"Быть в команде Спарта - это престижно!". Интервью с бодибилдером Адамом Абакаровым. Интервью с бодибилдером


Шокирующее интервью культуриста-профессионала в журнале Ironman

Предупреждение: В этом интервью затронуты крайне больные вопросы. Сказать честно, мы почти уже решили, что не будем печатать его. Однако, так как журнал Ironman всегда был открытым форумом и старался всегда говорить всю правду, мы посчитали, что наша обязанность перед нашим спортом и перед тобой, читатель, позволить этому атлету высказаться. Чтобы вот так прийти к нам и рассказать всё, как оно есть, нужно мужество. Мы пообещали этому атлету полную анонимность, чтобы не причинить вреда его профессиональному статусу. Все имена в интервью опущены, вместо них мы напечатали ***, чтобы этого атлета не смогли «вычислить методом исключения». Названия стероидов и прочих препаратов тоже заменены знаками ***, чтобы культуристы, употребляющие химию, не смогли воспользоваться этим интервью в качестве инструкции по применению стероидов. Читая материал, помните, что этот атлет не получил от нас никаких денег за своё интервью, потому что, по нашему мнению, деньги коррумпируют информацию. Если людям заплатить за информацию, то они чувствуют, что обязаны «отработать» свои деньги, а это часто приводит к тому, что человек начинает преувеличивать факты. Когда будете читать интервью, помните, что этот атлет, как и все мы, любит бодибилдинг и хотел бы увидеть его здоровым спортом с большим будущим, а не умирающим от стероидов. Пристегните ремни. Сейчас вы получите такую «дозу реальности», что она живо прочистит вам мозги. Ни один журнал по культуризму никогда не печатал ничего подобного.

 Стив Хольман (СХ): Ты сказал, что хочешь излить душу. Мы даём тебе шанс обратиться к миллионам фанатов бодибилдинга через один из самых популярных журналов. О чём ты хочешь поговорить?

 Бодибилдер (ББ): О том, о чём никто не хочет говорить. Я хочу, чтобы все узнали правду.

 СХ: О стероидах?

 ББ: Да, чёрт возьми!

 СХ: Тебе приходится их принимать слишком много, так?

 ББ: Это слабо сказано.

 СХ: Сколько у тебя уходит денег на стероиды?

 ББ: Ну, лишь на гормон роста у меня уходит до 30,000 долларов в год.

 СХ: Боже милостивый!

 ББ: Стероиды-то как раз и не самая большая проблема. Да, я их много принимаю, но и стоят они недорого. Большая часть денег уходит на то, что нужно платить разным людям, чтобы они объясняли тебе, как принимать разную химию. Я имею в виду гормон роста, инсулиноподобный фактор роста и т.д.

 СХ: А сама мысль, что ты всё это вводишь в своё тело одновременно, не угнетает тебя?

 ББ: Да нет — мне ведь нравится иметь большие руки, большую спину, большую грудь и ноги и всё остальное. Но когда я достигаю объёмов, которые, в принципе, меня уже устраивают…

 СХ: … тебе говорят, что ты должен стать ещё больше, да?

 ББ: Да — и у меня нет выбора! Мне приходится становится ещё больше. На следующий год я буду выступать с весом на 11 кг больше. Но знаете, сама вот эта мысль, что ты, вот, должен стать ещё больше и пожертвовать формой… Да, возможно, мне и самому не совсем нравится, как выглядит моя спина. Да, не спорю, мне нужно там кое-что исправить. Но все эти вещи приходят со временем. «Вызревать в форму» — это одно, но ведь все хотят видеть монстров.

x f28868a1

 СХ: Как ты думаешь, это безумие когда-нибудь прекратится? Если атлеты будут становится всё больше и больше, то что случится со спортом?

 ББ: Спорт уже…

 СХ: … вышел из под контроля?

 ББ: Да. Бодибилдинг ушёл в андерграунд. Он обслуживает сейчас некую секту, которой подавай монстров с чудовищной массой… Им плевать… Они лишь говорят: «Мы хотим видеть вас такими. И нас не волнует, на что вам приходится идти, чтобы выглядеть так.» Но, я думаю, немало найдётся и таких людей, которые хотели бы видеть и другое… нечто более достижимое.

 СХ: По-твоему, объёмы нынешних культуристов привели к некому пресыщению публики? Типа: «А нам всё равно, что с ними будет. Нам плевать: ну, сдохнут они — ну и что? Нам лишь важно, чтобы они из года в год становились больше и рельефнее. И нам плевать какой ценой.»

 ББ: Именно так. Публика хочет видеть нас такими и судьи хотят нас видеть всё большими и большими. А нам, чтобы хоть как-то заработать на жизнь и осуществить наши мечты, приходится идти на всё это. Некоторые, такие как *** (имя опущено, известный журналист из другого журнала), говорят: «А вас никто не заставляет». Да, никто нас не заставляет, но ведь многие из нас пришли в этот спорт с мечтой стать лучше других.

 СХ: Разумеется. Думаю, дело ещё и в выступлениях. Ведь каждый хотел бы выступать на подиуме. По-твоему, как нам решить проблему? Ты не думаешь, что такое решение уже существует?

 ББ: Трудно сказать. После того, как люди увидели экстремальную массу, как ты можешь заставить публику принять что-то меньшее? У некоторых ребят, когда они делают «широчайшие сзади», можно чуть ли не лёгкие увидеть. Придётся снизить стандарты. Кстати, прежде чем я продолжу, сразу скажу, что я ставлю себя в уязвимое положение.

 СХ: Я понимаю. Обещаю, что твоя конфиденциальность тебе гарантирована. Мы просто напишем, что ты — один из известнейших профессионалов. И всё.

 ББ: Да. Окей. Спрашивай тогда.

 СХ: Как ты думаешь, может быть, проблема начнёт решаться, если судьи начнут давать призовые места атлетам с более эстетичными телами?

 ББ: Да, именно так. Это — единственное направление. Без него у нашего спорта нет будущего. Нам нужна эстетика, как у Боба Париса.

 СХ: Верно. Если бы Боб Парис вернулся. Я думаю, проблема в том, что люди должны хотеть видеть такое телосложение, а сейчас у публики в целом и у большинства фанатов бодибилдинга такого желания нет, поэтому у них один критерий победы — объёмы.

 ББ: Я думаю, что у по-настоящему совершенного тела, как у Ли Лабрады, есть какая-то аура, которой нет у того, у кого просто гротескные размеры.

 СХ: Вернёмся к химии — тебе приходится сидеть на ней круглый год?

 ББ: Да, я уже несколько лет не делал никаких перерывов.

 СХ: Сколько тебе раз приходится колоться? Три, четыре раза в неделю?

 ББ: Каждый день.

 СХ: Каждый день тебе приходится вкалывать что-то в собственное тело?

 ББ: Да, каждый день. Хочешь узнать, что я вкалываю? (Далее следует перечисление внутривенных и оральных препаратов. Список настолько длинный, что моя челюсть падает на стол.)

 СХ: И это лишь в межсезонье?

 ББ: Да. Разумеется, я принимаю также *** — он блокирует эстроген и также увеличивает уровень тестостерона. Ну, также *** — четыре раза в день в межсезонье. Это для того, чтобы я мог есть больше калорий. Также пол-таблетки *** — это типа синергиста для гормона роста. За примерно шесть недель до соревнований я начинаю принимать ***, чтобы избавиться от гинекомастии. Несколько лет назад я оперировался по этому поводу, но время от времени она снова появляется. Я принимаю ***, чтобы вывести воду. И время от времени переключаюсь с тяжёлых андрогенов на более лёгкие анаболики типа *** или ***, по 300 мг через день. Так, что ещё? *** — по 200 мг каждый день. Он помогает сделать мышцы более жёсткими, увеличить венозность. Я также принимаю *** — это тоже для жёсткости мышц, и он помогает держать инсулин и гормон роста на одном и том же уровне.

 СХ: Не слабо. Такой перечень!

 ББ: Есть ещё пара препаратов, конечно. Типа ***, который поддерживает половые железы и ***, который стимулирует выработку собственного тестостерона, чтобы у меня там всё не атрофировалось внизу. Ещё, некоторые анти-эстрогены и другие лекарства, которые борются с побочными эффектами тех препаратов, которые я уже называл.

 СХ: Замечал ли ты у себя какое-нибудь ухудшение здоровья, связанное с приёмом этих препаратов?

 ББ: Во время соревнований у меня в моче много крови.

 СХ: Но в межсезонье ты себя сносно чувствуешь, несмотря на приём всего этого?

 ББ: Ну, с недавних пор я сдаю кровь на анализы раз в два месяца.

 СХ: Как у тебя с уровнем холестерина, давлением и так далее? Нормально?

 ББ: Нет, всё повышенное. Давление вообще очень высокое, приходится даже следить за ним, особенно когда я принимаю стимуляторы.

 СХ: Звучит так, как будто ты пол-жизни проводишь с иглой в вене.

 ББ: Приходится идти на это, другого выбора нет. Если хочешь зарабатывать себе на жизнь этим спортом, то приходится делать это.

 СХ: Это как автомобильные гонки, где скорости всё больше и больше, а всё больше аварий, но водители всё равно продолжают в них участвовать, так? Как ты думаешь, сколько у тебя в этом году уйдёт всего денег на химию?

 ББ: Примерно 60,000 долларов, но в следующем году будет ещё больше. В прошлом году мне пришлось добавить ***. Сейчас это самая крутая «добавка» среди культуристов. Видишь, как все эти ребята растут? Ты думаешь, от чего? Именно от него. Можешь не сомневаться. А два года назад… Нет, я не хочу обидеть ***, он прекрасный парень, прекрасный семьянин и всё такое, но ещё два года назад он был плоским, как блин. А теперь он больше, на 8-12 кг. Это всё из-за ***. Он принимает его в жутких количествах. Да как и все мы, впрочем. Я чуть в штаны со страху не мочусь.

 СХ: Вы между собой откровенно говорите о химии?

 ББ: Только с друзьями. Нет, конечно, в зале меня постоянно спрашивают, но я говорю им, что я ем протеин марки ***! Да, мы откровенны.

 СХ: Тебе не кажется, что это нужно держать в тайне, чтобы быть на шаг впереди соперников?

 ББ: Тайн никаких нет. Есть тут один парень, имени его называть не буду, он профессионал, один из самых знаменитых — так вот, он помогает другим профи с этим препаратом, ***. Потому что никто из нас не знает, как его принимать, поэтому все идут к нему. Он помогает нам.

 СХ: Все парни тренируются одинаково?

 ББ: Да, в общем-то. Мы не тренируемся так уж тяжело. Большинство из нас вообще на тренировках чуть ли не спят.

 СХ: Так что, всё дело, получается, лишь в химии? Профи не имеют ни малейшего представления о том, как тренироваться без неё? Как ты думаешь, все профи, из тех, что входят в верхнюю десятку, принимают, в принципе, одни и те же препараты?

 ББ: Да, все мы вводим одинаковые количества, но побеждают, я думаю, те, у кого уровни эстрогена и тестостерона получше от природы. Ну, там, рецепторы и всё такое. Всё дело ведь в генетике. Некоторые более чувствительны к стероидам. Мы оба с тобой можем вколоть себе по 5 мг, но у меня будет одна реакция, а у тебя — другая.

 СХ: Я тебя уже раньше спрашивал, и ты сказал, что всё это — «часть игры», но, всё же, не боишься ли ты, что расплата когда-нибудь придёт?

 ББ: Боюсь. У меня, скорее всего, детей не будет. Мой врач говорит, что у меня снижена активность сперматозоидов. И щитовидка ни к чёрту.

 СХ: По-твоему, сам спорт косвенно пропагандирует употребление допинга?

 ББ: Да, но находятся такие, которые говорят, что, мол, вас же никто не заставляет. Но я об этом с детства мечтал! Я хочу заниматься именно бодибилдингом. Потом, ведь у нас нет другой работы.

 СХ: По-твоему, допинг-контроль, который учредили на Олимпии, является шагом в правильно направлении?

 ББ: Это был шаг в правильном направлении для спорта в целом и, вероятно, шаг в неправильном направлении для карьеры некоторых. Я знаю четырёх ребят, которые должны были «завалить» допинг-контроль. Но они прошли его. Мы умеем проходить тесты на допинг. В следующем году они хотят проверять нас на диуретики. Это не проблема. Мы просто перейдём на плазматические препараты. Всё довольно просто. Всегда найдутся какие-нибудь экзотические стероиды. «Давайте поменяем молекулу в 17-ой позиции, и препарат нельзя будет обнаружить.» *** до сих пор не обнаруживается.

 СХ: Это самое откровенное интервью из всех, которые я брал. Спасибо за откровенность.

 ББ: Пожалуйста. Может, всё дело в том, что я на безуглеводной диете сижу?

 СХ: … и тебя всё достало?

 ББ: Да. Знаешь, с диуретиками вообще сложно бороться. А вообще, всё это выглядит так: лежит кто-нибудь под капельницей и с монитором пульса. Ну, просто представь такую ситуацию. И вот берёшь его и запираешь в какой-нибудь лаборатории, где с ним проводят всякие опыты. А затем быстренько демонстрируешь его на сцене, а потому бегом снова к капельнице. И это — спорт? О тренировках и речи не идёт. Я рекомендую всем читать твой журнал и заниматься натуральным бодибилдингом. Профессиональный бодибилдинг — это сплошная химия. Конечно, стероиды есть во всех видах спорта — и в боксе, и в баскетболе, и в бейсболе, и в футболе.

 СХ: Как долго ты будешь продолжать всё это? Я имею в виду — с такими-то темпами?

 ББ: Я сижу на химии уже… о, господи. Скажу, что если кто-нибудь в ближайшее время умрёт, то это будет ***. Он уже слишком стар, чтобы заниматься таким дерьмом. У него поджелудочная, я знаю, на ладан дышит. Это видно. Я вижу. *** (ещё один известнейший профи) — тоже очень болен. Я понимаю, он хочет сделать много чего хорошего для спорта. Для этого ему нужно победа, это позволит ему сделать много хороших вещей для бодибилдинга как спорта. Но он умирает, а каждое проигранное им соревнование — это как новый удар по нему. Он буквально убивает себя, потому что хочет сделать этот спорт лучше. В конце концов, он либо сдохнет, либо выиграет соревнования.

 СХ: То есть он играет в русскую рулетку?

 ББ: Да, он первым из нас стал употреблять ***. Он не был большим, но у него была эстетика. Такая внешность, что посмотришь на неё и скажешь: «Я тоже хочу таким быть». Ему бы сконцентрироваться на частях тела, а вместо этого он просто становится больше: живот, голова, всё.

 СХ: Да, сейчас на него просто страшно смотреть. Тело, конечно, у него тоже выросло, но и все внутренние органы тоже — они выглядят у него так, как будто их раздули чем-то.

 ББ: Им нужно устроить соревнования — у кого самый большой живот из-за гормона роста.

 СХ: Ещё что-нибудь хочешь сказать?

 ББ: Да. Знаешь, я сейчас даже с трудом соображаю из-за всей этой химии,которая сейчас во мне. Но проблему злоупотребления стероидами замалчивают. А ведь стероиды — это ещё не всё. Нам приходится использовать такие наркотики-стимуляторы, как «speed» и ему подобные. Приходится много принимать диуретиков и прочей дряни, которая вредна для здоровья, и от которой ты себя чувствуешь хреново. Многие принимают кокаин, не потому, что он им нравится — а потому, что на нём сушиться легче, он подавляет аппетит. Химию можно употреблять, а можно ею злоупотреблять. Но на нашем уровне, мне кажется, нас просто эксплуатируют. Они накачивают нас химией по самое горло… или мы сами накачиваем себя ею, чтобы выглядеть монстрами, а затем выходим на подиум — такая наша работа. Но нам ведь почти ничего не платят! Все деньги уходят тем ребятам, которые печатают наши фотографии, производителям добавок, а нам они ничего не дают. А если бы не наши фотографии, что бы они рекламировали?

 СХ: Да, а вам приходится постоянно рисковать жизнью, ради шанса выиграть пару баксов в каком-нибудь шоу.

 ББ: Скажу тебе вот что: некоторые парни, например, ***, подрабатывают проститутками для голубых.

 СХ: Ты уверен?

 ББ: Я знаю. Они так зарабатывают на химию. Точно тебе говорю. Некоторые голубые подходят и прямо говорят: «Эй, ты, ты проводишь со мной ночь, а я тебе даю столько-то баксов». Это всё равно, что какой-нибудь подросток подойдёт к Синди Кроуфорд и скажет ей такое. Но нам, в отличие от неё, приходится соглашаться — и всё ради каких-то 10,000 баксов в месяц! А как ещё мы можем заработать на химию? А иногда с нами за акт прямо химией и расплачиваются.

 СХ: Похоже, вы, ребята, зарабатываете совсем плохо.

 ББ: На одних контрактах не проживёшь. Особенно, если учесть химию, проживание, жратву. Приходится жертвовать своей…

 СХ: … честью?

 ББ: Ха-ха — да, честью, гордостью. В жертву идёт всё. Там где химия, там и проституция. Не надо ребятам делать этого. Пусть посмотрят на себя в зеркало. Пусть знают, что им придётся пожертвовать тем, что их и делает-то мужиком. А вся эта ерунда, которую пишут об «углеводной загрузке» и «натриевой загрузке» — чушь полная.

 СХ: То есть, ты говоришь, что на самом деле они не проводят «натриевую загрузку»? Всё дело в химии?

 ББ: Нередко перед самыми соревнованиями некоторых профи можно встретить в МакДональдсе или жующими пиццу. Это позволительно делать. Конечно, в разумных пределах.

 СХ: Ты много употребляешь добавок?

 ББ: Я вообще их не ем! Ни витаминов, ничего!

 СХ: А ты не думал, что принимая витамины и минералы, ты мог бы защитить себя хоть немного от побочных эффектов всей этой химии, что ты потребляешь?

 ББ: Да, но…

 СХ: …ты можешь себе позволить тратить деньги лишь на то, что с гарантией окажется эффективным, да? На химию.

 ББ: Верно. Почему бы им не учредить приз в один миллион долларов за победу на соревнованиях по бодибилдингу? Это бы сильно помогло спорту. Если бы в наш спорт пришли деньги, то он мог бы превратиться в нечто более привлекательное. А сейчас, к сожалению, люди хотят видеть лишь монстров. Больших, понимаете, монстров. И, как ты сказал, назад повернуть уже невозможно. Скорее всего, саморазрушение бодибилдинга остановить уже невозможно. Он умрёт, а затем мы посмотрим, что произойдёт.

 СХ: Я не хочу, чтобы кто-то из вас умер.

 ББ: Кто-нибудь из нас умрёт. Я гарантирую. В ближайшие годы умрёт много парней.

 СХ: Надеюсь, что допинг-контроль — это шаг в правильном направлении. Может, он повлияет на судей и они начнут давать больше баллов более эстетически привлекательным телам. Если бы судейство вернулось к стандартам вроде Боба Париса, то, я думаю, это бы помогло.

 ББ: Это когда-нибудь случится?

 СХ: Как ты думаешь, когда ты выйдешь из игры?

 ББ: Когда достигну своей цели. Или до тех пор, пока не сдохну на пути к ней.

 СХ: Ты когда-нибудь испытывал нечто, похожее на депрессию или, наоборот, ярость?

 ББ: О, да. Избивал многих людей — терял контроль над собой. Мне сейчас стыдно за это.

 СХ: Когда по твоим венам столько химии течёт, это отражается на мозгах?

 ББ: Да. Кроме того, я чувствую уплотнение здесь, и мне просто страшно, я не знаю, что это такое.

 СХ: Ты регулярно проходишь осмотры у врача?

 ББ: Я сдаю кровь на анализ, а мой врач читает их. Я ведь в них ничего не понимаю. Я просто спрашиваю его, сколько мне ещё осталось жить и что я делаю неправильно?

 СХ: Но он хоть проверяет тебя на магнито-резонансной томографии? Или просто берёт кровь на анализ?

 ББ: Нет. Он смотрит щитовидку, наблюдает за активностью сперматозоидов. Разумеется, у меня уже никогда не будет детей.

 СХ: Ну, может, всё это обратимо, когда ты бросишь…

 ББ: Нет, у меня необратимые изменения.

 СХ: Это печально.

 ББ: Думаю, это случилось в прошлом году. Когда я повысил все дозы, моя щитовидка просто вырубилась. А если я брошу принимать ***, то я растолстею. Мне придётся принимать его до конца жизни. Я уже не могу отказаться от него. Никто из нас не может уже бросить его принимать. Одно за другим — нонстопом. Мы просто делаем то, что необходимо. Ты разве не видишь, что нас эксплуатируют? Они продают нас. Они накачивают нас, выводят на сцену, а затем избавляются от нас. А денежки-то ведь к ним текут. А мы тут загибаемся за кулисами, пока не сдохнем. А они наживаются на этом. Продают нас. Продают наши души, а нам-то что с того перепадает? И даже если ты на химию садишься, то это не гарантирует тебе победы. Тебе нужно ещё кое-что иметь — вот здесь. Но люди, которые заправляют нашим спортом, говорят: «Давай, давай, продолжай». У них карманы уже скоро треснут от денег. Им плевать на нас.

 СХ: Но, ты сказал, такая внешность привлекает женщин?

 ББ: Да, помогает немного, но у меня и до этого с ними не было никаких проблем. У меня было много женщин и до этого. Сейчас, когда я больше, у меня их тоже больше. Но тут есть и обратная сторона — голубые пристают.

 Я хочу сказать всем ребятам, которые хотят «выйти на другой уровень»: тренировки, правильное питание и упражнения помогут вам добиться своего. Но то, что кажется большим для вас, будет маленьким по сравнению с профи. Но, как я уже сказал, большинство скажут про Ли Лабраду, что он — большой парень. Вы можете достичь своих целей, стать больше, женщины на вас чаще западать будут, выглядеть лучше. Может, вы и не выиграете Олимпию, но у вас будет, чем гордиться — без химии. Весь соревновательный бодибилдинг, по большому счёту — это сплошная химия. Война фармакологии. У Андреаса Мюнтцера было что-то, чего у нас не было, мы до сих пор не знаем что. У него был такой рельеф и такая химия, которых не было у нас — но посмотри, что они с ним сделали. Он пал на поле боя. А денежки-то Андреаса прикарманил ***. Нам приходится выживать в этой гонке и рисковать из-за поддельной химии. Когда слышишь, как кто-то из наших говорит: «Я упал и сломал руку», не верь. Это его дилер ему руки поломал за то, что он не заплатил за свою дозу гормона роста.

 СХ: Ты говоришь, что часто ездишь в Мексику покупать химию?

 ББ: Да, я езжу в Мексику. Многие из нас покупают химию во время Европейского турне. (Меняет тему). Допинг-тест не нужен. Посмотрите на Ли Лабраду. Чтобы так выглядеть, не нужно много химии. Пару того, пару этого, и всё. Нам всем придётся сбросить много веса, чтобы выглядеть так, как он.

 СХ: Ориентироваться на более эстетичную внешность. Это — один из самых больших шагов в правильном направлении, которые придётся сделать. Кстати, а разве нет такого препарата, который вводится прямо в мышцу, чтобы увеличить её объём?

 ББ: О, да, это — ***. Я его использовал, чтобы создать пик на бицепсе. А вот ***, так тот вообще его по всему телу вкалывает — в 80 или 100 местах. Сразу скажу, что боль от него — адская. Но предсказать реакцию на него трудно. Ты можешь хорошо выглядеть за 5 дней до шоу, а потом перед самыми соревнованиями он сбивается в комки и бицепсы получаются — видели, наверно, на некоторых ребятах — комковатые, страшно даже смотреть. В нашем спорте всюду нужно подставлять задницу. Нужны деньги, чтобы расплатиться за химию? Подставляй задницу. Хочешь победить? Подставляй задницу. Вот в этом и весь смысл этого спорта. Жесточайшая эксплуатация. Мне бы хотелось, чтобы атлеты зарабатывали больше. Читали в журналах, сколько зарабатывают Майкл Джордан и Майк Тайсон? Почему-то в журналах не пишут, сколько мы получаем. Потому что об этом стыдно говорить. Что мне делать? Продавать свои фотографии?

 СХ: А много ребят продают химию на стороне?

 ББ: О, да. Я этим тоже занимался. Но сейчас с этим намного сложнее.

 СХ: Что-нибудь ещё? Что тебя ещё раздражает, о чём ты хочешь сказать?

 ББ: Ну, меня бесит, что нам приходится принимать столько химии. Мне больше нравилось, как я выглядел в прошлом году. А сейчас они хотят, чтобы мы весили около 122 кг.

 СХ: Как по-твоему, журналы тоже виноваты?

 ББ: Да, они виноваты. Они ничего не пишут о применении химии. Они продают детям фальшивые мечты: мол, кушайте этот протеин и будете выглядеть вот так. А это не правда. Всё упирается в химию, а если будешь заниматься «как чемпион» из журнала, то быстро перетренируешься. Да сейчас все об этом знают. Без химии люди занимаются какое-то время, затем разочаровываются и расстаются со своей мечтой.

 СХ: Какой-то прямо порочный круг.

 ББ: Инсулин — очень опасен. Я прямо сейчас чувствую это. Я сильно устаю, у меня головные боли, слабость. Я с трудом дышу. Плохой это препарат.

 СХ: А чем инсулин опасен? Это ведь просто гормон.

 ББ: Ты можешь умереть прямо на месте. Все из нас побывали в шоке в одно или другое время. Это как по лезвию бритвы ходить.

 СХ: А тебе приходилось в больницу ложиться из-за него?

 ББ: Да, я несколько раз в больнице лежал. Врачам пришлось ввести в меня пол-пачки глюкозы, чтобы я концы не отдал. У меня в печени вообще глюкозы не было, потому что я слишком много инсулина ввёл. Мозгу не хватало глюкозы, я начал засыпать, уходить в кому. Это была самая жуткая боль, которую мне пришлось испытать. Твой мозг просто разрывается. А что я взамен получаю за всё это? Фотографию на обложке журнала? Этого даже недостаточно, чтобы заплатить по счетам. Может, пора уже начать давать что-то атлетам, а не только забирать у них? Если они хотят, чтобы мы были больше, то пусть сделают так, чтобы и мы что-то зарабатывали. Игроки в гольф и то больше нас получают. Недавно прочитал, сколько на родео получают. Им платят по 50,000 баксов за то, чтобы один раз на быке проехаться. И им не приходится колоть в себя стероиды для этого.

 СХ: Да, на родео ты подвергаешься риску всего в течение восьми секунд, а затем всё кончено. Вы же рискуете жизнью круглый год.

 ББ: Да, опасный у нас спорт.

 СХ: Хм… это ещё мягко сказано.

power35.ru

Интервью с бодибилдером Алексеем Шаевым

«Арнольд Классик», или Спортивный фестиваль Арнольда, на сегодняшний день является самым массовым коммерческим спортивным мероприятием. По значимости он второй в мире – после знаменитого фестиваля «Мистер Олимпия». Проводимый с 1989 года, конкурс объединяет в себе несколько дисциплин, помимо основной – бодибилдинга. Это фитнес, гимнастика, борьба, армрестлинг, бокс и т.д. «Арнольд Классик» отличается внушительным призовым фондом: в прошлом году за первое место на фестивале Декстер Джексон получил $130 тыс., автомобиль «Хаммер» и часы «Ролекс»

Алексей Шаев, бронзовый призер фестиваля «Арнольд Классик», чемпион России по классическому бодибилдингу, стал гостем нового «мужского» выпуска журнала.

ЗиФ: С чего началось ваше увлечение бодибилдингом?

А.Ш.: Посещать тренажерный зал я начал с 17 лет, до этого занималсяв секции гребли, а еще раньше – плавания. Фитнес увлек меня больше всего, я и продолжаю им заниматься до сих пор.

ЗиФ: Ваши родители тоже спортсмены?Может, вы пошли по их стопам?

А.Ш.: Нет, мои родители не спортсмены, но приверженцы здорового образа жизни. Они не пьют и не курят. С детства родители приучали меня к здоровому образу жизни. Зимой мы катались на лыжах, летом каждый день отдыхали на речке. Причем до нее было большое расстояние, и мы ходили пешком. И сейчас родители каждый вечер ходят гулять, а многие им завидуют, ведь не все семейные пары в таком возрасте проводят столько времени вместе.

ЗиФ: Родители поддерживают или переживают?

А.Ш.: Мама переживает, говорит: «Хватит испытывать такие нагрузки! Качайся для себя и все. Тебе и так хорошо, зачем тебе сушиться?»

ЗиФ: А был ли у васв подростковом возрасте кумир, которому старались подражать?

А.Ш.: В детстве многие смотрели боевики, гдев ролях были Шварцнеггер, Ван Дамм. Для кого–то они стали кумирами, но мне они просто нравились, я уважал их. Не могу сказать, что я стремился быть похожим на них.

ЗиФ: В прошлом году вы стали бронзовым призером мирового турнира по бодибилдингу «Арнольд Классик». Каковы были ощущения после такой громкой победы?

А.Ш.: Когда я стоял на сцене, и тут объявили третье место, я не осознал своей победы. Для меня даже бронза на таком чемпионате была невероятной. Мне, конечно, многие говорили, что я мог стать вторым и даже первым, но мне было уже все равно. Поехать впервые на чемпионат такого уровня и сразу взять призовое место – дорогого стоит. Плюс впечатления колоссальные, это же Америка – другой мир. Другие люди, другая инфраструктура, другой уровень проведения соревнований, отличный от нашего.

ЗиФ: Есть ли жертвы, на которые приходится идти ради результатов?

А.Ш.: Единственное, чемя жертвую, – это время.Я отдаю много свободного времени спорту, но за это я получаю отличные результаты и наслаждение, выплеск эмоций. Я себя не ущемляю. Правда, приходится порой отказывать друзьям, когда они приглашают на День рождения, но кроме этого я больше ничего не теряю.

ЗиФ: Вы сейчас занимаетесь тренерством в престижном фитнес–клубев Рязани. Когда вам пришла идея учить других?

А.Ш.: Когда я сам пришел заниматься в тренажерный зал, я уже имел опыт в спорте. И так получилось, что ребята всегда спрашивали у меня совета. Потом я добился каких–то результатов в бодибилдинге, эти ребята тоже, и вот мне предложили стать тренером. Мне нравится наблюдать, как люди меняются, и они сами видят, что это происходит. Можно сказать, помогаешь людям, как доктор. Человек приходит к тебе похудеть, но у него помимо проблемс внешним видом есть еще психологические проблемы. Получается, помогаешь избавиться от лишнего веса и, как результат, от комплексов. Приятно осознавать, что благодаря тебе изменилась жизнь человека.

ЗиФ: Какие у вас планы на будущее?

А.Ш.: Не забыватьо спорте и тренировках. Планирую в этом году обязательно выступить на нескольких соревнованиях. Ну и, конечно, буду продолжать тренерскую деятельность.

ЗиФ: Что бы вы пожелали мужской половине читателей нашего журнала в преддверии Дня защитника Отечества?

А.Ш.: Прежде всего – здоровья. Ведь для мужчины это самое главное. Будет здоровье, будет все: заработок, здоровое потомство.

Беседовала Ксения Маренкова

lux-time.ru

о женском бодибилдинге и фитнесе

нассер-эль-сонбати-о-женском-бодибилдинге-и-фитнесе

 

     Дэвид Робсон: Каковы основные изменения в бодибилдинге сейчас относительно 90-х?

     Нассер Эль Сонбати: Лично я не вижу никаких поразительных позитивных изменений. По-прежнему слишком много старых судей. У них все еще прежнее отношение, а большинство из них определяет результат шоу в голове до того, как оно еще началось.

     Призовые на Олимпии и Арнольд Классик увеличились, но в шоу поменьше призовые все те же, даже меньше, если учесть инфляцию.

     К тому же, вознаграждения на Олимпии и Арнольд Классик все еще слишком малы по сравнению с другими видами спорта, с учетом того, что бодибилдеры проходят через невероятное тяжелое физическое состояние, почти на грани смерти. Сейчас у меньшего количества бодибилдеров есть контракты.

     Я не вижу никаких существенных улучшений по призовым у женщин. Даже если некоторые судьи и прочие люди находят женский бодибилдинг непривлекательным, он от этого не перестает являться очень тяжелой работой. Фитнес умрет, потому что эти девушки становятся старше и появляются серьезные проблемы с запястьями, сухожилиями из-за прыжков, а ведь им так мало платят.

     Дивизион «фигура» растет. Потому что там ты можешь потренироваться 1 год и уже попасть на национальный уровень. Поэтому многие девушки стремятся туда, т.к. любят себя показывать, а тренироваться там не нужно так тяжело, как в бодибилдинге и фитнесе.

     «Фигура» – это главный источник дохода для производителей одежды, акссесуаров, и для NPC. Так что они будут вдохновлять все больше и больше девушек соревноваться. Для этого даже не нужны деньги – просто картинка в журнале или интернете. Скоро на американских и других национальных шоу мы увидим более 500 участниц, относящихся к этому формату. Нашествие цветастых купальников.

 

     Дэвид Робсон: Если «фигура» – это, как ты сказал, будущее женских соревнований, то что станет с женским бодибилдингом?

     Нассер Эль Сонбати: Я говорил со многими судьями NPC, и они говорили мне, что им на самом деле без разницы, если у девушки хорошо развиты руки или голени, есть у нее пропорции или нет. Все что их интересует – это сиськи и жопа. Если девчонка выглядит хорошо, то это все, что им нужно.

     Их не впечатляет форма участниц, их физические достижения или степень развития мускулатуры на сцене или вне ее. Многие из них выглядят более мускулисто, чем сами судьи, так что они, особенно судьи-мужчины, не всегда считают такой вариант привлекательным.

     Они скорее предпочтут одну из девушек, выступающих в классе «фигура», потому что она выглядит для них физически более привлекательно. Это просто физиологический момент.

     Когда тебе, меня или любого другого мужчину спросят, кого мы предпочтем: девушку с действительно мускулистым телом, но с лицом «не очень» (или даже, может быть, ей в пору брить лицо), либо девушку, которая менее мусклистая и жесткая, но более женственная, с привлекательным лицом, то понятно, что мы выберем второй вариант.

     То же самое и у судей. Еще это связано с продажей билетов. Что предпочтет смотреть обычный парень – соревнования по женскому бодибилдингу, «фигуре» или фитнесу? Большинство предпочтет «фигуру».

 

     Дэвид Робсон: Женский бодибилдинг все больше отдаляется от мейнстрима?

     Нассер Эль Сонбати: Конечно, я уверен в этом. Мы должны отдать этим женщинам все возможное почтение за то, как тяжело они тренируются и доводят свои тело до запредельных физических кондиций. Они определенно тренируются куда тяжелее и дольше, чем участницы конкурсов по «фигуре». Но в итоге я не думаю, что они получат большее признание на словах или финансово, чтобы возместить свои усилия.

     Независимо от того, как много они делают, насколько сильно раскачаны их спины, как жестки их ноги, большинство парней, включая судей, будут предпочитать более мягкий, женственный тип фигуры конкурсанток.

     Я не хочу критиковать категорию «фигура», но многие девушки там – бывшие стриптизерши, не все, но многие. Они просто перешли из стрип-клуба на сцену соревнований по «фигуре». Вся разница только в том, что «фигуристки» поднимают немного более тяжелые отягощения и делают немножко больше кардио, чем они уже и так делали в своей жизни, так что изменения в их внешнем виде происходят не такие уж заметные.

     Я не говорю, что все «фигуристки» - стриптизерши, но у многих из них есть в прошлом опыт «экзотических танцев». Забавно то, что потренировавшись год-два они уже могут попасть на национальный уровень, а если у них хорошая генетика, то выход на международный профессиональный уровень возможен за 2-3 года.

     Женщине, которая занимается бодибилдингом, нужно 10 лет, чтобы попасть на такой уровень, а сделав это, она еще и здоровье себе допингом подпортит. А в фитнесе, если у тебя хорошая генетика и тебе 20-25лет, то все нормально, ну а если тебе на 10 лет больше?

     Будешь ты делать все эти их прыжки, кульбиты в 35 лет? Нет. Ты лучше пойдешь в «фигуру», потому что это меньший стресс для твоих суставов и сухожилий, это менее опасно. Рано или поздно все перейдет в направлении класса «фигура», а у промоутеров будут хорошие продажи билетов на таких соревнованиях.

     Каждая участница конкурсов «фигура» может купить так называемую карту NPC за 50 долларов за год, чтобы участвовать в соревнованиях на любительском уровне. А таких девушек могут быть тысячи. Так что это лучший источник дохода для промоутеров как на любительском, так и на профессиональном уровне.

 

 

Первоисточник

Перевод: http://i-pump.ru/

Понравилось? Поделись с друзьями!

i-pump.ru

Интервью с Джеем Катлером, 2001 год, bodybuilding com

 

     bb.com: Поздравляем тебя со вторым местом на Мистер Олимпия 2001! Ты появился почти из ниоткуда и едва не одолел Ронни Колемана. Как ты себя чувствуешь, заняв второе место?

     Джей Катлер: Я необычайно счастлив, т.к. действительно напряженно работал последние несколько лет. Я знал, что в итоге потраченное время и преданность окупят себя. Если честно, то думаю, что никогда не готовился так усиленно ни к одним соревнованиям, и результат меня очень радует.

 

    bb.com: У тебя нет ощущения, что ты должен был выиграть?

     Джей Катлер: Скажем так, Ронни выиграл, и я стал вторым. Это все, что можно сказать о ситуации. Я имею в виду, что можно конечно сравнивать, говорить, что я превосхожу его в определенных моментах, а он меня – в других. Очевидно, что судьи все это учли, когда дали ему первое место, а мне – второе.

 

     bb.com: Таким образом, я полагаю, что ты просто должен жить с этим до следующего года. Согласно мнению судей, ты обошел Ронни в раунде по оценке мускулистости и симметрии, а он превзошел тебя в раундах позирования. Получается, что твое тело лучше, но Ронни опытнее в позировании? Разве не должно выиграть лучшее тело?

     Джей Катлер: Да, обычно оценивают так, но, как я уже сказал, он стал первым, а я – вторым, и я не хочу умолять достижения Ронни.

 

 

     bb.com: Отчасти это связано с тем, что чрезвычайно тяжело победить действующего Мистера Олимпия.

     Джей Катлер: Да, это так. Такого уже давно не было. Я думаю, что дал ему самый сильный толчок из всех, и потенциально Мистер Олимпия 2002 может стать битвой между ним и мной. Я беспокоюсь об том, чтобы превзойти самого себя больше, чем о том, как подготовится Ронни. Если я выйду в своей абсолютно лучшей форме, то выиграю Мистер Олимпия 2002.  

 

     bb.com: У тебя есть планы по участию в конкурсах в этом году? Или ты просто сконцентрируешься на подготовке к Мистер Олимпия 2002?

     Джей Катлер: На самом деле, я не могу точно сказать. Прямо сейчас мне предстоит много гостевых позирований, у меня множество обязательств. Я сконцентрирован на разработках ISS и маркетинге двух моих любимых продуктов: протеина ISS ProM3 и ISS Zenotrope. Они были выпущены в период моей подготовки к Олимпии. Эти продукты значительно изменили рацион моих добавок, и сейчас, заняв столь высокое место, у меня будет идеальный момент для продвижения этих продуктов на рынке.

 

     bb.com: Многие в мире бодибилдинга сфокусированы сейчас на тебе.

     Джей Катлер: Да, и я собираюсь воспользоваться этим преимуществом.

 

     bb.com: Какие добавки помогли тебе больше всего?

     Джей Катлер: Я использовал ISS ProM3 и ISS Zenotrope. Еще я применял ISS Diurlean, который не содержит эфедрина. Это главным образом растительный жиросжигатель и диуретик. Я смешивал его с ISS Zenotrope. Конечно, я также применял креатин и глютамин, как и большинство парней часто делает. Еще мультивитамины. Но главным для меня был ProM3, который я использовал 3 раза в день, когда готовился к шоу. Смесь Zenotrope и Diurlean я употреблял 2 раза в день перед каждой тренировкой. Это многое изменило.

     Что касается добавок, я уверен, что качество важнее количества. Я могу употреблять меньше порций протеина в день, потому что в ProM3 50гр протеина в порции. Раньше я принимал 75-80 гр протеина за раз, но теперь, с ProM3, мне необязательно так поступать, потому что качество белка в этом случае гораздо выше. Он усваивается в организме немного медленней, т.к. смесь состоит из трех видов протеина. Меньше калорий, меньше жира, очень мало сахара.

 

     bb.com: Что именно изменилось в твоей подготовке к Олимпии этого года?

     Джей Катлер: Время. Я никуда не ездил последние 10 недель перед шоу. Это стало моим преимуществом. Я мог отдыхать, когда мне это было нужно. Я провел все мои гостевые позирования во вне сезона и потом получил время для нормальной подготовки к соревнованиям. Я всегда говорил, что как только я смогу выложиться на 100% для подготовки к конкурсу и отложить другие обязанности в сторону, то получится хороший результат. Однако, тут тяжело предсказывать. На одном конкурсе получается так, а на другом – эдак. Надеюсь, что смогу продолжить преуспевать и становиться лучше. Не обязательно – больше… качество важнее. Тут ведь дело не в размерах. Важно качество мышц, качество тренировки. Всего. Нужно улавливать детали в этом спорте. Надо иметь и размеры, и детализацию. Думаю, у меня они теперь есть. Надеюсь, в следующем году я лучше отработаю мое позирование, и дела пойдут лучше.

 

 

     bb.com: Каково это – победить парней, которые были твоими кумирами, будучи на годы моложе их?

     Джей Катлер: Приятные ощущения. Это тяжело объяснить, но когда ты действуешь, то об этом особо не задумываешься, потому что после шоу возвращаешься в зал тренироваться. Твоей следующей задачей является маркетинг, стремление вперед и достижение успеха. Я всегда ставил реальные задачи. На самом деле я не думаю о тех парнях, которых побеждаю, потому что борюсь не против них, а с самим собой.

Джей-Катлер

     bb.com: Некоторые думают, что несколько участников (не ты) использовали Cинтол в этом году. Как думаешь, это правда? Как ты к этому относишься?

     Джей Катлер: Я не знаю… Имею ввиду, что не могу судить просто по внешнему виду. Конечно, я знаю некоторых парней, которые пользуются Синтолом, но мне кажется, что это тупость. Это одна из тех причуд, которые приходят и уходят. Я просто думаю, что это еще одна глупая штука, которую люди используют в бодибилдинге в поиске коротких путей. По общему мнению, Синтол должен стать запрещенным веществом, а те, кто его используют, должны быть дисквалифицированы.

 

 

    bb.com: Пресс конференция перед Олимпией в этом году чуть не переросла в потасовку между некоторыми из профи. Что ты 

думаешь по поводу некоторых вопросов, которые там поднимались? Какие впечатление от этих ребят?

     Джей Катлер: Вопрос судейства. Все время одно и то же, поднимаются одни и те же вопросы, но вот у меня по этой теме проблем нет. Очевидно, что выиграть должен лучший, вот и все. Это не изменится. Люди могут высказывать свое мнение. Знаете, Ронни занимал правильную позицию. Он не жаловался, когда его ставили последним. Просто приходите в должной форме и побеждайте. Если вам не нравится то и это, убирайтесь. Вот и все, что я могу сказать.

     Шон (Рей) все говорит и говорит о смене судей, том и этом. Я имею в виду, что он в ТОП-5 уже много лет. Ему ли жаловаться? Он успешен в том, что он делает, он умный бизнесмен. Эти вопросы продолжают поднимать, но ничего не меняется. Ничего и не изменится. Нас судят субъективно. Вас всегда могут не одобрить чужие поклонники или судьи или еще кто-нибудь. Кто сказал, что я должен быть на втором месте? Найдется много людей, кто согласится с принятым решением, но будет и масса других, которые скажут, что Ронни никак не мог победить. Кто-то может сказать, что я даже близок к нему не был. Людям кажется по-разному, наш спорт субъективен.

 

 

     bb.com: Ты дружишь с кем-то из других профессиональных бодибилдеров?

     Джей Катлер: Я с ними в дружеских отношениях, но, на самом деле, ни с кем из них не зависаю. У нас у всех плотный график, в этом дело. Я в поездках почти каждые выходные в году, а когда нет, то мне хочется провести время дома. Я не люблю слишком часто быть вне дома. Мне нравится проводить много времени с женой, нам нужно время, чтобы побыть вдвоем. Она в основном является поддержкой в моей карьере.

 

 

     bb.com: Что еще происходит в твоей жизни вне бодибилдинга?

     Джей Катлер: Прямо сейчас я в основном занят запуском своей страницы в интернете, а когда я свободен, то мы идем на пляж или в кино. Жизнь за рамками бодибилдинга существует, но я тренируюсь 2 раза в день, и мне это нравится. Это то, чем я наслаждаюсь. Я – соревнующийся бодибилдер. Мы тренируемся вместе с женой. Все это для меня бизнес. Помимо работы и тренировок, я не делаю ничего экстраординарного. Некоторые люди отвисают с друзьями. Вероятно, я делаю все, кроме этого. Мы встречаемся с людьми тут и там, но не выпиваем, не тусуемся и все в таком роде.

     bb.com: Каков обычный день Джея Катлера?

     Джей Катлер: Я встаю и выгуливаю своих собак, завтракаю, потом отвечаю на электронную почту. Далее иду в зал тренироваться, после этого иду домой есть. Затем возвращаюсь за компьютер, снова отвечаю на почту, занимаюсь бизнес-вопросами, езжу на почту, перезваниваю людям, а потом, после обеда, возвращаюсь в зал. После 5 вечера ужинаю, в районе 8 часов в большинство рабочих дней жена возвращается домой. Мы идем в кино или сидим дома и смотрим телевизор либо читаем. Иногда выезжаем, чтобы перекусить или что-то в этом роде. Вот таков в основном мой обычный день. С пятницы по воскресенье я почти всегда в поездках на гостевых позированиях или семинарах. В большинство недель я дома только с понедельника по четверг, и в эти дни я тренируюсь 2 раза в день. В поездках я тоже тренируюсь, но обычно только раз в день, рано утром. Потом я делаю свои рабочие дела и лечу домой. Вот и все.

 

     bb.com: Как ты начал заниматься бодибилдингом? Что вдохновило тебя стать одним из топовых профессиональных бодибилдеров мира?

     Джей Катлер: Когда я начал заниматься с отягощениями в колледже, то увидел у себя значительный потенциал. Я выиграл национальный подростковый турнир. С этого момента я стал трансформироваться. Финансовый успех тоже сыграл большую роль. В бодибилдинге я начал зарабатывать с 21 года, был на контракте с Вейдером с 22 лет до прошлого года, потом подписал контракт с ISS. Деньги и прекрасная поддержка от поклонников всегда поддерживали мое желание заниматься бодибилдингом. Я начал получать письма от фанатов и это дало мне мощный толчок. После этой Олимпии поклонники так поддерживают меня. Это заставляет меня хотеть большего! У меня за спиной прекрасная компания, которая поддерживает меня. У меня есть такие замечательные люди, как моя жена и несколько действительно хороших друзей.

     Я должен продолжать двигаться дальше, пока у меня есть возможность, но, в то же время, нужно следить за здоровьем. Здоровье – это та вещь, к которой я всегда внимателен. Моя жена работает в индустрии здравоохранения. Я имею в виду, что дела у нас идут очень хорошо. Я очень счастлив.

Понравилось? Поделись с друзьями!

i-pump.ru

"Быть в команде Спарта - это престижно!". Интервью с бодибилдером Адамом Абакаровым |Спарта Ростов-на-Дону

Адыгея

Алтай

Алтайский край

Амурская область

Архангельская область

Астраханская область

Белгородская область

Брянская область

Бурятия

Владимирская область

Волгоградская область

Вологодская область

Воронежская область

Дагестан

Еврейская АО

Забайкальский край

Ивановская область

Ингушетия

Иркутская область

Кабардино-Балкария

Калининградская область

Калмыкия

Калужская область

Камчатский край

Карачаево-Черкесия

Карелия

Кемеровская область

Кировская область

Коми

Костромская область

Краснодарский край

Красноярский край

Крым

Курганская область

Курская область

Ленинградская область

Липецкая область

Магаданская область

Марий Эл

Мордовия

Москва

Московская область

Мурманская область

Ненецкий АО

Нижегородская область

Новгородская область

Новосибирская область

Омская область

Оренбургская область

Орловская область

Пензенская область

Пермский край

Приморский край

Псковская область

Ростовская область

Рязанская область

Самарская область

Санкт-Петербург

Саратовская область

Саха (Якутия)

Сахалинская область

Свердловская область

Севастополь

Северная Осетия — Алания

Смоленская область

Ставропольский край

Тамбовская область

Татарстан

Тверская область

Томская область

Тульская область

Тыва

Тюменская область

Удмуртия

Ульяновская область

Хабаровский край

Хакасия

Ханты-Мансийский АО — Югра

Челябинская область

Чечня

Чукотский АО

Ямало-Ненецкий АО

Ярославская область

spartapro.ru

Интервью с ростовским бодибилдером Сергеем Калюжным |Спарта Ростов-на-Дону

Сергей Калюжный - выступающий спортсмен-бодибилдер, постоянно занимающий призовые места на соревнованиях Юга России с 2011 г. Большая проделанная работа над собой, самодисциплина и активная тренерская деятельность в клубе Alex Fitness делает Сергея активным пропангидистом бодибилдинга. Мы предлагаем вашему вниманию интервью с этим замечательным человеком, история жизни и размышления которого наверняка вдохновят вас на свои собственные достижения.

1. Классический вопрос, который задается на старте интервью: как начался путь к спорту, что увлекало в детские и юношеские годы?

Тяга к занятиям спортом была еще с малых лет. Так как в школьные годы жил в деревне, то особого выбора спортивных секций не было. Поэтому занимался тем, что было. В основном, это были игровые виды спорта: волейбол, футбол, баскетбол и настольный теннис. Но уже тогда больше была тяга к развитию силы. Во всем виноват Шварценеггер со своими фильмами, столь популярными в то время.

2. В какой момент приняли решение заняться бодибилдингом и когда впервые стали тренироваться?

В 2003 г., когда поступил в колледж в г. Новочеркасске для получения профессии учителя физкультуры. Тогда-то и появилась возможность посещать тренажерный зал, благо в городе их было несколько и в том числе при колледже тоже. Но из-за нехватки знаний, мне посоветовали заняться тяжелой атлетикой. Чем я и прозанимался 3.5 года у замечательного тренера Глушко Валентина Ивановича. Выполнив норматив КМС и заложив кое-какую силовую базу, по окончанию учебы я перебрался в Ростов. Возобновив тренировки в скором времени, я получил травму позвоночника, и с тренировками завязал. Начал работать в небольшом зальчике на Северном и попутно потихоньку риабелитировать себя. Ребята занимающиеся в зале частенько спрашивали "не хочу ли я выступить на местных соревнованиях?" или "почему я еще не выступаю?". Но я все время отнекивался, так как никогда не было таких мыслей. Просто занимался в кайф и больше ничего не надо было. В 2010 г. когда ребят и разговоров подначивающих меня попробывать выступить стало уже черезчур много, я все таки решил это сделать. Но лишь весной 2011г. на "Кубке дона" (Сергей стал в 2011м году 1м на Кубке Дона и 2м на соревнованиях "Самсон" - прим. ред.). Вот, конец 2010, начало 2011г и можно считать началом моей карьеры в бодибилдинге.

3. В чем для вас смысл соревнований? Как вы решили стать выступающим бодибилдером и что это для вас значит?

На первых соревнованиях смысл был именно соревновательный: хотелось стать самым лучшим и победить над всеми остальными участниками. Но так как в этом виде спорта оценки часто носят крайне субъективный характер, то теперь соревнование для меня происходит только в моей собственной голове. И задача стоит только одна - сделать идеальную форму для самого себя и быть лучше, качественнее, чем в предыдущих соревновательных сезонах! В первую очередь мне это дает знания и опыт, а все остальное второстепенно). Я кайфую и как спортсмен и как тренер от всего, что я делаю.

4. Кто для вас был мотиватором и является им теперь? Важна ли на Ваш взгляд внешняя мотивация или достаточно самодисциплины?

Раньше конкретного мотиватора не было. Достаточно было просто посмотреть на фото или видео профессионалов бодибилдинга и уже хотелось быть похожим на них. Сейчас конечно все по другому. Мотиваторами для меня являются обычные люди, которые приходят ко мне на занятия. И не важно с какой целью, похудеть или набрать или же с соревновательными амбициями! Все они мотивируют меня быть лучше и не только в физическом, но и моральном плане! Я стараюсь быть максимально полезным для них и помогать в достижении результата. А что касается дисциплины и силы воли, то без них в нашем спорте делать нечего. Из них состоит львиная доля успеха в бодибилдинге!

5. Расскажите о вашем рационе питания и какую роль в нем занимает спортивное питание?

Мой рацион питания довольно прост. Это в основном филе курицы, яйца, овсянка, рис, гречка, овощи и различные нерафинированные масла. Также иногда включаю рыбу, говядину и редко свинину. Разница лишь в количестве макронутриентов, в зависимости от фазы тренировок, межсезонье или соревновательный период. Спортивное питание в моем рационе играет определенную роль, но я стараюсь делать упор на натуральную пищу. Если по добавкам, то это протеин, креатин, BCAA, витамины и минералы.

6. Если бы предоставилась возможность, то какую бы профессию вы бы освоили помимо тренерской деятельности?

Психология! Наше сознание может творить чудеса! У меня, кстати, была возможность заниматься психологий всерьез и я даже окончил 1-й курс ИУБиП по специальности "психология", но по семейным обстоятельствам пришлось бросить учебу и идти работать.

7. Что вызывает у вас интерес кроме спорта и как вы относитесь к идее всестороннего развития человека?

Так как спорт занимает практически все мое время, то остальное время я трачу на свою семью, созданием которой сейчас и занимаюсь. Без сомнений, человек должен быть всесторонне развитым! Таково нынешнее время. Заниматься и увлекаться чем-то одним, имея доступ к информации разного рода и направленности, сейчас не актуально! Это как часовой механизм, чем больше всевозможных шестеренок и маятников, тем наша жизнь насыщенней и интересней! Но специалистом человек должен быть только в чем-то одном. Это уж точно!

8. Какие цели ставите перед собой в спорте и в жизни? Чего хотитет добиться?

В спортивной карьере у меня есть только одна цель и довольно скромная - стать чемпионом России)). Ну, а в целом, хотелось бы свой тренажерный зал и свою команду выступающих спортсменов и спортсменок и не только в бодибилдинге.

9. Чтобы вы пожелали начинающим спортсменам?

Начинающим спортсменам пожелания конечно же самые простые, но эффективные. Ставьте перед собой реальные цели, соблюдайте режим питания, держите железную дисциплину и будьте честными перед самими собой.

Всем мир!

С Сергеем Калюжным беседовал медиаредактор компании Спарта А. Соловьев

spartapro.ru

Шон Роден - Интервью с бодибилдером

Каким образом у тебя происходит послесоревновательный переход к межсезонью? Как умерить прирост массы тела в межсезонье?

 

Шон Роден: Я стараюсь не набрасываться на ту пищу, которой длительное время не было в моем рационе. После победы на «Тампа Про» в прошлом году, все, что мне хотелось—это булка с отрубями и чаша овсяной каши. Я обхожу стороной любую пищу и напитки, содержащие большое количество сахара. Стараюсь соблюдать грамотный план питания, питаться правильно круглый год, не испытывая при этом сильной тяги к сладкой или жирной пище, поэтому никаких существенных колебаний веса после соревнований не происходит.

 

Используешь ли ты методики типа гигантских сетов для каких-либо частей тела? Они весьма эффективны, хотя и быстро изнуряют. То же самое можно сказать о таких способах повышения интенсивности, как метод отдых-пауза и негативные повторения. Что ты посоветуешь для поддержания интенсивности и работоспособности на должном уровне?

 

Шон Роден: Все методы для повышения тренировочной интенсивности попадают в категорию «лучшее - враг хорошего». С их помощью можно преодолеть «плато», либо добавить немного разнообразия в тренировочный процесс, но если использовать эти принципы постоянно, то можно и навредить. Перетренированность наступает потому, что в деле построения тела невозможно все время держать ногу на педали газа. Иногда нужно дать организму поработать и на холостых оборотах, либо вообще сдать назад.

 

Читайте другие статьи, знакомьтесь с методами интенсификации тренировок и тем, каки когда грамотно их использовать в рамках своей тренировочной программы. Изредка я прибегаю к суперсетам, но делаю это скорее для того, чтобы добавить детализации мышцам, либо ужать тренировку по времени, я приверженец стандартных подходов. Используйте суперсеты, дропсеты и прочие вещи, но не стоит полагаться на них постоянно.

 

Как ты поддерживаешь свой прогресс?

Шон Роден: Я всегда помню о том, что бодибилдинг — это марафон. Не важно, стоишь ли та на сцене «Олимпии» или занимаешься для себя, достижение хорошей формы занимает много времени. Я также стараюсь не забывать, что мой основной «конек» — эстетика линий, поэтому не гонюсь за массой. Все, чего я стараюсь достичь в первую очередь — это стабильный прогресс. Каждый год я стараюсь добавить несколько килограммов и продемонстрировать более высокое качество мускулатуры. Я могу вносить изменения в план питания, но это происходит довольно редко и зависит от тога что считает по этому поводу Крис Ацето. Только неторопливый и методично подходящий к делу, в конечном счете, выигрывает в бодибилдинге. Поэтому не теряйте голову, пытаясь поторопить события. 

 

Источник: power-body.ru

 

www.xn-----6kcbaaw4bkbc8afo1d7d7d.xn--p1ai