Сонбати бодибилдер


Нассер Эль Сонбати - Массивный полиглот | Знаменитости из мира спорта | Do4a.com

Здарова! Еще одна тема про интереснейшего человека, Атлета с большой буквы. 32207105551.jpg

Родился 15 октября 1965 года (46 лет), живет и здравствует и поныне)))))

Антропометрия:

  • Рост 180 см;
  • Соревновательный вес 123 кг;
  • Голень 54 см;
  • Бицепс 58 см;
  • ( больше ничо не нашел...)
«Любимое чтение: с возрастом я начал предпочитать книгам газеты и журналы. Видимо, потому, что много путешествую. Мне интересны новости из мест, где я когда-то побывал.Самое ценное в жизни: здоровье свое и близких. Лично я никогда не рисковал здоровьем ради побед в бодибилдинге. Сила и здоровье - вот самый большой мужской капитал, без которого не накопишь никакого другого».

52154587451.jpg

Зачастую стоит только произнести слово "культурист" и воображение тут же рисует образ здоровенного детины с одной извилиной в голове, озабоченного лишь тем, как поднять штангу потяжелее да побольше набить брюхо. Интеллект такому парню, понятное дело, ни к чему. И надо же, нашелся культурист, причем, не рядовой качок, а Атлет с большой буквы, настоящий чемпион, который полностью опроверг этот стереотип. Его зовут Нассер Эль Сонбати. Сонбати очень умный и образованный человек. Он имеет научные степени по истории, политологии и социологии, свободно говорит на семи языках и при этом он -пожалуй, самая колоритная фигура в профессиональном бодибилдинге наших дней (это к вопросу о "тупых качках").

42928742768.jpg

Сонбати родился 13 октября 1965 года в семье бедного инженера египтянина. Впрочем, египтянином Сонбати можно считать всего лишь наполовину, поскольку благодаря маме в его жилах течет и хорватская кровь. Довольно скоро интернациональная семья перебралась в Германию, в город Штутгарт, где и прошла юность будущего монстра бодибилдинга. Нассер очень хорошо учился в гимназии, потому что знал, что хорошее образование - его единственный шанс чего-нибудь добиться в жизни. "Золотой" диплом гимназии дал ему возможность продолжить обучение, и он семь лет провел в Аугсбургском университете, изучая все те науки, о которых говорилось выше.

72747156768.jpg

Сонбати с детства занимался спортом: футболом, греблей, плаванием, борьбой. Болдибилдинг его не прельщал. Нассер вспоминает, что лет в 17 он впервые увидел фотографии культуристов, и они ему жутко не понравились. Но потом, уже будучи студентом, он все же заглянул в близлежащий тренажерный зал и втянулся в тренировки. Сонбати оказался одаренным спортсменом: его мышцы росли как на дрожжах!(ага))))) Окрыленный успехом, он пытается выступать на местных соревнованиях в Германии и терпит неудачу. Тогда Нассер избирает другой путь и едет соревноваться в Югославию. И ему удается пробиться в призеры.

72354849451.jpg ​ Нассер уже не тот, что раньше, он не мыслит свою жизнь без бодибилдинга и добивается получения профи-карты, дающей ему право выступать на профессиональных турнирах. В 1990 году Сонбати дебютирует на "Гран При Финляндии" и занимает восьмое место. Прямо скажем, не очень удачный старт, однако неудачи лишь закаляют его. В 1991 году он решается выступить на престижнейшей "Ночи чемпионов" в Нью-Йорке. Опять осечка: 110-килограммовый Сонбати не попал в число 15 лучших. Судьи попросту не заметили его, ни разу не вызвав для сравнения с другими атлетами. Нассер справедливо предположил, что , видимо, был слишком худощав и на следующую "Ночь чемпионов" привез уже 133 кг! Сонбати с улыбкой вспоминает это свое выступление: " Я был "немного" гладковат , и судьи снова оставили меня за чертой 15-ти лучших. Следующая "Ночь чемпионов" сложилась для меня гораздо удачнее, поскольку я остался дома. Зато выступление Нассера на "Ночи чемпионов"-94 произвело фурор, поскольку он сумел занять второе место, уступив лишь восходящей звезде Майку Франсуа, с которым они стали близкими друзьями. 112 килограммовый Сонбати поразил судей и зрителей сверхрельефной жесткой мускулатурой и весьма и весьма приличными габаритами. О Нассере заговорили, его имя замелькало на страницах "качковских" журналов, а главное - он получил право принять участие в конкурсе "Мистер Олимпия". Седьмое место на "Олимпии" окрылило Нассера и укрепило его растущие амбиции. Готовясь к этим соревнованиям, Нассер "немного" подрастерял мышечные объемы ( сверхжесткая безуглеводная "яма", когда в течение последней недели перед конкурсом, находясь в доме своего друга Майка Франсуа Сонбати потреблял всего 50 граммов углеводов в сутки стоила ему потери 13 кг "массы" ) , а потому сразу же после "Олимпии" с головой ушел в тренировки, желая показать всему миру следующей весной нового Сонбати.

32069413539.jpg ​В мае следующего года, всего через 8 месяцев после Олимпии Нассер выставил на турнире Хьюстон Про Инвитэйшнл 121,5 кг чистых мышц. Зрители и судьи были шокированы: никто не мог понять, как ему удалось это сделать. Конечно же, Сонбати выиграл этот турнир, попросту подавив своими объемами Винса Тэйлора, считавшегося фаворитом. «Мы с Винсом друзья, и я его очень уважаю, однако это был тот самый случай, когда я хотел, чтобы и Винс начал уважать меня, вспоминал о перипетиях борьбы на турнире в Хьюстоне». Нассер объяснял произошедшую с ним метаморфозу двумя обстоятельствами: во-первых, тем, что он вместе со своей спутницей жизни по имени Бизера перебрался на постоянное жительство в США (его выбор пал на калифорнийский городок Сан-Диего, что совсем недалеко от легендарной Санта-Барбары), где у него появились новые возможности и в плане тренировок (в Штатах, в отличие от Германии, тренажерные залы оборудованы куда лучше, да и работают они чуть ли не круглосуточно, кроме того, Америка славится гигантским ассортиментом спортивного и диетического питания), а во-вторых тем, что он стал иначе готовиться к соревнованиям. Я и раньше был очень большим в межсезонье, признается он. Мой обычный вес на массе колеблется около 145-150 кг. Однако раньше я мог потерять килограммов сорок в процессе подготовки к турниру. В 1995 году все переменилось, и я скинул не больше 20 кг с учетом обезвоживания.

Что ж там в пакете-то? :- -:

52305414768.jpg ​Через три недели после конкурса в Хьюстоне Сонбати легко побеждает на Ночи Чемпионов и становится одним из главных претендентов на титул Мистер Олимпия. Олимпия-95 оставила у Сонбати противоречивые чувства: с одной стороны, он стал третьим, уступив лишь британскому монстру Дориану Ятсу и американцу Кевину Леврону, и именно ему досталось больше всего аплодисментов, а с другой он чувствовал, что мог бы быть и первым. Тем не менее, выступая на страницах популярных качковских изданий, в первую очередь Флекса, он не позволил себе ни одной злобной реплики в адрес соперников и судей, заслужив тем самым репутацию джентльмена, заметив лишь, что даже Ятса можно обыгрывать. Нассеру говорят, что у него слабая, по сравнению с Ятсом, спина, которой катастрофически не хватает деталировки, и весь следующий год он фанатично бомбит спину. В итоге, на Олимпии-96 Нассер появился в фантастической форме, с улучшенной спиной и с весом порядка 127 кг! Ятс со своими 116 кг уже здорово теряется на его фоне. Тем не менее, Сонбати вновь ставят третьим после Ятса и Рэя.

Это известие настолько потрясло публику, что зал, стоя, громким гулом выражал свое негодование до тех пор, пока Нассер не успокоил всех. Нет, он не хотел конфликтов и скандальной популярности, продолжая оставаться хорошим парнем в бодибилдинге и с улыбкой встречая удары судьбы. Одним из самых чувствительных таких ударов Сонбати получил в октябре 1996 года, после своего триумфального выступления в серии следующих за Олимпией турниров Гран-При, где он одержал три победы: в Чехии, Швейцарии и России. Нассеру объявили о том, что результат его выступления на Олимпии аннулирован, поскольку его анализ крови дал положительную пробу на диуретики. Дисквалификация автоматически лишала Сонбати 30 тысяч долларов, однако и тут он устоял перед превратностями судьбы: Я узнал о том, что будет проводиться тест, слишком поздно, и ничего уже нельзя было исправить.

93257750039.jpg ​Впрочем, когда весной следующего года на турнире Арнольд Классик, втором по значению конкурсе в профессиональном бодибилдинге, победу и чек на 100 тысяч долларов отдали изящному, но уж очень невзрачному по сравнению со 130-килограммовым Сонбати американцу Флексу Уиллеру, терпение Нассера лопнуло. Он выступил с резким заявлением на страницах Флекса в котором заклеймил всех и вся: и судей, и друзей-соперников по сцене: "Если ты не говоришь о том, что у тебя есть слабые места, то и остальные тоже помалкивают об этом". По правде сказать, и нынешний профессиональный бодибилдинг потерял бы в лице Сонбати очень много. Нассер Личность с большой буквы, и этим все сказано. Недаром же без его фотографий или статей о нем не обходится ни один уважающий себя качковский журнал, а на обложке Флекса Нассер появлялся уже пять раз! То, что Сонбати одна из самых ярких фигур в мире профи, признает даже Австрийский Дуб Арнольд Шварценеггер, который выпустил в современных профи немало критических стрел. И дело здесь даже не в образованности и интеллигентности Сонбати, его умении общаться с людьми. Помимо всего прочего, Сонбати интересен тем, что его суждения резки и откровенны и часто расходятся с общепринятыми. К примеру, он отказался быть героем популярной традиционной колонки в журнале Флекс, в которой приводятся биографические данные чемпионов-профессионалов, а также их ответы на вопросы: Ваш любимый цвет, ваш любимый автомобиль и т.д.. "Мне наплевать, какого цвета мой автомобиль, говорит Сонбати, черного, красного или белого. И у меня нет любимого фильма. И вообще нет ничего любимого. Я не хочу повторять за кем-то, как попугай, что любимое место отдыха для меня Гавайи. Я раз десять был на Гавайях там попросту скучно. И вообще, людям интересны их собственные пристрастия, а вовсе не мои или чьи-нибудь еще".

Эээ, подъежай разберемся, да )))

72856791551.jpg ​ Сонбати ярко выраженный силовик, предпочитающий тренироваться с большими весами. Если я не работаю с солидными отягощениями, я довольно быстро теряю жесткость, куда быстрее, чем другие, менее массивные атлеты, признается он. Обычно Нассер тренируется 4-5 дней в неделю, прорабатывая за одно занятие 1-2 мышечные группы, обычно одну большую и одну маленькую. Однако изложить здесь четкую тренировочную схему Сонбати невозможно, поскольку он, прислушиваясь к своему организму, все время перекраивает свой тренировочный график. К примеру, в одно занятие он может прорабатывать грудь с бицепсами, а в следующий раз он будет тренировать вместе с мышцами груди дельты. Комплексы для отдельных мышечных групп Сонбати тоже все время видоизменяет. К примеру, может начать тренировку той же самой груди с жимов штанги на наклонной скамье, а может с отжиманий от брусьев. Однако сами упражнения почти всегда остаются одними и теми же: "Когда ты мечешься между разными движениями, достаточно сложно отследить прогресс в силовых показателях". 82542770551.jpg

The End!!!​

P.S. Читайте книжки и учите языки - будете как этот дядька! :xdnew:

 

do4a.com

Интервью с Нассером Эль Сонбати на bodybuilding.com 2007, часть 3

     Итак, мне нужно было учиться, тренироваться, работать, выступать и соблюдать диету, что требовало большой силы воли, энергии и упорства, и было определенно не легким делом.

     Мой отец (а он – инженер, десятки лет работавший на Мерседес-Бенце) всегда, с самого детства учил меня, что я должен сначала получить высшее образование, чтобы мной потом в жизни не помыкали. Он говорил, что чем ниже моя квалификация, тем больше вероятность, что другие люди будут мной управлять. Позже я сам дошел до понимания действительной важности образования.

     Так что образование для меня всегда было более важным, чем физическое развитие или внешний вид мышц. И сегодня я очень благодарен своему отцу за то, что он внушил мне принципы необходимости образования.

     Улучшения моих физических параметров не произошли внезапно, для этого потребовалось время, хоть некоторым и кажется, что это произошло быстро. С годами ты учишься проводить более интенсивные тренировки, узнаешь, как приходить в форму, экспериментируя с диетами.

     В Германии у меня не было никого, кто научил бы меня, как тренироваться, какую диету соблюдать, чтобы был эффект, а потери мышечной массы были бы минимальными. В то время не было персональных тренеров, гуру по вопросам питания и тому подобных людей. К тому же, у меня и денег то не было, чтобы что-то такое себе позволить. А как мы все в курсе, большинство бодибилдеров, если они что-то знают, не захотят поделиться своими секретами с тобой. Но, в то же время, они всегда хотят знать, что делаешь ты.

     И до сих пор люди подходят ко мне (как только замечают, что я мил и приветлив), и хотят вытянуть из меня знания и энергию. А у меня тогда не было, например, спонсора как у Майка Франкоса (еще до того, как он стал профессионалом), или у Джея Катлера, который имел контракт с Вейдером за 2 года до того, как впервые выступил на профессиональном шоу.

     Определенно, быть не-американским бодибилдером и утвердить себя здесь, в стране бодибилдинга, очень тяжело. Перелеты сюда, отели - за все это надо платить; недостаток информации, недостаток известности, если вы - не англоязычный по происхождению и не живете здесь. Вы здесь как пришелец из космоса. И после того, как я стал шестым на Олимпии в 1994, я получил контракт с Вейдером, что позволило мне тратить больше времени и энергии на развитие своего тела.

   Кстати, Джо был единственным, кто когда-либо предложил мне контракт. Без него я бы не добился столько. Он сделал из меня суперзвезду бодибилдинга. Прославил меня на весь мир, оплатив работу со мной величайших фотографов вроде Криса Лунда. И, частично благодаря этому, я жил в южной Калифорнии с 1994 года.

 

     Дэвид Робсон: Очень спорно проиграв в борьбе за титул Мистер Олимпия 1997, в то время как многие считали, что ты должен был выиграть, как ты воспринял этот результат, и почему, как ты думаешь, судьи поставили тебя вторым?

   Нассер Эль Сонбати: Да, определенно, это факт, что я должен был выиграть на Олимпии 1997. Не получив статуэтку Сандова в 1997, я понял, что в профессиональном бодибилдинге нет честных соревнований. Я и раньше об этом знал, но в том году это стало очевидно, как никогда раньше.

     В 1994 я стал четвертым на Ночи Чемпионов в Нью Йорке. Думаю, я должен был выиграть на этом шоу, но они позволили Майку Франкосу, действующему чемпиону США, забрать этот титул.

     Я был просто неизвестным, или правильнее сказать, маловажным парнем из Европы. Титул остался в США, а Нассер вернулся в Европу. Кроме этого, еще один европеец по имени Дориан Ятс уже удерживал титул Мистер Олимпия.

     Возвращаясь к Олимпии 1997… Флекс Уиллер подошел ко мне после предварительного судейства (оно было в пятницу, а финал был в субботу, так, чтобы продать побольше билетов) и спросил, в курсе ли я, что титул, которого я заслуживаю, мне все равно не дадут. Я особо говорить на эту тему тогда не стал, потому что надеялся, что он ошибается. Но, как все мы знаем, Дориан Ятс снова выиграл Олимпию на следующий день.

   Он победил, не смотря на огромный живот, выглядящий так, словно он на шестом месяце беременности, талию, как барабан, порванный левый бицепс, недавно порванный левый трицепс, порванный левый квадрицепс, порванный правый квадрицепс. Победил с идеальным счетом, что было просто невероятно. Это было абсолютно инсценированным результатом и главным разбоем в бодибилдинге 20 века, который устроила клика судей, которые «судили».

     Я также должен сказать, что некоторые судьи ставили Дориана даже на третье или четвертое место, там ведь около 13 судей официально судили. Но были использованы только 7 листов с баллами. Листы с баллами этих судей (которые поставили Дориана ниже) не использовались, а некоторые из судей были устранены из коллегии, потому что не делали того, что от них ожидалось.

   Есть несколько причин, почему я не победил. Некоторые судьи не хотели расстраивать своего друга Дориана, не хотели, чтобы он уходил из бодибилдинга побежденным после всех его травм и разрывов. Не хотели дать еще одному не-американцу самый престижный титул в бодибилдинге.

     Потом, есть еще одна причина. Она в том, что я слишком прямолинейный и не придерживаюсь установленных правил. Я говорю, как есть, не подлизываюсь, не звоню нужным людям, чтобы обеспечить себе место, как делают другие.

   Я без проблем звоню людям, общаюсь, но не для того, чтобы выпросить себе место. Я для слишком многих людей слишком образованный и интеллигентный. И они понимали, что я мог быть для них опасным, стань я новым обладателем титула.  

   И последний, но не менее важный момент: когда люди видят мое тело, то понимают, что им не удастся добиться того же результата. Они скорее умрут, чем у них это получится. Так что я и физически был слишком большим и фриковым, даже для профессионального бодибилдинга. И я был к тому же слишком критичен к судьям и другим участникам и не отрицал этого, когда меня спрашивали.  

 

Первоисточник

Перевод: http://i-pump.ru/; переведено с сокращениями оригинального текста

Понравилось? Поделись с друзьями!

i-pump.ru

Интервью с Нассером Эль Сонбати, часть 7

     В качестве примера могу привести одно шоу, где я опередил Кевина Леврона в первом и втором раунде. Но он обошел меня в позировании и получилась ничья. И потом, в конце, я проиграл, потому что очки подсчитывал компьютер. Это так нелепо. Леврон победил снова. Вау, какой сюрприз, и снова за мой счет!

     Но дело тут не в Левроне или в том или ином парне – дело в судьях. Некоторые судьи пьяны во время судейства, есть среди них и наркоманы, некоторым просто плевать, а некоторые не из США, и судят так, как им говорят, т.к. не хотят лишний раз спорить (ведь иначе это будет их последняя оплаченная поездка в Америку). Некоторых просто больше не берут судить, потому что раньше они судили не так, как от них ожидалось.

     Я не говорю, что все судьи плохи, но определенный их процент не должен заниматься судейством, даже иметь судейской, или водительской лицензии не должен. Большинство профессиональных судей по отношению ко мне при общении один на один вежливы и дружелюбны.

     Но, однако, мой 17-летний опыт выступлений в качестве профессионала говорит мне, что когда они сидят вместе и судят, то все по-другому. Вы можете подвергнуть импичменту президента США, но не судей профессионального бодибилдинга. Вы никогда не услышите, чтобы они признали свои ошибки.

     Кроме этого, я был на предсоревновательной диете примерно 18 лет. Такая жизнь, полная ограничений в течении длительного времени, вызывает неизбежные жертвы: ты жертвуешь семьей, друзьями, ограничиваешь себя в образе жизни, в возможностях по образованию. И в некоторых случаях ты не слишком-то много получаешь взамен. Вместо этого тебя грабят. А некоторых парней ограбили, и у них проблемы со здоровьем на всю жизнь. В бодибилдинге довольно много жертв.

 

     Дэвид Робсон: Так что случилось в 2004 и 2005? Почему места были такие низкие?

     Нассер Эль Сонбати: Последняя пара шоу, на которых я выступал, скорее даже 3-4, я не был в своей лучшей форме. Не было того традиционного, жесткого внешнего вида.

     В 2003 я попал в больницу из-за стафилококковой инфекции в правом плече. Это было за 2 недели до Ночи Чемпионов. Я был госпитализирован на 10 дней, и когда выписался, был легче на 27кг. Я почти умер.

     Как бы там ни было, я попытался вернуться; в 2004 и 2005 я занял 14-15 места на трех шоу. Конечно, результат был неудовлетворительным, но в то время у меня и мотивации не было, как в прошлые годы. Я считал, что вне зависимости от того, как я буду выглядеть, меня все равно, как обычно, засудят. Я и сейчас думаю, что был самым критически воспринятым судьями профессионалом из всех.

     Определенно у меня было бы меньше проблем, если бы я был поглупее, был бы жополизом, а мое имя было бы не Нассер, а «Джек Джонсон» или «Джон Джонсон». Тогда я не придерживался диеты так строго, как мог бы и как должен был бы.

     Еще один момент, на который я хотел бы здесь обратить внимание, это то, что в 66 профессиональных шоу между 1990 и 2005 годами, за более, чем 16 лет, на соревнованиях не было ни одного так называемого судьи хотя бы из одной из так называемых родных для меня стран – Югославии или Египта.

     Да, я родился в Германии, но немецкие судьи не считали меня за немца, а паспорт у меня был югославский. Представь, какой цирк бы получился, если бы все эти люди вроде Шона Рея, Катлера, Колемана, Леврона или Кормье выступали бы на шоу, на которых никогда бы не было ни одного судьи из США. А в моем случае это было просто нормой.

     Не то, чтобы мне был нужен союзник в судейской коллегии, но почему считается нормой, когда из 13 профессиональных судей, которые судят шоу, минимум 70-80% – американцы? Это в высшей степени бесчестно.

     Кстати, мне известны факты, когда некоторых профессиональных судей из Германии позже не допускали к судейству из-за их независимой позиции. Можете верить или нет, но на некоторых Олимпиях я был единственным не-американским участником за пределами первой десятки. Меня засуживали больше всех. Это определенно очень меня «мотивировало».

     В общем говоря, никаких позитивных изменений касаемо судейства нет. Я могу гарантировать, что у каждого шоу был бы совершенно другой результат, если бы судьям не разрешалось говорить друг с другом во время предварительного судейства.

    Дэвид Робсон: Кто в современном профессиональном мужском бодибилдинге производит на тебя наибольшее впечатление и почему?

     Нассер Эль Сонбати: Если честно, и чтобы не показаться заносчивым, то я полагаю, что нынешние бодибилдеры не производят того впечатления, которое производили мои современники. Я не вижу новых Леврона, Ятса, Уиллера, Рея, Кормье, Колемана, Катлера, Беназизу, Приста, Диллета, Фукса и Нассера. В наше время на сцене был фантастический генофонд. Сейчас я вижу прекрасных атлетов, таких, как Фил Хит и Виктор Мартинез, но их немного.

 

     Дэвид Робсон: Насколько я понимаю, ты знал покойного Мохаммеда Беназизу. Как знают все, кто следит за этим спортом, Момо был одним из величайших в свое время, но он себя не жалел. Что тебе вспоминается, если идет речь о Момо?

     Нассер Эль Сонбати: Я отдаю должное уважение большинству коллег, но лично для меня наиболее впечатляющим фриком из профессиональных бодибилдеров был и продолжает оставаться Момо Беназиза.    

     Он стал первым на своем самом первом любительском соревновании, это был чемпионат мира среди любителей. Он был небольшого роста, чуть выше 1,52м, с соревновательным весом почти 99кг. В 1990 я участвовал в трех шоу с этим убийцей гигантов. Он умер в Голландии спустя пару часов после своего последнего шоу, которое он выиграл (Гран При Голландии 1992). Я не был по-настоящему дружен с ним, да он и не замечал меня, когда я выступал против него в 1990. Я не был ему соперником, так что ему в любом случае было неинтересно меня замечать. У него был сильный драйв и целеустремленность. С его то ростом быть таким конкурентоспособным, выигрывать профессиональные шоу… он был самым мускулистым из всех когда-либо существовавших бодибилдеров. Мышц на нем было больше, чем на мне или Маркусе Руле, который, как я думаю, мог бы занимать места гораздо выше, если бы был американцем и жополизом. А за фриковую жесткость я еще должен упомянуть Андреаса Мюнцера из Австрии.

 

     Дэвид Робсон: Говоря о жесткости, конкретно что требуется, чтобы заполучить ту фриковую, мегарельефную мускулатуру, которая была у Ятса и у тебя в 90-х?

     Это определенно комбинация всех аспектов бодибилдинга. Нельзя сказать, что именно вот такая философия тренинга, или вот такой вид продуктов питания, или определенная комбинация препаратов может создать такой внешний вид. Это комбинация всего сразу. Если у вас есть неограниченный доступ ко всем видам допинга на планете, но есть недостатки в генетике, питании, не достает драйва, упорства, интенсивности тренировок, сама система тренинга слаба, то вы не сможете получить такой вид. Нет такого, что вы можете запланировать и получить конкретный внешний вид – что получится, то и получится. Вы просто пытаетесь достичь лучшего возможного результата.

 

     Дэвид Робсон: Кто в истории бодибилдинга имел идеальный внешний вид, по-твоему?

     Нассер Эль Сонбати: Нет такого понятия, как «идеальный внешний вид». У всех нас разные вкусы и предпочтения. Тот, кто имеет лучшее сочетание формы, симметрии, пропорций, дефиниции, размера, жесткости, эстетики и способности правильно преподнести это на сцене в день соревнований, тот и побеждает.

     Это, в основном, и значит иметь идеальный внешний вид. Но это субъективно. Например, многие думают, что Катлер не должен быть Мистером Олимпия, потому что он имеет слишком грубые очертания и широкую талию.

     Другие считают, что Мистером Олимпия должен быть Шон Рей, потому что его мускулы более гармонично смотрятся, у него лучше симметрия, брюшки мышц более округлые. Так что нет такой штуки, как «идеальный внешний вид».

     Дэвид Робсон: Каковы самые большие проблемы профессионального бодибилдинга сегодня? Какие изменения ты бы хотел в нем увидеть?

     Нассер Эль Сонбати: Главная проблема в профессиональном бодибилдинге – недостаток денег для атлетов – как женщин, так и мужчин. Мало денег и лишь несколько контрактов. Так что многие атлеты вынуждены выходить на сцену, подготовленные через жопу, т.к. вынуждены работать на другой работе, чтобы обеспечить себя, а времени и энергии, чтобы подготовиться нормально к тому или иному шоу не остается.

     95% профи имеют по нескольку работ, продают допинг, себя, оказывают эскортные услуги, ведут веб-сайты с основным акцентом на собственной сексуальности или беспрерывно проводят персональные тренировки. А некоторые заканчивают в тюрьме. И все, что я слышу: «Мы должны сделать этот спорт более популярным».

     Ну так господа, дайте атлетам больше денег! А не просто говорите о том, что тестирование на диуретики лучше, чем тестирование на стероиды, о том, что нужно поменять то или иное правило. Деньги делают спорт более популярным, и вложив больше денег, вы увеличите его признание в мейнстрим среде.

     Когда я слышу, что что-то будет переделываться в бодибилдинге, первое, о чем я думаю это то, что атлеты от этого определенно не получат никакой выгоды. Деньги будут зарабатывать кто-то, а не мы.

     Я помню, насколько плотное расписание у участников Олимпии в последние 5 дней перед шоу. Все эти встречи, VIP встречи, а у атлетов в это время сушняк, они были ограничены в калорийности уже несколько месяцев.

     Иногда приходилось бывать в отелях во время проведения профессиональных шоу (даже в США), где по номерам бегали крысы, где (в Европе) по прибытии не было обещанного питания, или не было воды и свежей пищи, а то, что было, было все в мухах, было недостаточно машин, чтобы развести всех участников, соревнования проводились в скотобойнях с кровью на стенах (в Италии, на так называемом Мировом Кубке Джо Вейдера), места собраний были ужасно холодными (на вроде помещений для хоккея), не хватало напитков, не было медиков, за сцену забывали приносить отягощения для накачки, был полный хаос с дешевыми перелетами и т.д. и т.п.

     Раньше, чтобы получить призовые за место на Олимпии, требовались месяцы. Официальная причина: « Все еще не готовы результаты допинг-контроля». Так другие люди могли получать % по нашим деньгам, которые лежали у них на счетах, а атлеты все ждали и ждали.

нассер-эль-сонбати-флекс   Никто по-настоящему не представляет интересы атлетов. А если какой-то атлет делает это, то он рискует на конкурсах получить места ниже или его карьера просто закончится. Я – реалист, а не мечтатель. Слишком много атлетов тупы и эгоистичны, чтобы отстаивать общие интересы. Если кто-то из них попытается бастовать, то другой отчаянный спортсмен сразу же займет его место.

     Лично я предпочту, не смотря на свою сильную критику высших боссов, сотрудничать с официальными лицами, чем с одним из вероломных атлетов, к которым еще меньше доверия. Ни с кем из бодибилдеров я не дружу. В бодибилдинге дружба, как я сказал в интервью с Питером МакГоу из журнала Флекс 10 лет назад, просто основана на связях, касающихся допинга. Что у тебя есть и что я могу тебе дать?

     По крайней мере, при Уэйне Де Милья, бывшем руководителе профессионального дивизиона, у нас иногда было по минимуму 8 шоу в восьми странах Европы сразу после Олимпии. Больше я такого не вижу. Так что для парней стало меньше возможностей подзаработать и реквалифицироваться снова на следующую Олимпию. Сейчас в основном всего 3 после-олимпийских шоу.

     Я уверен, что бодибилдинг достиг пика своей популярности в середине 90-х. Потом количество занимающихся уменьшалось год от года. Я встречаю все меньше и меньше ребят, которые хотят выступать. Они в основном хотят выглядеть, как Рэмбо или как пижон-серфер. Быть крупным сейчас не актуально. Я не вижу, чтобы увеличивался охват обычной публики ТВ шоу о бодибилдинге.

 

Источник: bodybuilding.com, David Robson, 16/10/2007

Перевод: http://i-pump.ru/

Понравилось? Поделись с друзьями!

i-pump.ru


Смотрите также