. Некоторые более чувствительны к стероидам. Мы оба с тобой можем вколоть себе по 5 мг, но у меня будет одна реакция, а у тебя — другая.

 СХ: Я тебя уже раньше спрашивал, и ты сказал, что всё это — «часть игры», но, всё же, не боишься ли ты, что расплата когда-нибудь придёт?

 ББ: Боюсь. У меня, скорее всего, детей не будет. Мой врач говорит, что у меня снижена активность сперматозоидов. И щитовидка ни к чёрту.

 СХ: По-твоему, сам спорт косвенно пропагандирует употребление допинга?

 ББ: Да, но находятся такие, которые говорят, что, мол, вас же никто не заставляет. Но я об этом с детства мечтал! Я хочу заниматься именно бодибилдингом. Потом, ведь у нас нет другой работы.

 СХ: По-твоему, допинг-контроль, который учредили на Олимпии, является шагом в правильно направлении?

 ББ: Это был шаг в правильном направлении для спорта в целом и, вероятно, шаг в неправильном направлении для карьеры некоторых. Я знаю четырёх ребят, которые должны были «завалить» допинг-контроль. Но они прошли его. Мы умеем проходить тесты на допинг. В следующем году они хотят проверять нас на диуретики. Это не проблема. Мы просто перейдём на плазматические препараты. Всё довольно просто. Всегда найдутся какие-нибудь экзотические стероиды. «Давайте поменяем молекулу в 17-ой позиции, и препарат нельзя будет обнаружить.» *** до сих пор не обнаруживается.

 СХ: Это самое откровенное интервью из всех, которые я брал. Спасибо за откровенность.

 ББ: Пожалуйста. Может, всё дело в том, что я на безуглеводной диете сижу?

 СХ: ... и тебя всё достало?

 ББ: Да. Знаешь, с диуретиками вообще сложно бороться. А вообще, всё это выглядит так: лежит кто-нибудь под капельницей и с монитором пульса. Ну, просто представь такую ситуацию. И вот берёшь его и запираешь в какой-нибудь лаборатории, где с ним проводят всякие опыты. А затем быстренько демонстрируешь его на сцене, а потому бегом снова к капельнице. И это — спорт? О тренировках и речи не идёт. Я рекомендую всем читать твой журнал и заниматься натуральным бодибилдингом. Профессиональный бодибилдинг — это сплошная химия. Конечно, стероиды есть во всех видах спорта — и в боксе, и в баскетболе, и в бейсболе, и в футболе.

 СХ: Как долго ты будешь продолжать всё это? Я имею в виду — с такими-то темпами?

 ББ: Я сижу на химии уже... о, господи. Скажу, что если кто-нибудь в ближайшее время умрёт, то это будет ***. Он уже слишком стар, чтобы заниматься таким дерьмом. У него поджелудочная, я знаю, на ладан дышит. Это видно. Я вижу. *** (ещё один известнейший профи) — тоже очень болен. Я понимаю, он хочет сделать много чего хорошего для спорта. Для этого ему нужно победа, это позволит ему сделать много хороших вещей для бодибилдинга как спорта. Но он умирает, а каждое проигранное им соревнование — это как новый удар по нему. Он буквально убивает себя, потому что хочет сделать этот спорт лучше. В конце концов, он либо сдохнет, либо выиграет соревнования.

 СХ: То есть он играет в русскую рулетку?

 ББ: Да, он первым из нас стал употреблять ***. Он не был большим, но у него была эстетика. Такая внешность, что посмотришь на неё и скажешь: «Я тоже хочу таким быть». Ему бы сконцентрироваться на частях тела, а вместо этого он просто становится больше: живот, голова, всё.

 СХ: Да, сейчас на него просто страшно смотреть. Тело, конечно, у него тоже выросло, но и все внутренние органы тоже — они выглядят у него так, как будто их раздули чем-то.

 ББ: Им нужно устроить соревнования — у кого самый большой живот из-за гормона роста.

 СХ: Ещё что-нибудь хочешь сказать?

 ББ: Да. Знаешь, я сейчас даже с трудом соображаю из-за всей этой химии,которая сейчас во мне. Но проблему злоупотребления стероидами замалчивают. А ведь стероиды — это ещё не всё. Нам приходится использовать такие наркотики-стимуляторы, как «speed» и ему подобные. Приходится много принимать диуретиков и прочей дряни, которая вредна для здоровья, и от которой ты себя чувствуешь хреново. Многие принимают кокаин, не потому, что он им нравится — а потому, что на нём сушиться легче, он подавляет аппетит. Химию можно употреблять, а можно ею злоупотреблять. Но на нашем уровне, мне кажется, нас просто эксплуатируют. Они накачивают нас химией по самое горло... или мы сами накачиваем себя ею, чтобы выглядеть монстрами, а затем выходим на подиум — такая наша работа. Но нам ведь почти ничего не платят! Все деньги уходят тем ребятам, которые печатают наши фотографии, производителям добавок, а нам они ничего не дают. А если бы не наши фотографии, что бы они рекламировали?

 СХ: Да, а вам приходится постоянно рисковать жизнью, ради шанса выиграть пару баксов в каком-нибудь шоу.

 ББ: Скажу тебе вот что: некоторые парни, например, ***, подрабатывают проститутками для голубых.

 СХ: Ты уверен?

 ББ: Я знаю. Они так зарабатывают на химию. Точно тебе говорю. Некоторые голубые подходят и прямо говорят: «Эй, ты, ты проводишь со мной ночь, а я тебе даю столько-то баксов». Это всё равно, что какой-нибудь подросток подойдёт к Синди Кроуфорд и скажет ей такое. Но нам, в отличие от неё, приходится соглашаться — и всё ради каких-то 10,000 баксов в месяц! А как ещё мы можем заработать на химию? А иногда с нами за акт прямо химией и расплачиваются.

 СХ: Похоже, вы, ребята, зарабатываете совсем плохо.

 ББ: На одних контрактах не проживёшь. Особенно, если учесть химию, проживание, жратву. Приходится жертвовать своей...

 СХ: ... честью?

 ББ: Ха-ха — да, честью, гордостью. В жертву идёт всё. Там где химия, там и проституция. Не надо ребятам делать этого. Пусть посмотрят на себя в зеркало. Пусть знают, что им придётся пожертвовать тем, что их и делает-то мужиком. А вся эта ерунда, которую пишут об «углеводной загрузке» и «натриевой загрузке» — чушь полная.

 СХ: То есть, ты говоришь, что на самом деле они не проводят «натриевую загрузку»? Всё дело в химии?

 ББ: Нередко перед самыми соревнованиями некоторых профи можно встретить в МакДональдсе или жующими пиццу. Это позволительно делать. Конечно, в разумных пределах.

 СХ: Ты много употребляешь добавок?

 ББ: Я вообще их не ем! Ни витаминов, ничего!

 СХ: А ты не думал, что принимая витамины и минералы, ты мог бы защитить себя хоть немного от побочных эффектов всей этой химии, что ты потребляешь?

 ББ: Да, но...

 СХ: ...ты можешь себе позволить тратить деньги лишь на то, что с гарантией окажется эффективным, да? На химию.

 ББ: Верно. Почему бы им не учредить приз в один миллион долларов за победу на соревнованиях по бодибилдингу? Это бы сильно помогло спорту. Если бы в наш спорт пришли деньги, то он мог бы превратиться в нечто более привлекательное. А сейчас, к сожалению, люди хотят видеть лишь монстров. Больших, понимаете, монстров. И, как ты сказал, назад повернуть уже невозможно. Скорее всего, саморазрушение бодибилдинга остановить уже невозможно. Он умрёт, а затем мы посмотрим, что произойдёт.

 СХ: Я не хочу, чтобы кто-то из вас умер.

 ББ: Кто-нибудь из нас умрёт. Я гарантирую. В ближайшие годы умрёт много парней.

 СХ: Надеюсь, что допинг-контроль — это шаг в правильном направлении. Может, он повлияет на судей и они начнут давать больше баллов более эстетически привлекательным телам. Если бы судейство вернулось к стандартам вроде Боба Париса, то, я думаю, это бы помогло.

 ББ: Это когда-нибудь случится?

 СХ: Как ты думаешь, когда ты выйдешь из игры?

 ББ: Когда достигну своей цели. Или до тех пор, пока не сдохну на пути к ней.

 СХ: Ты когда-нибудь испытывал нечто, похожее на депрессию или, наоборот, ярость?

 ББ: О, да. Избивал многих людей — терял контроль над собой. Мне сейчас стыдно за это.

 СХ: Когда по твоим венам столько химии течёт, это отражается на мозгах?

 ББ: Да. Кроме того, я чувствую уплотнение здесь, и мне просто страшно, я не знаю, что это такое.

 СХ: Ты регулярно проходишь осмотры у врача?

 ББ: Я сдаю кровь на анализ, а мой врач читает их. Я ведь в них ничего не понимаю. Я просто спрашиваю его, сколько мне ещё осталось жить и что я делаю неправильно?

 СХ: Но он хоть проверяет тебя на магнито-резонансной томографии? Или просто берёт кровь на анализ?

 ББ: Нет. Он смотрит щитовидку, наблюдает за активностью сперматозоидов. Разумеется, у меня уже никогда не будет детей.

 СХ: Ну, может, всё это обратимо, когда ты бросишь...

 ББ: Нет, у меня необратимые изменения.

 СХ: Это печально.

 ББ: Думаю, это случилось в прошлом году. Когда я повысил все дозы, моя щитовидка просто вырубилась. А если я брошу принимать ***, то я растолстею. Мне придётся принимать его до конца жизни. Я уже не могу отказаться от него. Никто из нас не может уже бросить его принимать. Одно за другим — нонстопом. Мы просто делаем то, что необходимо. Ты разве не видишь, что нас эксплуатируют? Они продают нас. Они накачивают нас, выводят на сцену, а затем избавляются от нас. А денежки-то ведь к ним текут. А мы тут загибаемся за кулисами, пока не сдохнем. А они наживаются на этом. Продают нас. Продают наши души, а нам-то что с того перепадает? И даже если ты на химию садишься, то это не гарантирует тебе победы. Тебе нужно ещё кое-что иметь — вот здесь. Но люди, которые заправляют нашим спортом, говорят: «Давай, давай, продолжай». У них карманы уже скоро треснут от денег. Им плевать на нас.

 СХ: Но, ты сказал, такая внешность привлекает женщин?

 ББ: Да, помогает немного, но у меня и до этого с ними не было никаких проблем. У меня было много женщин и до этого. Сейчас, когда я больше, у меня их тоже больше. Но тут есть и обратная сторона — голубые пристают.

 Я хочу сказать всем ребятам, которые хотят «выйти на другой уровень»: тренировки, правильное питание и упражнения помогут вам добиться своего. Но то, что кажется большим для вас, будет маленьким по сравнению с профи. Но, как я уже сказал, большинство скажут про Ли Лабраду, что он — большой парень. Вы можете достичь своих целей, стать больше, женщины на вас чаще западать будут, выглядеть лучше. Может, вы и не выиграете Олимпию, но у вас будет, чем гордиться — без химии. Весь соревновательный бодибилдинг, по большому счёту — это сплошная химия. Война фармакологии. У Андреаса Мюнтцера было что-то, чего у нас не было, мы до сих пор не знаем что. У него был такой рельеф и такая химия, которых не было у нас — но посмотри, что они с ним сделали. Он пал на поле боя. А денежки-то Андреаса прикарманил ***. Нам приходится выживать в этой гонке и рисковать из-за поддельной химии. Когда слышишь, как кто-то из наших говорит: «Я упал и сломал руку», не верь. Это его дилер ему руки поломал за то, что он не заплатил за свою дозу гормона роста.

 СХ: Ты говоришь, что часто ездишь в Мексику покупать химию?

 ББ: Да, я езжу в Мексику. Многие из нас покупают химию во время Европейского турне. (Меняет тему). Допинг-тест не нужен. Посмотрите на Ли Лабраду. Чтобы так выглядеть, не нужно много химии. Пару того, пару этого, и всё. Нам всем придётся сбросить много веса, чтобы выглядеть так, как он.

 СХ: Ориентироваться на более эстетичную внешность. Это — один из самых больших шагов в правильном направлении, которые придётся сделать. Кстати, а разве нет такого препарата, который вводится прямо в мышцу, чтобы увеличить её объём?

 ББ: О, да, это — ***. Я его использовал, чтобы создать пик на бицепсе. А вот ***, так тот вообще его по всему телу вкалывает — в 80 или 100 местах. Сразу скажу, что боль от него — адская. Но предсказать реакцию на него трудно. Ты можешь хорошо выглядеть за 5 дней до шоу, а потом перед самыми соревнованиями он сбивается в комки и бицепсы получаются — видели, наверно, на некоторых ребятах — комковатые, страшно даже смотреть. В нашем спорте всюду нужно подставлять задницу. Нужны деньги, чтобы расплатиться за химию? Подставляй задницу. Хочешь победить? Подставляй задницу. Вот в этом и весь смысл этого спорта. Жесточайшая эксплуатация. Мне бы хотелось, чтобы атлеты зарабатывали больше. Читали в журналах, сколько зарабатывают Майкл Джордан и Майк Тайсон? Почему-то в журналах не пишут, сколько мы получаем. Потому что об этом стыдно говорить. Что мне делать? Продавать свои фотографии?

 СХ: А много ребят продают химию на стороне?

 ББ: О, да. Я этим тоже занимался. Но сейчас с этим намного сложнее.

 СХ: Что-нибудь ещё? Что тебя ещё раздражает, о чём ты хочешь сказать?

 ББ: Ну, меня бесит, что нам приходится принимать столько химии. Мне больше нравилось, как я выглядел в прошлом году. А сейчас они хотят, чтобы мы весили около 122 кг.

 СХ: Как по-твоему, журналы тоже виноваты?

 ББ: Да, они виноваты. Они ничего не пишут о применении химии. Они продают детям фальшивые мечты: мол, кушайте этот протеин и будете выглядеть вот так. А это не правда. Всё упирается в химию, а если будешь заниматься «как чемпион» из журнала, то быстро перетренируешься. Да сейчас все об этом знают. Без химии люди занимаются какое-то время, затем разочаровываются и расстаются со своей мечтой.

 СХ: Какой-то прямо порочный круг.

 ББ: Инсулин — очень опасен. Я прямо сейчас чувствую это. Я сильно устаю, у меня головные боли, слабость. Я с трудом дышу. Плохой это препарат.

 СХ: А чем инсулин опасен? Это ведь просто гормон.

 ББ: Ты можешь умереть прямо на месте. Все из нас побывали в шоке в одно или другое время. Это как по лезвию бритвы ходить.

 СХ: А тебе приходилось в больницу ложиться из-за него?

 ББ: Да, я несколько раз в больнице лежал. Врачам пришлось ввести в меня пол-пачки глюкозы, чтобы я концы не отдал. У меня в печени вообще глюкозы не было, потому что я слишком много инсулина ввёл. Мозгу не хватало глюкозы, я начал засыпать, уходить в кому. Это была самая жуткая боль, которую мне пришлось испытать. Твой мозг просто разрывается. А что я взамен получаю за всё это? Фотографию на обложке журнала? Этого даже недостаточно, чтобы заплатить по счетам. Может, пора уже начать давать что-то атлетам, а не только забирать у них? Если они хотят, чтобы мы были больше, то пусть сделают так, чтобы и мы что-то зарабатывали. Игроки в гольф и то больше нас получают. Недавно прочитал, сколько на родео получают. Им платят по 50,000 баксов за то, чтобы один раз на быке проехаться. И им не приходится колоть в себя стероиды для этого.

 СХ: Да, на родео ты подвергаешься риску всего в течение восьми секунд, а затем всё кончено. Вы же рискуете жизнью круглый год.

 ББ: Да, опасный у нас спорт.

 СХ: Хм... это ещё мягко сказано.

power35.ru

Интервью с бодибилдером - стриптизером.

Прежде, чем перейти к статье, я хотел бы обратить ваше внимание на этот сервис для спортсменов. Виртуальная качалка - это просто находка для новичков. Все передовые тренировочные принципы настолько органично и грамотно вплетены в тренировочные программы, что я жалею о том, что такого сервиса не было, когда я сам был новичком.

Доброго времени суток, уважаемые читатели моего блога! Сегодня вашему вниманию хочу предоставить интервью с бодибилдером, стриптизером и, наконец, автором очень популярного сайта о бодибилдинге, который в сутки посещает несколько тысяч человек, под названием «Экстремальный Фитнес Стриптизера» http://www.fit4life.ru/ Борисовым Денисом.

Основная направленность моего интервью была на тренинг и все, что с ним связано. А те, кому интересна биография Дениса, могут перейти на его личный сайт и ознакомиться с его жизнью вне зала. Биография Дениса.

Кстати, хочу вам сразу раскрыть тайну — мы с Денисом договорились на вторую часть интервью, которая будет выложена на блоге в аудио формате, так что не пропустите и подпишитесь на рассылку моих новостей. Гарантирую — Будет очень интересно и познавательно!

1-Когда Вы начали заниматься культуризмом? И что послужило толчком к этому?

Толчком послужили крайне усредненные силовые показатели в школе. Когда все ребята в моем 5-ом классе подтянулись в пределах 3-6 раз, меня это как-то огорчило. Даже и не знаю почему. Большинство подтянулось еще меньше, чем я. Вроде можно было быть спокойным. Однако, мне не понравилась цифра. Я подтянулся пять раз. Всего лишь...

Все лето, каждый день я отжимался и подтягивался на максимальное количество повторений. Результат не заставил себя ждать. Осенью я очень удивил нашего физрука, когда на сдаче подтянулся 20 раз. Так я получил первый опыт и понял, что с помощью тренировок можно реально улучшаться.

Конечно, та система тренировок была крайне мало эффективна с точки зрения современных схем. Но она принесла результат и желание заниматься дальше.

2-Через какое время после начала тренировок Вы добились первых результатов, первого прогресса в бодибилдинге и какой был тот самый результат?

После той истории со сдачей нормативов пару лет я занимался по очень малоэффективным системам. Нужно понимать, что толковой информации в 90-х годах было очень мало. Кроме того, я занимался дома с минимальным инвентарем (гантели, эспандер и два стула). До сих пор помню газетные вырезки с «супер комплексами», которые мне показывал сосед дядя Витя (арамейский инструктор по выживанию), которые мне тогда казались откровением))))

Результаты конечно были. Руки, грудь и щекиJ у меня были существенно больше, чем у моих сверстников. Однако, рядом были парни-акселераты до которых мне было как до луны.

3-Какие ошибки набора массы были у Вас в начале тренинга и которые Вы посоветуете не повторять начинающим атлетам?

Основная ошибка – отсутствие дневника тренировок для фиксации и стимуляции прогресса. Чтобы принцип перегрузки работал, обязательно нужно фиксировать и планировать будущие результаты. Прежде всего рабочий вес на снарядах. Я этого не делал, потому что не знал, а подсказать было не кому. Как только я завел дневник, я сразу прибавил за год порядка 10 килограмм качественного мяса.

Вторая ошибка новичков – это использование слишком большого количества изолирующих упражнений. Первые пару лет акценты нужно делать на базовых упражнениях для больших групп мышц. Тяги и жимы – основа массонаборного периода. Разгибания , сгибания и махи – должны присутствовать в минимальном количестве.

4-По какой программе тренировок Вы сейчас занимаетесь и на что делаете упор(масса, рельеф, какие мышцы больше всего любите прорабатывать)?

Я не фанат бодибилдинга, поэтому мне достаточно легко выбирать схему тренировок. Всегда уважал простые программы тренировок. Сейчас после двухмесячного перерыва в занятиях начал восстанавливаться использую классическую трехдневную схему.

Спина Дельты

Грудь Руки

Ноги

Отдых ставлю по самочувствию. Могу после каждой тренировки сделать день полного отдыха, а могу заниматься по схеме 3+1. Нужно прислушиваться к своему организму, как мне кажется.

5- Какие спортивные добавки Вы принимаете и какие на Ваш взгляд самые эффективные из них?

Зависит от уровня спортсмена и от задач. Скажем, мало кто из начинающих нуждается в чем-то более серьезном, чем гейнеры. А профессионал на сушке может использовать и BCAA, которые для остальных будут совершенно бессмысленной тратой финансов.

Я верю в следующие добавки:

А)Креатин. Добавка реально работает для 70% пользователей. Ускоряет ресинтез энергии.

Б)Протеин. Добавка помогает получить необходимое количество полноценного белка, если нет возможности получить его из натуральной пищи. Казеин – на ночь. Гидролизаты – после тренировки и утром.

В)Гейнер. Увеличивает общую калорийность. Что часто необходимо, особенно для начинающих ребят, которые еще не поняли волшебной силы большой калорийности и питания в целом.

Г)Трибулис. Ускоряет восстановление дуги Гипофиз-Гипоталамус-Яички после приема синтетических гормонов.

Что касается аминокислот, то прием этих добавок имеет смысл только в том случае, если вам удобнее носить капсулы, а не шейкер с протеином. Чуть большая скорость усвоения аминокислот по сравнению с гидрализатами (быстрыми протеинами) не стоит тех денег, которые приходится переплачивать с моей точки зрения.

Раньше была еще такая добавка как эфедрин, 100% рабочая. Но сейчас легально его не купить, потому что он внесен в список прекурсоров наркотических веществ.

6-Что скажете о питании для бодибилдера (сколько раз в день, какое питание)?

Питаться нужно каждые 3, а еще лучше каждые 2 часа. Речь идет не обязательно о полноценных приемах пищи. Это могут быть перекусы или протеиновые коктейли. Подобное дробное питание способствует: во-первых, раскрутке обмена веществ, а во-вторых, создает необходимый пул питательных веществ для роста мышц.

Продукты нужно использовать богатые животным белком и сложными углеводами. Стремитесь сократить количество жирной пищи и заменить ее на белковую.

7- Какие у вас есть секреты набора мышечной массы? На что необходимо обращать основное внимание?

Внимание, прежде всего, нужно обращать на систематический рост силовых показателей. Если этого нет, значит нужно что-то делать. Основная проблема всех людей, которые не могут достигнуть результата в зале в том, что они особо не планируют этот результат.

Можно игнорировать все принципы при условии соблюдения самого краеугольного в атлетизме – принципа прогрессии нагрузки.

8- Какие принципы правильного тренинга Вы применяете на практике?

Принцип прогрессии нагрузки (веса должны увеличиваться)

Принцип суперкомпенсации (следующая тренировка на пике восстановления)

Принцип Сплита (разделение тренировочных групп по дням)

Это основное

Тренировочные принципы

Полная пирамида

Негативные повторения

Форсированные повторения

9- Какое на Ваш взгляд самое основное правило быстрого набора мышечной массы. Что необходимо для этого делать и чего делать никак нельзя?

Нужно использовать принцип прогрессии нагрузки при условии соблюдения правильной техники. Если вы будите это делать, все вокруг очень скоро удивятся от вашего преображения.

10- Что бы Вы хотели сказать начинающим атлетам? Какое напутствие дать им?

Не смотрите вокруг и не равняйтесь на тех, кто тренируется рядом. Вы – индивидуальны и ваш режим тренировок будет отличатся. Не торопитесь и следуйте четкому плану. В бодибилдинге нет ничего сложного. Это просто системная работа, которая требует доли педантичности и целеустремленности. Если у вас есть настоящее желание, тогда вы сможете достигнуть любых результатов. Может быть не только в бодибилдинге.

Спасибо огромное, Денис, за столь интересное и познавательное интервью. Я уверен, что многим оно будет по душе, тем более, глядя на ваши фото, многие начинающие атлеты обязательно прислушаются к вашим советам правильного и прогрессивного тренинга.

А на закуску я хочу показать Вам видео, в котором участвует гость сегодняшнего интервью Денис Борисов.

Возможно, вас заинтересует также статья протеин как выбрать читайте ее здесь или материал по теме «секс и бодибилдинг»

gymblog.ru

Стань большим. Интервью с Ли Хейни

Без сомнений, Вы один из самых больших атлетов. При всех Ваших объемах, Вы предпочитаете свободные веса или тренажеры? И еще, как насчет тренинга до отказа и высокообъемных тренировок? Заранее спасибо. Желаю успехов! Большое спасибо Насчет тренажеров и свободных весов, так эту дискуссию я слышал, еще будучи подростком. Не думаю, что кто-нибудь уже выработал точный ответ на этот во прос, да и вряд ли это возможно, потому что полезно вклю чать в свои программы и то, и другое. Благодаря конструкции машин, вы можете работать в более строгой форме, чем со свободными весами. А это довольно большое преимущество в таких упражнениях, как жимы лежа, жимы с груди и даже приседания, когда вы пытаетесь нагрузить целевую мышцу в обход травмы.

Кроме того, в тренажерах вы можете занять позицию, которая невозможна со свободными весами, например, тяги сидя для спины на тренажере «Хаммер». Это одно из моих любимых упражнений. Ощущения совершенно другие, чем при тягах гантели одной рукой. Работая одной рукой на «Хаммере», вы сидите устойчиво и прямо, просто добиваясь чудовищного сокращения мышц. Версия этого упражнения с гантелью тоже эффективна, но становится трудно достичь такой степени сокращения мышц при значительных весах, да еще и в наклоне вперед. Это пример одного из преимуществ тренажеров перед свободными весами. Некоторые эксперты рекомендуют упражнения на тренажерах начинающим, но я считаю, что соединение и того, и другого полезно бодибилдеру любого уровня.

Что же касается сетов и повторений, то я всегда был приверженцем высоких объемов. В свои молодые годы я много экспериментировал с разными программами и выяснил, что для меня лучше всего работает именно высокообъемный тренинг. С ним я прогрессирую быстрее всего. В 19 лет я стал национальным чемпионом среди подростков, а четырьмя годами позже получил свою профессиональную карту. Зачем менять программу, если с ней ты прогрессируешь (хотя другие -нет)? Придерживайтесь того, что лучше работает именно для вас! Высокообъемный тренинг работает! Я считаю, что накачка как можно большего количества крови в мышцу позволяет максимально обеспечивать ее гормонами и нутриентами.

Я не работаю до отказа в каждом сете, как Дориан Йейтс и некоторые другие. Мне нравится утомлять мышцы, а не разрушать их. Как сказал великий Ли Хейни: «Стимулируй, но не уничтожай». Постоянная работа до отказа быстро сожжет вас. Я не всегда считаю повторения, но обычно их где-то от восьми до десяти. Пирамиду не делаю, просто выполняю разминку, пока не почувствую, что готов к рабочим сетам. Мои тренировочные веса не такие, как у Рон-ни или Дориана, но скорость каждого повторения я контролирую.В общем, я делаю около 25 сетов для каждой части тела. Однако нельзя сказать, что мои тренировки напоминают марафон. Например, сессия для спины укладывается в 50 минут. Я достигаю этого, сокращая время отдыха между сетами до 45-60 секунд. В зале я работаю быстро и дважды в день, поэтому сжигаю много калорий, оставаясь достаточноподжарым в межсезонье. Попробуйте мою философию - и проверите, сработает ли она для вас.

Когда речь заходит о дельтах, в пример всегда ставят Кевина Леврона. Мне кажется, что Вы значительно шагнули вперед со времен своей победы на «Ночи Чемпионов» в 2000 году. Ваши плечи очень широки. Дельты я бы назвал одной из лучших Ваших частей тела. Не подскажете, как мне сделать свои дельтоиды такими же полными и округлыми?Конечно. Генетически я всегда имел широкие плечи и большие дельты, но, как и всякий бодибилдер, я тяжело работаю над их улучшением. За последнее время я достиг немалых успехов и отношу это на счет того, что я прочитал о Дориане Йейтсе. Дориан один из тех, кто не особо известен своими дельтами, но все же его плечи впечатляют. Таким ребятам, как я и Дориан (у которых структура дельт не очень выгодная), очень трудно добиться размеров и сепарации. Во всяком случае, когда Дориан тренирует дельты, то начинает с подъемов рук в стороны сидя. Мне это показалось интересной идеей, и я тоже попробовал. С тех пор так и делаю.Большинство ребят делают вначале тяжелые, жимовые упражнения, например, жимы с груди. Это движение нужно очень четко контролировать. Тяжелые жимовые движения слишком сильно задействуют трицепсы, не обеспечивая необходимого стресса мышцам, которые вы пытаетесь развить. Да и подъемы рук в стороны многие делают неправильно. Это упражнение способно дать неплохие размеры дельтам, послужив для предварительного утомления мышц.

Поэтому я выполняю подъемы рук в стороны в строгой форме сидя, а не стоя и раскачивая гантели. Я развожу руки до уровня ушей, а в нижней точке позволяю им коснуться друг дружки под скамьей для усиления растяжки. Это приводит к более сильному их сокращению, что означает приток большего количества крови. А это и есть цель этого упражнения для дельт. Другая цель - предварительно утомить их.Подъемы рук в стороны сидя прекрасно справляются с этими задачами. Дельты - одни из тех мышц, которые живо откликаются на технику предварительного утомления. После пя ти-шести сетов я перехожу к жимовым движениям. Предварительная растяжка «будит волокна, а жимы довершают дело. То же самое я делаю и для груди - вна чале разведения рук с гантелями, а потом жимы. После жимов для дельт я опять перехожу к изолированным упражнениям, например, подъемам рук в стороны на блоках из-за спины сидя.

Задние отделы дельтоидов не пользуются особым вниманием у бодибилдеров, но я не из таких. Для задних пучков я предпочитаю тренажер для обратных разведений рук. Для детализации я «бомблю» задние дельты обратными разведениями рук на кроссовере, но использую высокие блоки так, чтобы тросы пересекались передо мной. Представьте, что вы делаете разведения рук, но не в наклоне, а стоя прямо, и вы поймете, о чем я говорю. Если у вас проблемы с размерами дельт, попробуйте предварительное утомление. Я видел, как это метод срабатывал для многих, не говоря уж о Дориане.

Джей, в чем секрет Вашего великолепного пресса? Я удивлен, что при таких объемах Вы не демонстрируете «живот беременной», как многие профи. Я хочу, чтобы у меня пресс был рельефным и плоским, не выпирал.Это легко - подъемы ног в висе. Это самое тяжелое упражнение из всех, и мало кому нравится его делать. Многие делают это упражнение, опираясь на локти, но я предпочитаю вис. Растяжка и сокращение - вот соль этого движения. При правильном выполнении работает вся середина корпуса сверху донизу, включая и косые мышцы. Нет нужды раскачиваться из стороны в сторону, если вы просто висите и поднимаете ноги до уровня параллели полу, сильно сокращая мышцы.

Еще одна вещь, о которой забывают многие бодибилдеры, это дыхание. Все очень просто - дыхание может как ускорить, так и затормозить прогресс. Вдыхайте при растяжении мышц, выдыхайте при сокращении. Вначале это кажется сложным, но, сосредоточившись и попрактиковавшись, вы скоро будете дышать автоматически. Я тренирую пресс каждый день в 12 сетах. Упражнения такие: кранчи сидя 12-15 повторений (без дополнительного отягощения), кранчи на блоке с веревочной рукояткой 3 сета из 12-15 повторений, подъемы ног 2-3 сета из 10 повторений и, конечно же, мои любимые подъемы ног в висе. Темп постоянно взрывной, иногда медленный, но движения всегда контролируемые.

Вот несколько советов для тех, кто никогда не выполнял подъемов ног в висе. Это упражнение очень трудное, но скорее в ментальном плане, чем в физическом. Верите или нет, но вначале я очень ленился его делать. Однако, четко сфокусировавшись, я улучшил форму и силу. Так что дело в воле, а не в физической адаптации. Хотя то же самое можно сказать и обо всем в бодибилдинге. Например,вначале я едва мог приседать с 62 кг, а через шесть месяцев работал уже с 230! Все дело в сосредоточенности - чем она больше, тем выше результаты.

И напоследок я рекомендую вам быть настойчивым в тренинге пресса. Некоторые профи начинают тренировать его только перед шоу, я же делаю это круглый год. В межсезонье мой вес вырастает до 140 кг, но пресс все же виден. Конечно, я накапливаю много воды, но благодаря чистой диете, эффективным пищевым добавкам (мой выбор протеина - Pro-МЗ) и высокому темпу тренировок, остаюсь поджарым. Каждый может делать то же самое и получить великолепный пресс. Просто не теряйте концентрации и тренируйтесь разумно. Когда я в зале, то всегда очень сосредоточен. Всегда спокоен и думаю о поставленных задачах. Попытайтесь делать так же. Я прокручиваю в уме свою тренировку еще накануне вечером, а утром завтракаю и отправляюсь в зал. Никаких посторонних мыслей и дел. Я остаюсь сосредоточенным на все 100%, потому что это единственный способ реализовать свой потенциал. Все зависит от вашей самодисциплины, ребята!

www.artbody.ru

Железная Шахта

ЖЕЛЕЗНАЯ ШАХТА

Современное состояние соревновательного бодибилдинга

Шокирующее интервью культуриста-профессионала журналу Ironman (февраль, 1997 г.)

Интервью берёт Стив Хольман

Предупреждение: В этом интервью затронуты крайне больные вопросы. Сказать честно, мы почти уже решили, что не будем печатать его. Однако, так как журнал Ironman всегда был открытым форумом и старался всегда говорить всю правду, мы посчитали, что наша обязанность перед нашим спортом и перед тобой, читатель, позволить этому атлету высказаться. Чтобы вот так прийти к нам и рассказать всё, как оно есть, нужно мужество. Мы пообещали этому атлету полную анонимность, чтобы не причинить вреда его профессиональному статусу. Все имена в интервью опущены, вместо них мы напечатали ***, чтобы этого атлета не смогли "вычислить методом исключения". Названия стероидов и прочих препаратов тоже заменены знаками ***, чтобы культуристы, употребляющие химию, не смогли воспользоваться этим интервью в качестве инструкции по применению стероидов. Читая материал, помните, что этот атлет не получил от нас никаких денег за своё интервью, потому что, по нашему мнению, деньги коррумпируют информацию. Если людям заплатить за информацию, то они чувствуют, что обязаны "отработать" свои деньги, а это часто приводит к тому, что человек начинает преувеличивать факты. Когда будете читать интервью, помните, что этот атлет, как и все мы, любит бодибилдинг и хотел бы увидеть его здоровым спортом с большим будущим, а не умирающим от стероидов. Пристегните ремни. Сейчас вы получите такую "дозу реальности", что она живо прочистит вам мозги. Ни один журнал по культуризму никогда не печатал ничего подобного.

Стив Хольман (СХ): Ты сказал, что хочешь излить душу. Мы даём тебе шанс обратиться к миллионам фанатов бодибилдинга через один из самых популярных журналов. О чём ты хочешь поговорить?

Бодибилдер (ББ): О том, о чём никто не хочет говорить. Я хочу, чтобы все узнали правду.

СХ: О стероидах?

ББ: Да, чёрт возьми!

СХ: Тебе приходится их принимать слишком много, так?

ББ: Это слабо сказано.

СХ: Сколько у тебя уходит денег на стероиды?

ББ: Ну, лишь на гормон роста у меня уходит до 30,000 долларов в год.

СХ: Боже милостивый!

ББ: Стероиды-то как раз и не самая большая проблема. Да, я их много принимаю, но и стоят они недорого. Большая часть денег уходит на то, что нужно платить разным людям, чтобы они объясняли тебе, как принимать разную химию. Я имею в виду гормон роста, инсулиноподобный фактор роста и т.д.

СХ: А сама мысль, что ты всё это вводишь в своё тело одновременно, не угнетает тебя?

ББ: Да нет - мне ведь нравится иметь большие руки, большую спину, большую грудь и ноги и всё остальное. Но когда я достигаю объёмов, которые, в принципе, меня уже устраивают...

СХ: ... тебе говорят, что ты должен стать ещё больше, да?

ББ: Да - и у меня нет выбора! Мне приходится становится ещё больше. На следующий год я буду выступать с весом на 11 кг больше. Но знаете, сама вот эта мысль, что ты, вот, должен стать ещё больше и пожертвовать формой... Да, возможно, мне и самому не совсем нравится, как выглядит моя спина. Да, не спорю, мне нужно там кое-что исправить. Но все эти вещи приходят со временем. "Вызревать в форму" - это одно, но ведь все хотят видеть монстров.

СХ: Как ты думаешь, это безумие когда-нибудь прекратится? Если атлеты будут становится всё больше и больше, то что случится со спортом?

ББ: Спорт уже...

СХ: ... вышел из под контроля?

ББ: Да. Бодибилдинг ушёл в андерграунд. Он обслуживает сейчас некую секту, которой подавай монстров с чудовищной массой... Им плевать... Они лишь говорят: "Мы хотим видеть вас такими. И нас не волнует, на что вам приходится идти, чтобы выглядеть так." Но, я думаю, немало найдётся и таких людей, которые хотели бы видеть и другое... нечто более достижимое.

СХ: По-твоему, объёмы нынешних культуристов привели к некому пресыщению публики? Типа: "А нам всё равно, что с ними будет. Нам плевать: ну, сдохнут они - ну и что? Нам лишь важно, чтобы они из года в год становились больше и рельефнее. И нам плевать какой ценой."

ББ: Именно так. Публика хочет видеть нас такими и судьи хотят нас видеть всё большими и большими. А нам, чтобы хоть как-то заработать на жизнь и осуществить наши мечты, приходится идти на всё это. Некоторые, такие как *** (имя опущено, известный журналист из другого журнала), говорят: "А вас никто не заставляет". Да, никто нас не заставляет, но ведь многие из нас пришли в этот спорт с мечтой стать лучше других.

СХ: Разумеется. Думаю, дело ещё и в выступлениях. Ведь каждый хотел бы выступать на подиуме. По-твоему, как нам решить проблему? Ты не думаешь, что такое решение уже существует?

ББ: Трудно сказать. После того, как люди увидели экстремальную массу, как ты можешь заставить публику принять что-то меньшее? У некоторых ребят, когда они делают "широчайшие сзади", можно чуть ли не лёгкие увидеть. Придётся снизить стандарты. Кстати, прежде чем я продолжу, сразу скажу, что я ставлю себя в уязвимое положение.

СХ: Я понимаю. Обещаю, что твоя конфиденциальность тебе гарантирована. Мы просто напишем, что ты - один из известнейших профессионалов. И всё.

ББ: Да. Окей. Спрашивай тогда.

СХ: Как ты думаешь, может быть, проблема начнёт решаться, если судьи начнут давать призовые места атлетам с более эстетичными телами?

ББ: Да, именно так. Это - единственное направление. Без него у нашего спорта нет будущего. Нам нужна эстетика, как у Боба Париса.

СХ: Верно. Если бы Боб Парис вернулся. Я думаю, проблема в том, что люди должны хотеть видеть такое телосложение, а сейчас у публики в целом и у большинства фанатов бодибилдинга такого желания нет, поэтому у них один критерий победы - объёмы.

ББ: Я думаю, что у по-настоящему совершенного тела, как у Ли Лабрады, есть какая-то аура, которой нет у того, у кого просто гротескные размеры.

СХ: Вернёмся к химии - тебе приходится сидеть на ней круглый год?

ББ: Да, я уже несколько лет не делал никаких перерывов.

СХ: Сколько тебе раз приходится колоться? Три, четыре раза в неделю?

ББ: Каждый день.

СХ: Каждый день тебе приходится вкалывать что-то в собственное тело?

ББ: Да, каждый день. Хочешь узнать, что я вкалываю? (Далее следует перечисление внутривенных и оральных препаратов. Список настолько длинный, что моя челюсть падает на стол.)

СХ: И это лишь в межсезонье?

ББ: Да. Разумеется, я принимаю также *** - он блокирует эстроген и также увеличивает уровень тестостерона. Ну, также *** - четыре раза в день в межсезонье. Это для того, чтобы я мог есть больше калорий. Также пол-таблетки *** - это типа синергиста для гормона роста. За примерно шесть недель до соревнований я начинаю принимать ***, чтобы избавиться от гинекомастии. Несколько лет назад я оперировался по этому поводу, но время от времени она снова появляется. Я принимаю ***, чтобы вывести воду. И время от времени переключаюсь с тяжёлых андрогенов на более лёгкие анаболики типа *** или ***, по 300 мг через день. Так, что ещё? *** - по 200 мг каждый день. Он помогает сделать мышцы более жёсткими, увеличить венозность. Я также принимаю *** - это тоже для жёсткости мышц, и он помогает держать инсулин и гормон роста на одном и том же уровне.

СХ: Не слабо. Такой перечень!

ББ: Есть ещё пара препаратов, конечно. Типа ***, который поддерживает половые железы и ***, который стимулирует выработку собственного тестостерона, чтобы у меня там всё не атрофировалось внизу. Ещё, некоторые анти-эстрогены и другие лекарства, которые борются с побочными эффектами тех препаратов, которые я уже называл.

СХ: Замечал ли ты у себя какое-нибудь ухудшение здоровья, связанное с приёмом этих препаратов?

ББ: Во время соревнований у меня в моче много крови.

СХ: Но в межсезонье ты себя сносно чувствуешь, несмотря на приём всего этого?

ББ: Ну, с недавних пор я сдаю кровь на анализы раз в два месяца.

СХ: Как у тебя с уровнем холестерина, давлением и так далее? Нормально?

ББ: Нет, всё повышенное. Давление вообще очень высокое, приходится даже следить за ним, особенно когда я принимаю стимуляторы.

СХ: Звучит так, как будто ты пол-жизни проводишь с иглой в вене.

ББ: Приходится идти на это, другого выбора нет. Если хочешь зарабатывать себе на жизнь этим спортом, то приходится делать это.

СХ: Это как автомобильные гонки, где скорости всё больше и больше, а всё больше аварий, но водители всё равно продолжают в них участвовать, так? Как ты думаешь, сколько у тебя в этом году уйдёт всего денег на химию?

ББ: Примерно 60,000 долларов, но в следующем году будет ещё больше. В прошлом году мне пришлось добавить ***. Сейчас это самая крутая "добавка" среди культуристов. Видишь, как все эти ребята растут? Ты думаешь, от чего? Именно от него. Можешь не сомневаться. А два года назад... Нет, я не хочу обидеть ***, он прекрасный парень, прекрасный семьянин и всё такое, но ещё два года назад он был плоским, как блин. А теперь он больше, на 8-12 кг. Это всё из-за ***. Он принимает его в жутких количествах. Да как и все мы, впрочем. Я чуть в штаны со страху не мочусь.

СХ: Вы между собой откровенно говорите о химии?

ББ: Только с друзьями. Нет, конечно, в зале меня постоянно спрашивают, но я говорю им, что я ем протеин марки ***! Да, мы откровенны.

СХ: Тебе не кажется, что это нужно держать в тайне, чтобы быть на шаг впереди соперников?

ББ: Тайн никаких нет. Есть тут один парень, имени его называть не буду, он профессионал, один из самых знаменитых - так вот, он помогает другим профи с этим препаратом, ***. Потому что никто из нас не знает, как его принимать, поэтому все идут к нему. Он помогает нам.

СХ: Я знаю, что старые атлеты жалуются, что в бодибилдинге больше нет духа товарищества.

ББ: Почему, он есть иногда. Но мы всегда говорим между собой только о...

СХ: ... химии и тренировках.

ББ: Нет, о тренировках мы не говорим, потому что все парни...

СХ: ... тренируются одинаково?

ББ: Да, в общем-то. Мы не тренируемся так уж тяжело. Большинство из нас вообще на тренировках чуть ли не спят.

СХ: Так что, всё дело, получается, лишь в химии? Профи не имеют ни малейшего представления о том, как тренироваться без неё? Как ты думаешь, все профи, из тех, что входят в верхнюю десятку, принимают, в принципе, одни и те же препараты?

ББ: Да, все мы вводим одинаковые количества, но побеждают, я думаю, те, у кого уровни эстрогена и тестостерона получше от природы. Ну, там, рецепторы и всё такое. Всё дело ведь в генетике. Некоторые более чувствительны к стероидам. Мы оба с тобой можем вколоть себе по 5 мг, но у меня будет одна реакция, а у тебя - другая.

СХ: Я тебя уже раньше спрашивал, и ты сказал, что всё это - "часть игры", но, всё же, не боишься ли ты, что расплата когда-нибудь придёт?

ББ: Боюсь. У меня, скорее всего, детей не будет. Мой врач говорит, что у меня снижена активность сперматозоидов. И щитовидка ни к чёрту.

СХ: По-твоему, сам спорт косвенно пропагандирует употребление допинга?

ББ: Да, но находятся такие, которые говорят, что, мол, вас же никто не заставляет. Но я об этом с детства мечтал! Я хочу заниматься именно бодибилдингом. Потом, ведь у нас нет другой работы.

СХ: По-твоему, допинг-контроль, который учредили на Олимпии, является шагом в правильно направлении?

ББ: Это был шаг в правильном направлении для спорта в целом и, вероятно, шаг в неправильном направлении для карьеры некоторых. Я знаю четырёх ребят, которые должны были "завалить" допинг-контроль. Но они прошли его. Мы умеем проходить тесты на допинг. В следующем году они хотят проверять нас на диуретики. Это не проблема. Мы просто перейдём на плазматические препараты. Всё довольно просто. Всегда найдутся какие-нибудь экзотические стероиды. "Давайте поменяем молекулу в 17-ой позиции, и препарат нельзя будет обнаружить." *** до сих пор не обнаруживается.

СХ: Это самое откровенное интервью из всех, которые я брал. Спасибо за откровенность.

ББ: Пожалуйста. Может, всё дело в том, что я на безуглеводной диете сижу?

СХ: ... и тебя всё достало?

ББ: Да. Знаешь, с диуретиками вообще сложно бороться. А вообще, всё это выглядит так: лежит кто-нибудь под капельницей и с монитором пульса. Ну, просто представь такую ситуацию. И вот берёшь его и запираешь в какой-нибудь лаборатории, где с ним проводят всякие опыты. А затем быстренько демонстрируешь его на сцене, а потому бегом снова к капельнице. И это - спорт? О тренировках и речи не идёт. Я рекомендую всем читать твой журнал и заниматься натуральным бодибилдингом. Профессиональный бодибилдинг - это сплошная химия. Конечно, стероиды есть во всех видах спорта - и в боксе, и в баскетболе, и в бейсболе, и в футболе.

СХ: Как долго ты будешь продолжать всё это? Я имею в виду - с такими-то темпами?

ББ: Я сижу на химии уже... о, господи. Скажу, что если кто-нибудь в ближайшее время умрёт, то это будет ***. Он уже слишком стар, чтобы заниматься таким дерьмом. У него поджелудочная, я знаю, на ладан дышит. Это видно. Я вижу. *** (ещё один известнейший профи) - тоже очень болен. Я понимаю, он хочет сделать много чего хорошего для спорта. Для этого ему нужно победа, это позволит ему сделать много хороших вещей для бодибилдинга как спорта. Но он умирает, а каждое проигранное им соревнование - это как новый удар по нему. Он буквально убивает себя, потому что хочет сделать этот спорт лучше. В конце концов, он либо сдохнет, либо выиграет соревнования.

СХ: То есть он играет в русскую рулетку?

ББ: Да, он первым из нас стал употреблять ***. Он не был большим, но у него была эстетика. Такая внешность, что посмотришь на неё и скажешь: "Я тоже хочу таким быть". Ему бы сконцентрироваться на частях тела, а вместо этого он просто становится больше: живот, голова, всё.

СХ: Да, сейчас на него просто страшно смотреть. Тело, конечно, у него тоже выросло, но и все внутренние органы тоже - они выглядят у него так, как будто их раздули чем-то.

ББ: Им нужно устроить соревнования - у кого самый большой живот из-за гормона роста.

СХ: Ещё что-нибудь хочешь сказать?

ББ: Да. Знаешь, я сейчас даже с трудом соображаю из-за всей этой химии,которая сейчас во мне. Но проблему злоупотребления стероидами замалчивают. А ведь стероиды - это ещё не всё. Нам приходится использовать такие наркотики-стимуляторы, как "speed" и ему подобные. Приходится много принимать диуретиков и прочей дряни, которая вредна для здоровья, и от которой ты себя чувствуешь хреново. Многие принимают кокаин, не потому, что он им нравится - а потому, что на нём сушиться легче, он подавляет аппетит. Химию можно употреблять, а можно ею злоупотреблять. Но на нашем уровне, мне кажется, нас просто эксплуатируют. Они накачивают нас химией по самое горло... или мы сами накачиваем себя ею, чтобы выглядеть монстрами, а затем выходим на подиум - такая наша работа. Но нам ведь почти ничего не платят! Все деньги уходят тем ребятам, которые печатают наши фотографии, производителям добавок, а нам они ничего не дают. А если бы не наши фотографии, что бы они рекламировали?

СХ: Да, а вам приходится постоянно рисковать жизнью, ради шанса выиграть пару баксов в каком-нибудь шоу.

ББ: Скажу тебе вот что: некоторые парни, например, ***, подрабатывают проститутками для голубых.

СХ: Ты уверен?

ББ: Я знаю. Они так зарабатывают на химию. Точно тебе говорю. Некоторые голубые подходят и прямо говорят: "Эй, ты, ты проводишь со мной ночь, а я тебе даю столько-то баксов". Это всё равно, что какой-нибудь подросток подойдёт к Синди Кроуфорд и скажет ей такое. Но нам, в отличие от неё, приходится соглашаться - и всё ради каких-то 10,000 баксов в месяц! А как ещё мы можем заработать на химию? А иногда с нами за акт прямо химией и расплачиваются.

СХ: Похоже, вы, ребята, зарабатываете совсем плохо.

ББ: На одних контрактах не проживёшь. Особенно, если учесть химию, проживание, жратву. Приходится жертвовать своей...

СХ: ... честью?

ББ: Ха-ха - да, честью, гордостью. В жертву идёт всё. Там где химия, там и проституция. Не надо ребятам делать этого. Пусть посмотрят на себя в зеркало. Пусть знают, что им придётся пожертвовать тем, что их и делает-то мужиком. А вся эта ерунда, которую пишут об "углеводной загрузке" и "натриевой загрузке" - чушь полная.

СХ: То есть, ты говоришь, что на самом деле они не проводят "натриевую загрузку"? Всё дело в химии?

ББ: Нередко перед самыми соревнованиями некоторых профи можно встретить в МакДональдсе или жующими пиццу. Это позволительно делать. Конечно, в разумных пределах.

СХ: Ты много употребляешь добавок?

ББ: Я вообще их не ем! Ни витаминов, ничего!

СХ: А ты не думал, что принимая витамины и минералы, ты мог бы защитить себя хоть немного от побочных эффектов всей этой химии, что ты потребляешь?

ББ: Да, но...

СХ: ...ты можешь себе позволить тратить деньги лишь на то, что с гарантией окажется эффективным, да? На химию.

ББ: Верно. Почему бы им не учредить приз в один миллион долларов за победу на соревнованиях по бодибилдингу? Это бы сильно помогло спорту. Если бы в наш спорт пришли деньги, то он мог бы превратиться в нечто более привлекательное. А сейчас, к сожалению, люди хотят видеть лишь монстров. Больших, понимаете, монстров. И, как ты сказал, назад повернуть уже невозможно. Скорее всего, саморазрушение бодибилдинга остановить уже невозможно. Он умрёт, а затем мы посмотрим, что произойдёт.

СХ: Я не хочу, чтобы кто-то из вас умер.

ББ: Кто-нибудь из нас умрёт. Я гарантирую. В ближайшие годы умрёт много парней.

СХ: Надеюсь, что допинг-контроль - это шаг в правильном направлении. Может, он повлияет на судей и они начнут давать больше баллов более эстетически привлекательным телам. Если бы судейство вернулось к стандартам вроде Боба Париса, то, я думаю, это бы помогло.

ББ: Это когда-нибудь случится?

СХ: Как ты думаешь, когда ты выйдешь из игры?

ББ: Когда достигну своей цели. Или до тех пор, пока не сдохну на пути к ней.

СХ: Ты когда-нибудь испытывал нечто, похожее на депрессию или, наоборот, ярость?

ББ: О, да. Избивал многих людей - терял контроль над собой. Мне сейчас стыдно за это.

СХ: Когда по твоим венам столько химии течёт, это отражается на мозгах?

ББ: Да. Кроме того, я чувствую уплотнение здесь, и мне просто страшно, я не знаю, что это такое.

СХ: Ты регулярно проходишь осмотры у врача?

ББ: Я сдаю кровь на анализ, а мой врач читает их. Я ведь в них ничего не понимаю. Я просто спрашиваю его, сколько мне ещё осталось жить и что я делаю неправильно?

СХ: Но он хоть проверяет тебя на магнито-резонансной томографии? Или просто берёт кровь на анализ?

ББ: Нет. Он смотрит щитовидку, наблюдает за активностью сперматозоидов. Разумеется, у меня уже никогда не будет детей.

СХ: Ну, может, всё это обратимо, когда ты бросишь...

ББ: Нет, у меня необратимые изменения.

СХ: Это печально.

ББ: Думаю, это случилось в прошлом году. Когда я повысил все дозы, моя щитовидка просто вырубилась. А если я брошу принимать ***, то я растолстею. Мне придётся принимать его до конца жизни. Я уже не могу отказаться от него. Никто из нас не может уже бросить его принимать. Одно за другим - нонстопом. Мы просто делаем то, что необходимо. Ты разве не видишь, что нас эксплуатируют? Они продают нас. Они накачивают нас, выводят на сцену, а затем избавляются от нас. А денежки-то ведь к ним текут. А мы тут загибаемся за кулисами, пока не сдохнем. А они наживаются на этом. Продают нас. Продают наши души, а нам-то что с того перепадает? И даже если ты на химию садишься, то это не гарантирует тебе победы. Тебе нужно ещё кое-что иметь - вот здесь. Но люди, которые заправляют нашим спортом, говорят: "Давай, давай, продолжай". У них карманы уже скоро треснут от денег. Им плевать на нас.

СХ: Но, ты сказал, такая внешность привлекает женщин?

ББ: Да, помогает немного, но у меня и до этого с ними не было никаких проблем. У меня было много женщин и до этого. Сейчас, когда я больше, у меня их тоже больше. Но тут есть и обратная сторона - голубые пристают.

Я хочу сказать всем ребятам, которые хотят "выйти на другой уровень": тренировки, правильное питание и упражнения помогут вам добиться своего. Но то, что кажется большим для вас, будет маленьким по сравнению с профи. Но, как я уже сказал, большинство скажут про Ли Лабраду, что он - большой парень. Вы можете достичь своих целей, стать больше, женщины на вас чаще западать будут, выглядеть лучше. Может, вы и не выиграете Олимпию, но у вас будет, чем гордиться - без химии. Весь соревновательный бодибилдинг, по большому счёту - это сплошная химия. Война фармакологии. У Андреаса Мюнтцера было что-то, чего у нас не было, мы до сих пор не знаем что. У него был такой рельеф и такая химия, которых не было у нас - но посмотри, что они с ним сделали. Он пал на поле боя. А денежки-то Андреаса прикарманил ***. Нам приходится выживать в этой гонке и рисковать из-за поддельной химии. Когда слышишь, как кто-то из наших говорит: "Я упал и сломал руку", не верь. Это его дилер ему руки поломал за то, что он не заплатил за свою дозу гормона роста.

СХ: Ты говоришь, что часто ездишь в Мексику покупать химию?

ББ: Да, я езжу в Мексику. Многие из нас покупают химию во время Европейского турне. (Меняет тему). Допинг-тест не нужен. Посмотрите на Ли Лабраду. Чтобы так выглядеть, не нужно много химии. Пару того, пару этого, и всё. Нам всем придётся сбросить много веса, чтобы выглядеть так, как он.

СХ: Ориентироваться на более эстетичную внешность. Это - один из самых больших шагов в правильном направлении, которые придётся сделать. Кстати, а разве нет такого препарата, который вводится прямо в мышцу, чтобы увеличить её объём?

ББ: О, да, это - ***. Я его использовал, чтобы создать пик на бицепсе. А вот ***, так тот вообще его по всему телу вкалывает - в 80 или 100 местах. Сразу скажу, что боль от него - адская. Но предсказать реакцию на него трудно. Ты можешь хорошо выглядеть за 5 дней до шоу, а потом перед самыми соревнованиями он сбивается в комки и бицепсы получаются - видели, наверно, на некоторых ребятах - комковатые, страшно даже смотреть. В нашем спорте всюду нужно подставлять задницу. Нужны деньги, чтобы расплатиться за химию? Подставляй задницу. Хочешь победить? Подставляй задницу. Вот в этом и весь смысл этого спорта. Жесточайшая эксплуатация. Мне бы хотелось, чтобы атлеты зарабатывали больше. Читали в журналах, сколько зарабатывают Майкл Джордан и Майк Тайсон? Почему-то в журналах не пишут, сколько мы получаем. Потому что об этом стыдно говорить. Что мне делать? Продавать свои фотографии?

СХ: А много ребят продают химию на стороне?

ББ: О, да. Я этим тоже занимался. Но сейчас с этим намного сложнее.

СХ: Что-нибудь ещё? Что тебя ещё раздражает, о чём ты хочешь сказать?

ББ: Ну, меня бесит, что нам приходится принимать столько химии. Мне больше нравилось, как я выглядел в прошлом году. А сейчас они хотят, чтобы мы весили около 122 кг.

СХ: Как по-твоему, журналы тоже виноваты?

ББ: Да, они виноваты. Они ничего не пишут о применении химии. Они продают детям фальшивые мечты: мол, кушайте этот протеин и будете выглядеть вот так. А это не правда. Всё упирается в химию, а если будешь заниматься "как чемпион" из журнала, то быстро перетренируешься. Да сейчас все об этом знают. Без химии люди занимаются какое-то время, затем разочаровываются и расстаются со своей мечтой.

СХ: Какой-то прямо порочный круг.

ББ: Инсулин - очень опасен. Я прямо сейчас чувствую это. Я сильно устаю, у меня головные боли, слабость. Я с трудом дышу. Плохой это препарат.

СХ: А чем инсулин опасен? Это ведь просто гормон.

ББ: Ты можешь умереть прямо на месте. Все из нас побывали в шоке в одно или другое время. Это как по лезвию бритвы ходить.

СХ: А тебе приходилось в больницу ложиться из-за него?

ББ: Да, я несколько раз в больнице лежал. Врачам пришлось ввести в меня пол-пачки глюкозы, чтобы я концы не отдал. У меня в печени вообще глюкозы не было, потому что я слишком много инсулина ввёл. Мозгу не хватало глюкозы, я начал засыпать, уходить в кому. Это была самая жуткая боль, которую мне пришлось испытать. Твой мозг просто разрывается. А что я взамен получаю за всё это? Фотографию на обложке журнала? Этого даже недостаточно, чтобы заплатить по счетам. Может, пора уже начать давать что-то атлетам, а не только забирать у них? Если они хотят, чтобы мы были больше, то пусть сделают так, чтобы и мы что-то зарабатывали. Игроки в гольф и то больше нас получают. Недавно прочитал, сколько на родео получают. Им платят по 50,000 баксов за то, чтобы один раз на быке проехаться. И им не приходится колоть в себя стероиды для этого.

СХ: Да, на родео ты подвергаешься риску всего в течение восьми секунд, а затем всё кончено. Вы же рискуете жизнью круглый год.

ББ: Да, опасный у нас спорт.

СХ: Хм... это ещё мягко сказано.

http://www.rnl.ist.utl.pt/~rmlbgs/Shocki~1.txthttp://www.naturalstrength.com/feedback/detail.asp?ArticleID=15

ironmine.narod.ru

Интервью с Нассером Эль Сонбати на bodybuilding.com 2007, часть 4

     Дэвид Робсон: Ты сказал, что твоя фигура была слишком фриковая и слишком массивная; похоже, ты был впереди своего времени. Как бы ты сам описал свою фигуру и то, что сделало тебя лучшим бодибилдером на сцене Мистер Олимпия 1997?

     Нассер Эль Сонбати: Лучшим доказательством превосходства моей фигуры над остальными является видеозапись Олимпии 1997. Она сама за себя говорит. Но мне все же хотелось бы кое-что добавить.

     У меня, по сравнению с победителем той Олимпии, Дорианом Ятсом, лучшее строение тела и превосходная, Богом данная, генетическая структура с лучше выглядящими венами. У меня не было ни одного порванного мускула в отличии от него. Мое тело более пропорционально и куда более симметрично.

     У меня лучше талия (более выраженный конус плечи/талия), пресс, тоньше кожа, превосходящие мышцы плеч, трицепсы, бицепсы, грудь и бедра. Я был жестче и «свежее» (потому что не имел разрывов трицепсов двухнедельной давности, как у него, которые даже не пытались лечить хирургическим методом - ведь в этом случае Дориан просто не смог бы выйти на сцену).

     Потом я слышу всю эту чушь, на вроде «…но Дориан уделал его (Нассера) со спины». Единственная часть тела, по которой я предположительно уступал Ятсу, был его невероятно развитый низ спины, но не толщина или ширина широчайших.

     Олимпия – это не соревнование на лучшее развитие низа спины. Титул победителя Олимпии дается не тому, у кого лучше поясница, иначе почему все мы продолжаем тренировать остальные части тела?

     В общем, мое мнение по поводу этого шоу, Олимпии 1997, что я был ограблен на глазах тысяч людей без каких-либо последствий для кого-либо, кроме меня и нескольких судей, которые судили не так, как от них ожидалось, не так, как им подсказывали.

     Если бы я тогда выиграл Олимпию, то выигрывал бы ее еще пару лет подряд с тем телом, преданностью, драйвом, силой воли и желанием, которые были у меня в то время. У меня украли минимум 5 млн. долларов по самым скромным подсчетам, если учесть все упущенные рекламные возможности, связанные с титулом Мистер Олимпия. Я был так жестоко обманут. Больше я никогда уже не был так доверчив. Потерянное доверие невозможно как либо восстановить.

     Из шести побед Дориана Ятса на Мистер Олимпия, по-моему, он заслужил лишь половину. Англосаксонское имя и Питер МакГоф в офисе Вейдера в Вудланд Хиллз, штат Калифорния, были хорошим подспорьем для Ятса в достижении его титулов. И если бы не значительное давление, оказанное на него после Олимпии 1997, Ятс попытался бы выступить снова на Олимпии 1998 в Нью Йорке. Конечно, его бы ожидал еще один титул при даже еще худшем состоянии фигуры.

     И еще по поводу судейства: я полностью понимаю людей вроде Винса Тейлора, Шона Рея, Кевина Леврона, Криса Кормье, Ли Приста, Дэйва Паламбо, Мэтта Мэнденхолла, которые были сыты по горло обманом, политическими манипуляциями и играми, частью которых мы, как бодибилдеры, являлись.

     Быть ограбленным (и настолько очевидно), проглотить это, терпеть оскорбление так много лет – это очень тяжело. Нужно иметь слоновью кожу, чтобы тебя не укололи все эти более, чем спорные решения, чтобы собраться с силами, снова сфокусироваться и продолжить бороться (и иногда биться лбом об стену).

     До определенного момента вы просто не можете тренироваться. Я в бодибилдинге 26 лет, соревновался 22 года подряд. Я не просто обманутый или параноик. Я – весьма логичен и наблюдателен. Не нужно обладать слишком большим интеллектом, чтобы понять, что иногда все происходит не так, как должно было бы.

     Кстати: на Олимпии 1997 три результата по первым шести местам были изменены. Сказали, что произошла ошибка. На банкете трем парням объявили, что их результаты изменились в худшую сторону. Таким образом, позже, оригинальная официальная запись Мистер Олимпия 1997 (в той части, где на сцене стоит первая шестерка) должна была быть переделана с учетом новой расстановки мест.

     Я занимал вторые места на Арнольд Классик в 1997 и 1998. В 1999 я наконец-то там победил. Леврон надел плавки задом наперед (как я предполагаю), но получил приз за наивысшую мускулистость (при том, что я весил на сцене 129кг, а он был примерно на 23кг легче). Потом Леврон думал, что он вообще выиграл все шоу, хотя победителем был я.

     Дэвид Робсон: С послужным соревновательным списком, который включает участие в 13 любительских и 66 профессиональных шоу, победы на 6 профессиональных шоу, ты – один из лучших участников турниров в профессиональном бодибилдинге. Какой момент стал для тебя величайшим в карьере и почему?

     Нассер Эль Сонбати: Три моих первых профессиональных шоу – это Хельсинки Про, Франция Про и Голландия Про – все проходили в 1990. Я был впервой тройке в 32 или 33 профессиональных шоу! И, как ты справедливо заметил, я выиграл 6 профессиональных шоу, 3 в Европе и 3 в США.

    Я бы хотел здесь заметить, что был официально дисквалифицирован в 1996, заняв третье место на Олимпии, где, кстати, я получил овации стоя. Дисквалификация была связана с использованием диуретиков. Я потерял свое третье место и должен был вернуть примерно 35 000 долларов призовых.

    Я все еще зол на противоречивость судейства, потому что мое заслуженное призовое вознаграждение ушло от меня, мое третье место не было утверждено (а я должен был стать первым или вторым). И я скажу тебе почему: в 2001 Джей Катлер стал вторым на Олимпии в Вегасе. За два дня до этого он сказал мне лично, что был бы счастлив попасть в первую десятку. Но стал вторым, потому что использовал кучу запрещенных диуретиков. И приблизился к Ронни Колеману.

     Но у Катлера большой рот и громкий голос. Он угрожал им, что если они отберут у него второе место и призовые, то он их засудит. Но я, Нассер Эль Сонбати, милый парень, был наказан за это в 1996, потому что не действовал так непристойно, не был так агрессивен в своих словах.

   Так почему же одно и то же судят по-разному? Катлеру лучше об этом знать, особенно по прошествии пяти лет. Его действия подняли его наверх мира бодибилдинга обманным путем, за счет конфронтаций и угроз. Без каких-либо негативных последствий для самого Катлера.

 

Первоисточник

Перевод: i-pump.ru

Понравилось? Поделись с друзьями!

i-pump.ru

Интервью с Марком Лоблинером - экспертом в области спортивного питания и бодибилдинга | Бодибилдинг | Do4a.com

Марк Лоблинер - эксперт в области спортивного питания и бодибилдингаКакой фактор, по вашему мнению, (тренировки, диета, добавки или психологические аспекты) наиболее важен для достижения спортивных целей?Марк: Каждый из них важен. Я всегда прихожу в восторг, когда слышу от так называемых "экспертов", что «диета — это 85% успеха» или «не так важны тренировки, как диета». По моему мнению, подобные заявления — полная ерунда! Для достижения результатов, и для того, чтобы занятия окупили потраченное на них время, необходимо совмещать тренировки с диетой — только вместе они дадут 100% результат! Это никак не зависит от цели, которую вы преследуете, занимаясь спортом. Например, в бодибилдинге еда — это топливо, которое необходимо вашему телу для роста, а тренировки приводят в действие процесс формирования мышц.

В большом спорте что необходимо спортсмену, чтобы преуспеть в своей дисциплине? Специальные спортивные тренировки и, опять-таки, правильное питание, которое заставляет его тело работать. То же самое можно сказать о добавках. Они являются дополнением диеты. Я даже не выделяю их в отдельную статью бюджета, они обычно входят в статью «продукты питания». Кажется в журнале «Body For Life» говорилось «ешьте для того, чтобы жить, а не живите для того, чтобы есть». И я соглашусь, что еда необходима для функционирования организма, здоровья и достижения физических целей. Например, из рыбьего жира мы получаем необходимые нам жирные кислоты EPA и DHA. Американская, черт бы ее побрал, диета не предусматривает потребление омега-3, отчего происходит нарушение баланса кислот омега-3 и омега-6. Вот поэтому я всегда рекомендую употреблять рыбий жир. Это не только очень полезный продукт, еще он помогает при чувствительности к инсулину, помогает сбросить вес, и необходим при таких сложных заболеваниях, как психические расстройства и дислексия. Чтобы ваш организм получил достаточное количество жирных кислот, нужно съесть очень много рыбы, это может не каждый. Поэтому я рекомендую покупать рыбий жир в капсулах.

Теперь пара слов о психологических аспектах. Настрой и напористость — вот что важно во время тренировок, для диеты и тренировок — главное — это регулярность. Чтобы регулярно тренироваться и придерживаться диеты, необходима немалая сила духа — поэтому психологические аспекты в спорте всегда важны. Подводя итог, я скажу, при тренировках необходимо учитывать все факторы. Сила духа, правильная диета и регулярные тренировки подарят вам поразительные результаты и привлекательное тело!

Что для вас «идеальная еда» (когда вы готовитесь к соревнованиям)?Марк: Сегодня мой организм потребляет и тратит гораздо больше калорий, чем 10 лет назад. В то время мой рацион в основном состоял из белков и жиров, но потом я понял, что мне нужны углеводы, чтобы остановить потерю мышечной массы. В итоге результаты превзошли мои самые смелые ожидания.

Итак, мой типичный прием пищи:

  • 230 г куриной грудки или постного мяса
  • 230 г батата или картофеля
  • Столовая ложка масла ореха макадамиа
  • Брокколи (столько, сколько я могу съесть)

    Расскажу, почему я выбрал эти продукты. Белки и жиры, содержащиеся в них, я использую как "строительные блоки" для мышечной массы и для сжигания жира. В этом ежедневном рационе много аминокислот и необходимых жиров, но нет необходимых углеводов. Вот тут-то появляются углеводы. Ведь именно они помогают белкам и жирам работать на увеличение мышечной массы, а тело получает от углеводов необходимую энергию. Овощи полезны, они дарят нам клетчатку, ее, кстати, много в ореховой скорлупе. В масле ореха макадамиа содержатся мононенасыщенные жиры, которые необходимы для здоровья и хорошо сказываются на конституции тела.

    До и после тренировки я принимаю по 40 г сывороточного протеина.

    Назовите 10 продуктов, которые обязаны употреблять атлеты?Марк: Это не простой вопрос. Я считаю, что уместна любая пища. Даже печенье и мороженное, так как подобная не диетическая еда, если она запланирована, и вы ее разумно употребляете, навредит не сильно. Ну, а теперь список:1. Постная говядина: в говядине много протеина и линолевой кислоты, а также полезных жиров.2. Насыщенные омега-3 жирными кислотами DHA яйца домашних кур.3. Батат: богатый углеводами и макронутриентами, а также калием.4. Масло ореха макадамиа, оливковое масло холодного отжима.5. Брокколи.6. Сывороточный протеин: источник белка, который снижает аппетит и идеально подходит для приема до и после тренировки.7. Кокосовое молоко и кокосовое масло.8. Арахисовое и миндальное масло.9. Морепродукты: морской лосось, тилапия, креветки и крабы.10. Курица: ну, и какой же рацион бодибилдера без куриного мяса.

    Вы общаетесь со многими людьми. Приведите пример (можно несколько) самых глупых заблуждений, которые вы слышали о диетах, тренировках, пищевых добавках?Марк: У меня полно таких историй. С недавних пор, пальму первенства получила одна диета, которая теперь для меня стала олицетворением всех жадных и доверчивых людей, которые мечтают похудеть. Это диета основанная на добавках HCG. Конечно, вы похудеете, потребляя 500 калорий в день. Поверьте, эта дешевая гомеопатическая жидкость — самая настоящая потеря времени и денег, я считаю, она даже не достойна отправиться в унитаз. Я не знаю, что огорчает меня больше - факт, что люди следуют этому, или, что какие-то аморальные чудовища сознательно обманывают людей, продавая им эту ерунду. Самое интересное начинается, когда вы слезаете с диеты. Вы возвращаетесь в свой прежний вес и удивляетесь, почему эта жидкая гадость не помогает. Я не жестокий человек, но людям, которые продают эти чудесные зелья, нужно хорошенько всыпать.

    Последние наставления, советы, которыми вы хотите поделиться?Марк: Бодибилдинг может сделать вашу жизнь лучше, но не стремитесь заменить им жизнь. Он учит людей постоянству и целеустремленности. Используйте эти главные принципы бодибилдинга, они помогут вам в карьере, в семье и в отношениях с друзьями. Занятия бодибилдингом в разумных целях приносят только благо.

P.S. О Марке Лоблинере

Возглавив компанию по производству пищевых добавок Scivation, Марк Лоблинер стал самым энергичным генеральным директором за всю историю индустрии спортивного питания. До работы в Scivation Марк был соучредителем и возглавлял отдел маркетинга в компании спортивного питания Сильвестра Сталлоне INSTONE, LLC, старшим руководителем отдела по работе с клиентами изданий Shape, Natural Health, Living Fit, Muscle & Fitness Hers, Muscle & Fitness, Men’s Fitness, FLEX, Star, National Enquirer, Mira!, Shape en Espanol, Men’s Fitness en Espanol, Country Weekly, Auto World, NOPI Street Performance Compact и AMI Specials, принадлежащей American Media, а также работал на Bally Total Fitness.Марк окончил Лютеранский университет Калифорнии по специальности маркетинг. Он является сертифицированным тренером ACE, бывшим пауэрлифтером Американской федерации пауэрлифтинга, бодибилдером национального уровня NPC. Марк Лоблинер занимал первые места в легком и полутяжелом весе, из последних достижений – 13 место в полутяжелом весе на 2010 Arnold Classic.О Марке писали в журналах Muscle & Strength, MuscleMag International (Италия), и Ironman (Австралия), в качестве модели он появился в издании Men’s Fitness, написал несколько статей, которые были опубликованы в Muscle & Fitness и на сайте Bodybuilding.com. Кроме того, он стал соавтором 10 книг на тему конституции тела, среди них: «Игра окончена: не пропустите - диета, о которой вы всегда мечтали» (Game Over: The Final Showtime Cut Diet You’ll Ever Need), «Новая американская диета» (The Diet Solution: The NEW American Diet), «Безуглеводная диета (диета анонимных противников углеводов): набираем мышечную массу и сжигаем жиры» (C.H.A. (The Carb Haters Anonymous) Diet: The Final Answer on Carbless Bulking & Cutting) и «Диета как образ жизни: диета, которая поможет вам оставаться стройным и здоровым» (The Lifestyle Cut Diet: The Final Diet You’ll Ever Need to Stay Lean and Healthy).

 

do4a.com


Смотрите также